1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1474

Суды решили так (УСН)

Управляющая организация на «упрощенке» обязана перечислять в бюджет НДС, полученный в составе цены за оказание услуг по содержанию жилых домов

(Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2013 по делу № А41-39496/12)

В ходе выездной проверки управляющей компании на «упрощенке» налоговики установили, что налогоплательщик не перечислил в бюджет НДС, полученный им в составе цены за оказание услуг по содержанию жилых домов, а также в составе субсидий в обеспечение предоставления льгот гражданам на оплату таких услуг. Как результат — доначисление налога на добавленную стоимость, соответствующих пеней и штрафа. Не согласившись, компания обратилась в суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что налогоплательщик был обязан уплатить спорные суммы НДС в бюджет, поскольку они были получены как от потребителей, так и в составе субсидий. Арбитры ФАС поддержали выводы коллег на следующих основаниях.

В проверяемый период налогоплательщик применял УСН и оказывал услуги по содержанию и ремонту многоквартирных домов на основании договора управления, заключенного
с городской администрацией.

По общему правилу, оплата населением жилья осуществляется по ценам, установленным органами местного самоуправления. Это предусмотрено постановлением Правительства РФ от 07.03.95 № 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» и п. 8 постановления Правительства РФ от 02.08.99 № 887 «О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения».

Арбитры установили, что размер платы за жилые помещения взимался компанией в соответствии с постановлением главы городского округа, которым были установлены тарифы на содержание, ремонт жилья с учетом НДС. Следовательно, в составе указанной платы, а также в составе субсидий на оплату услуг, налогоплательщик получал налог на добавленную стоимость.

Налоговым кодексом предусмотрено, что организации на «упрощенке» не признаются плательщиками НДС (п. 2 ст. 346.11 НК РФ). Условия, при которых это правило не действует, определены в п. 5 ст. 173 НК РФ.

Так, согласно подп. 1 названной нормы сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется лицами, не являющимися плательщиками данного налога, в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением суммы НДС.

Поскольку сумма платежей, перечисленная жителями домов управляющей компании за оказанные услуги по содержанию и ремонту жилья, а также перечисленные городской администрацией субсидии на компенсацию недополученных доходов, включали в себя НДС, суды сделали вывод о наличии у налогоплательщика обязанности по перечислению в бюджет налога на добавленную стоимость, полученного за оказанные услуги.

Довод компании о том, что счета-фактуры населению ей не выставлялись, арбитры отклонили, поскольку он не опровергал факт получения плательщиком НДС от населения и в составе субсидий от органов местного самоуправления.

Управляющая компания пыталась доказать, что налоговики не­обоснованно доначислили НДС по бюджетным субсидиям, предоставляемым льготным категориям граждан, поскольку в платежных документах на перечисление субсидий налог выделен не был. Однако и этот аргумент не нашел поддержки в суде.

Дело в том, что при реализации работ, услуг с учетом субсидий или льгот, предоставляемым отдельным потребителям, налоговая база определяется как стоимость реализованных работ, услуг, исчисленная исходя из фактических цен их реализации (п. 2 ст. 154 НК РФ). А в связи с тем, что НДС был включен в цену реализации услуг, перечисляемые налогоплательщику от органа местного самоуправления субсидии для льготных категорий граждан также содержали указанный налог, который был получен компанией в составе субсидий.

Доходы от реализации услуг в рамках посреднических договоров учитываются в целях УСН на дату поступления денежных средств

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.07.2013 № А33-17140/2012)

Налоговики провели выездную проверку компании на «упрощенке», которая оказывала услуги связи (Интернета, телефонии, телевидения) на основании договоров комиссии и поручения. Обнаружив, что момент получения доходов налогоплательщик определял как дату поступления на свой расчетный счет денежных средств от реализации товаров и услуг, полученных комиссионером и провайдером (поверенным) в рамках соответствующих посреднических договоров, контролеры пришли к выводу о занижении налоговой базы по единому налогу. Доначислений избежать не удалось. Компания обратилась в суд.

Арбитры трех инстанций приняли сторону налогоплательщика, отметив следующее.

Датой получения доходов в целях УСН признается день поступления денежных средств на счета в банках или в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод). Такое правило закреплено в п. 1 ст. 346.17 НК РФ.

