1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 956

Суды решили так (УСН) («Малая бухгалтерия», № 03, 2014 г.)

Имущество, полученное в безвозмездное пользование, приводит к возникновению доходов для целей применения УСН

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.02.2014 по делу № А58-1964/2013)

Организация на УСН получила в безвозмездное пользование производственную базу, однако в состав доходов ее стоимость не включила. Это обстоятельство, установленное в ходе выездной проверки, стало поводом для доначислений. При этом для определения суммы недостающего «упрощенного» налога инспекторы взяли за основу цены из договоров аренды, по которым налогоплательщик передавал в аренду спорный объект недвижимости. Посчитав, что произведенный налоговым органом расчет дохода не соответствует требованиям ст. 40 НК РФ, налогоплательщик обратился в суд.

Суды трех инстанций приняли фискальную сторону на следующих основаниях.

Для целей применения УСН учитываются доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущества, имущественных прав, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ (п. 1 ст. 346.15 НК РФ).

Внереализационными доходами, в частности, признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ (п. 8 ст. 250 НК РФ).

Президиумом ВАС РФ выработаны рекомендации по применению указанных норм права в п. 2 информационного письма от 22.12.2005 № 98 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации».

Согласно этим рекомендациям налогоплательщик, получающий в безвозмездное пользование имущество, включает в состав доходов доход в виде безвозмездно полученного права пользования имуществом, определяемый исходя из рыночных цен на аренду идентичного имущества с учетом положений ст. 40 НК РФ.

Так, согласно п. 1 ст. 40 НК РФ для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки, если иное не предусмотрено этой статьей. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Арбитры установили, что организация получила от другого юридического лица по договору в безвозмездное пользование производственную базу (контора, гараж, котельная, подсобные строения), которую затем передала в аренду на основании нескольких договоров, определив в каждом из них конкретный размер арендной платы. Именно эти суммы были приняты налоговиками для определения рыночной стоимости аренды спорного объекта недвижимости и, соответственно, полученной налогоплательщиком экономической выгоды от его использования.

Судьи признали такой подход правомерным, ведь фактически использовались цены по тождественному имуществу (не важно, что это был один и тот же объект), и пришли к выводу об отсутствии необходимости применения иных методов, установленных ст. 40 НК РФ.

Для использования права на применение пониженных тарифов страховых взносов упрощенец не вправе суммировать доходы, полученные им по отдельным льготируемым видам деятельности

(Постановление ФАС Поволжского округа от 30.01.2014 по делу № А65-4392/2013)

Организация на УСН осуществляла два вида деятельности, при которых возможно применение пониженных тарифов страховых взносов: оказание персональных услуг и оказание косметологических и медицинских услуг. Суммарная доля доходов от предоставления данных услуг составляла более 70% в общем объеме доходов. На этом основании организация уплачивала взносы в Пенсионный фонд в пониженном размере.

Данный факт, установленный управлением ПФР в ходе выездной проверки, обернулся доначислением взносов по общим тарифам. Без штрафа и пеней тоже не обошлось. Основанием послужило то, что доля доходов по каждому из двух льготируемых видов деятельности в отдельности была менее 70%, а сложение долей доходов законодательством о страховых взносах не предусмотрено.

Организация с решением фонда не согласилась и подала иск в суд, однако проиграла спор в трех инстанциях. Доводы у арбитров были следующие.

Упрощенцы, занимающиеся видами деятельности, предусмотренными п. 8 ч. 1 ст. 58 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон о страховых взносах), вправе применять пониженный тариф страховых взносов. Чтобы воспользоваться данной льготой, необходимо соблюдение двух условий:

— основным видом экономической деятельности организации, применяющей УСН, должен быть один из видов деятельности, предусмотренных п. 8 ч. 1 ст. 58 Закона о страховых взносах;

— доля доходов от реализации продукции и (или) оказанных услуг по данному виду деятельности должна составлять не менее 70% в общем объеме доходов

При этом сумма доходов определяется в соответствии со ст. 346.15 НК РФ.

В рассматриваемом случае доля доходов от предоставления персональных услуг (услуги салонов красоты и фитнеса) составляла 65,2%, а доля доходов от косметологических и медицинских услуг — 5,2%.

Следовательно, доля доходов по каждому из двух льготируемых видов деятельности была менее 70% в общем объеме доходов.

Поскольку организацией не было выполнено одно из условий для применения пониженных тарифов, арбитры пришли к выводу, что основания для признания незаконным решения ПФР отсутствуют.

При покупке муниципального имущества упрощенец признается налоговым агентом по НДС

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.01.2014 № Ф03-6365/2013)

Индивидуальный предприниматель на УСН приобрел муниципальное имущество (нежилые помещения) в порядке приватизации. Данные объекты недвижимости не были закреплены за муниципальными предприятиями. Цена договоров купли-продажи, заключенных с городской администрацией, была определена без учета НДС.

Инспекция в ходе выездной налоговой проверки посчитала, что при возникшей ситуации бизнесменом фактически были приобретены нежилые помещения, которые использовались им в предпринимательской деятельности (сдавались в аренду). В связи с чем на основании п. 3 ст. 161 НК РФ предприниматель признавался налоговым агентом, обязанным исчислить и уплатить НДС в бюджет, однако не сделал этого. Доначислений избежать не удалось.

Налогоплательщик с фискальным решением не согласился и обратился в суд, где пытался доказать, что недвижимость была приобретена им не как индивидуальным предпринимателем, а как физическим лицом. Арбитры доводов коммерсанта не оценили, и вот почему.

Установлено, что при реализации на территории РФ муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятия­ми и учреждениями, составляющего муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования, налоговая база определяется как сумма дохода от реализации (передачи) этого имущества с учетом НДС. В этом случае налоговыми агентами признаются покупатели указанного имущества, за исключением физичес­ких лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Названные лица обязаны исчислить расчетным методом, удержать из выплачиваемых доходов и перечислить в бюджет соответствующую сумму налога (абз. 2 п. 3 ст. 161 НК РФ).

Коммерсант ссылался на то, что в договорах купли-продажи он не обозначал себя в качестве индивидуального предпринимателя, администрации им была уплачена рыночная стоимость имущества, которая включала НДС.

Арбитры достоверно установили, что спорные помещения использовались налогоплательщиком в предпринимательской деятельности (сдавались в аренду). В связи с этим вывод налогового органа о признании бизнесмена налоговым агентом при исчислении НДС и уплате его в бюджет являлся правомерным. При этом указанный налог является частью платы за приобретаемое имущество, которая согласно положениям НК РФ должна перечисляться не продавцу, а непосредственно в федеральный бюджет.

Налоговые органы не уполномочены запрещать или разрешать налогоплательщику применять УСН

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.01.2014 по делу № А56-1486/2013)

Фискалы провели выездную проверку индивидуального предпринимателя, пришли к выводу о неправомерном применении им УСН и доначислили налоги в рамках общей системы налого­обложения. Проверяющие указали, что уведомление о переходе на спецрежим к ним не поступало и декларации по «упрощенному» налогу коммерсант не сдавал (отчеты были представлены лишь в ходе проверки).

Налогоплательщик оспорил решение инспекции в арбитражном порядке и одержал победу в трех инстанциях. Судьи признали доначисления незаконными на следующих основаниях.

По общему правилу переход к УСН или возврат к общему режиму налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно, в порядке, предусмотренном главой 26.2 НК РФ (п. 1 ст. 346.11 НК РФ). Для этого в период с 1 октября по 30 ноября года, предшествующего году, начиная с которого осуществляется переход, в налоговый орган по месту своего нахождения (месту жительства) подается соответствующее заявление (ст. 346.13 НК РФ в редакции, действовавшей в проверяемый период).

Согласно правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума ВАС РФ от 07.10.2008 № 6159/08, переход на УСН при соблюдении установленных ст. 346.11—346.13 НК РФ условий осуществляется добровольно, а подача заявления о переходе на эту систему налогообложения носит уведомительный характер.

Таким образом, применение УСН не зависит от решения налогового органа и не связано с ним, так как инспекторы не уполномочены запрещать или разрешать налогоплательщику применять этот спецрежим.

Судьи указали, что отсутствие заявления налогоплательщика о переходе на «упрощенку» при совершении иных действий, свидетельствующих о применении данной системы, не влечет запрета в ее применении и возникновения обязанностей по уплате налогов в рамках общего режима.

Инспекция в ходе проверки не учла, что в спорном периоде предприниматель при реализации товаров в товарных накладных указывал их стоимость без НДС, платежными поручениями контрагентов также подтверждается, что счета выставлялись без НДС. Предприниматель заявлял налоговому органу в ходе проверки и пояснил суду, что не выделял суммы НДС в счетах-фактурах, так как применял «упрощенку». Налоговые декларации по НДС заявителем не подавались, книги покупок и продаж, журналы регистрации выставленных и полученных счетов-фактур не велись. Данные обстоятельства, по мнению арбитров, свидетельствовали о том, что коммерсант относил себя к плательщикам не налогов по общей системе, а единого налога по УСН.