Установлено, что по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки (ст. 990 ГК РФ). По исполнении поручения комиссионер обязан представить комитенту отчет и передать ему все полученное по договору комиссии (ст. 999 ГК РФ). Комитент, в свою очередь, обязан принять от комиссионера все исполненное по договору комиссии (ст. 1000 ГК РФ).

Что касается договора поручения, то в этом случае одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя (ст. 971 ГК РФ). Поверенный обязан передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения (ст. 974 ГК РФ).

Налоговики пытались доказать, что доходы, поступившие от покупателей (заказчиков) и от реализации услуг в рамках соответствующих посреднических договоров, компания должна была учитывать в день поступления денежных средств комиссионеру и оператору системы, а не в день поступления денежных средств на ее расчетный счет. Однако такой довод налоговиков арбитры отклонили.

Тот факт, что все денежные средства, поступившие на счет или в кассу комиссионера, поверенного от покупателей в оплату реализованного товара, являются собственностью комитента, поручителя, никак не влияет на порядок определения даты получения дохода, установленный п. 1 ст. 346.17 НК РФ. Оснований для включения в налогооблагаемую базу сумм фактически не полученных доходов, не подлежащих признанию в качестве таковых в целях УСН, не имелось.

Арбитражные управляющие при проведении процедур банкротства и получении соответствующего вознаграждения вправе применять УСН

(Постановление ФАС Московского округа от 28.06.2013 по делу № А40-149484/12-99-667)

Арбитражный управляющий зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя и из всех режимов налогообложения выбрал для себя «упрощенку». Посчитав, что в силу своей деятельности коммерсант применял указанный спецрежим незаконно, налоговики доначислили НДФЛ. Отстоять свои права налогоплательщику удалось в арбитражном порядке.

Суды первой и апелляционной инстанций указали, что арбитражный управляющий вправе применять УСН, поскольку он зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и действующее законодательство не запрещает применять специальный налоговый режим в связи с изменениями, внесенными в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Арбитры ФАС с коллегами согласились, и вот почему.

В Налоговом кодексе используются и определены такие понятия, как «физическое лицо», «индивидуальный предприниматель», «организация» и др. (п. 2 ст. 11 НК РФ), понятие «арбитражный управляющий» налоговым законодательством не определено. Учитывая положения данной нормы, суды исходили из того, что арбитражные управляющие в НК РФ не рассматриваются как отдельная категория налогоплательщиков.

Индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Минфином России (п. 2 ст. 54 НК РФ). Остальные налогоплательщики — физические лица исчисляют налоговую базу на основе получаемых в установленных случаях от организаций и (или) физических лиц сведений, о суммах выплаченных им доходов, об объектах налогообложения, а также данных собственного учета полученных доходов, объектов налогообложения, осуществляемого по произвольным формам (п. 3 ст. 54 НК РФ).

Таким образом, арбитражный управляющий как физическое лицо является плательщиком НДФЛ.

В спорной ситуации арбитражный управляющий был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и избрал для себя специальный режим налогообложения в виде УСН.

По общему правилу, применение «упрощенки» индивидуальными предпринимателями предусматривает их освобождение, в том числе и от обязанности по уплате НДФЛ (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности). Это предусмотрено п. 3 ст. 346.11 НК РФ.

Как установлено п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве, арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую этим законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой. Вопросы налогообложения арбитражных управляющих Налоговым кодексом прямо не регулируются.

Перечень лиц, которые не вправе применять УСН, определен в п. 3 ст. 346.12 НК РФ. В их числе нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований (подп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ).

Предусмотрено, что налогоплательщик утрачивает право на применение «упрощенки», если по итогам отчетного (налогового) периода его доходы превысили 60 млн руб. или было допущено несоответствие требованиям, установленным п. 3 и 4 ст. 346.12 и п. 3 ст. 346.14 НК РФ (п. 4.1 ст. 346.13 НК РФ).

Запрет на применение УСН для арбитражных управляющих при проведении процедур банкротства и получении соответствующего вознаграждения действующим законодательством не установлен (в случае, если доходы не превышают 60 млн руб.).

В связи с этим суды отклонили довод налоговиков о том, что доходы арбитражного управляющего в деле о банкротстве не являются доходами от предпринимательской деятельности, и, соответственно, не могут облагаться налогом в рамках УСН.

Дополнительно суды указали, что при изменении п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве не внесены изменения в соответствующие нормы налогового законодательства, которые установили бы прямой запрет на применение УСН для арбитражных управляющих, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, как это сделано в отношении других категорий налогоплательщиков — физических лиц (адвокатов, нотариусов).