Нарушение срока уведомления инспекции об отказе от УСН не является основанием для признания перехода на общий режим незаконным

(Постановление ФАС Центрального округа от 16.01.2014 по делу № А68-276/2013)

Организация находилась на «упрощенке» четыре года (с момента создания). Начиная с пятого года работы она перешла на общий режим и по итогам I квартала представила в инспекцию декларацию по НДС с налогом к возмещению. Фискалы отказали. Основание — неправомерное заявление налоговых вычетов ввиду применения УСН. Организация с выводами инспекторов не согласилась и обратилась в суд.

Суды трех инстанций приняли сторону налогоплательщика, отметив следующее.

Переход к упрощенной системе или возврат к общему режиму налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, преду­смотренном главой 26.2 НК РФ (абз. 2 п. 1 ст. 346.11 НК РФ). Оба этих действия зависят от волеизъявления налогоплательщика, а не от разрешительных действий налогового органа.

Упрощенец вправе перейти на иной режим налогообложения с начала календарного года, уведомив об этом инспекцию не позднее 15 января года, с начала которого запланирован переход (п. 6 ст. 346.13 НК РФ).

Таким образом, НК РФ устанавливает правила выбора налогоплательщиком определенных систем налогообложения в зависимости от условий осуществления им хозяйственной деятельности, определяя критерии соответствия таким системам и последствия несоблюдения этих критериев.

Переход с одной системы налогообложения на другую осуществ­ляется налогоплательщиком по истечении соответствующего календарного года, за исключением случаев, когда в силу положений законодательства он обязан «покинуть» УСН, не дожидаясь конца года.

Следовательно, определяющим фактором для выяснения вопроса о правомерности применения или отказа в применении УСН является фактическое ведение хозяйственной деятельности в соответствии с выбранным режимом налогообложения с начала налогового периода, а подача заявления в инспекцию носит уведомительный характер. Последствий нарушения срока подачи такого уведомления НК РФ не определено.

Арбитры установили, что с начала года, за I квартал которого была представлена спорная декларация по НДС, организация вела бухгалтерский и налоговый учеты, составляла первичные документы, налоговые декларации и уплачивала налоги в порядке, установленном для общего режима.

Поэтому нарушение срока уведомления об отказе от применения УСН, установленного п. 6 ст. 346.13 НК РФ, не могло являться основанием для признания незаконным применения общей системы налогообложения.

Увольнение части персонала переводом в другую организацию с последующим привлечением этих же сотрудников для выполнения работ, которые и прежде являлись их трудовой обязанностью, свидетельствует об искусственном создании условий для применения УСН

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.12.2013 по делу № А05-13495/2012)

Инспекторы провели выездную ревизию организации на «упрощенке» и пришли к выводу о неправомерном применении спецрежима ввиду искусственного сокращения средней численности работников. Доначислений налогов по общему режиму, а также соответствующих пеней и штрафа избежать не удалось. Посчитав, что фискальное решение нарушает ее законные интересы, организация обратилась в суд.

По общему правилу организации, средняя численность работников которых за налоговый (отчетный) период превышает 100 человек, не вправе применять УСН (подп.15 п. 3 ст. 346.12 НК РФ).

Суды установили, что в проверяемом периоде организация и ее контрагент находились на «упрощенке». Средняя численность работников каждой из компаний в отдельности составляла менее 100 человек. Однако в ходе проверки инспекторы суммировали численность персонала обеих компаний, установив, что для формального соблюдения условия подп. 15 п. 3 ст. 346.12 НК РФ налогоплательщик инициировал перевод своих работников в другую (созданную им же) организацию. Расчет был на то, чтобы общее количество работников в каждом отдельном юридическом лице не превысило допустимого лимита.

Первая и апелляционная инстанции, отказывая налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований, отметили следующее.

Обе компании были учреждены одними и теми же лицами, по решению которых и был осуществлен перевод персонала. Опрошенные работники подтвердили, что условия их труда и обязанности при этом не изменились. Сразу после кадровых перестановок налогоплательщик заключил со второй организацией договор на выполнение работ, то есть вновь привлек только что переведенных сотрудников.

Таким образом, действия общества были направлены на создание условий возможности применения УСН с целью уменьшения размера налоговой обязанности.

Арбитры ФАС с коллегами согласились и также не нашли оснований для отмены доначислений.