Таким образом, отсутствие у арбитражного управляющего обязанности регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя не исключает его права на регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя.

Полученные комиссионером денежные средства, не являющиеся комиссионным вознаграждением и направленные на возмещение его расходов, в целях УСН не учитываются

(Постановление ФАС Московского округа от 27.06.2013 по делу № А41-10748/12)

Компания на «упрощенке» сдавала в аренду юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям нежилые помещения, принадлежащие ей на праве собственности.

В ходе камеральной проверки инспекторы обнаружили, что налогоплательщик получал от арендаторов доходы не только в виде арендной платы, но и в виде возмещения расходов по оплате электроэнергии, предоставляемой ему самому ресурсоснабжающей организацией. Однако суммы полученного от арендаторов возмещения расходов по оплате электроэнергии компания в составе доходов при определении налоговой базы не учитывала. Посчитав требования ст. 346.15 НК РФ и ст. 249 НК РФ нарушенными, инспекторы доначислили «недостающий» налог. Не согласившись, налогоплательщик обратился в суд и выиграл спор в трех инстанциях.

Арбитры установили, что между компанией и арендаторами были дополнительно заключены комиссионные соглашения, по условиям которых налогоплательщик принимал на себя обязательства по организации доступа к потреблению электроэнергии через трансформаторную подстанцию, а комитенты обязались выплачивать за это комиссионное вознаграждение.

Как было отмечено судами, взаимоотношения компании с ее контрагентами по указанным договорам не носили характер взаимоотношений между арендодателем и арендаторами. Соглашения имели возмездный характер, и доходы, полученные по ним в виде комиссионного вознаграждения, подлежали учету в составе доходов налогоплательщика.

Что касается денежных средств, полученных компанией по договору комиссии и не являющихся комиссионным вознаграждением, то в отношении таких поступлений суды применили положения ст. 1001 ГК РФ, определяющей данные денежные средства как направленные на возмещение расходов комиссионера, а соответственно, не являющиеся его доходом по смыслу ст. 346.15 НК РФ.

При этом в Налоговом кодексе четко прописано, что не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, а также в счет возмещения затрат, произведенных за комитента, если по условиям заключенных договоров такие затраты не подлежат включению в состав расходов комиссионера. К указанным доходам не относится комиссионное, агентское или иное аналогичное вознаграждение (подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ).

Доводы инспекции со ссылкой на п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии», согласно которому сделка, совершенная до заключения договора комиссии, не может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента, арбитры также отклонили. Ведь предметом спорных договоров комиссии являлось не заключение конкретных сделок, а организация предоставления услуг.

Факт подачи заявления о переходе с общей системы налогообложения на УСН сам по себе не приводит к возникновению у налогоплательщика обязанности применять указанный спецрежим

(Постановление ФАС Поволжского округа от 24.06.2013 по делу № А06-5669/2012)

В ходе камеральной проверки декларации по НДС налоговики обнаружили, что при переходе с общей системы налогообложения на «упрощенку» компания неправомерно не восстановила суммы налога, ранее принятые к вычету по материально-производственным запасам и основным средствам. Налогоплательщик с решением инспекторов не согласился, ведь фактически он так и не начал применять специальный налоговый режим. Разбираться, кто же прав в этой запутанной ситуации, пришлось в судебном порядке.

Налоговым кодексом установлен заявительный порядок перехода на УСН, не предусматривающий возможности отказа налоговым органом в таком переходе (ст. 346.13 НК РФ). Это значит, что переход на указанный спецрежим является правом налогоплательщика, которое реализуется им в порядке, установленном главой 26.2 НК РФ. При этом факт перехода должен подтверждаться ведением налогового учета, в соответствии
с требованиями ст. 346.24 НК РФ, а также уплатой налогов в рамках УСН.

Таким образом, перешедшими на УСН считаются организации, направившие в налоговый орган заявление и фактически перешедшие на данный режим налогообложения.

Арбитры установили, что, несмотря на поданное компанией в инспекцию заявление о применении УСН, налогоплательщик продолжил представлять отчетность по общей системе налогообложения и не представлял деклараций по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением «упрощенки». То есть фактически компания не переходила с общей на упрощенную систему налогообложения.

В спорный период налогоплательщик представлял декларации по НДС, по налогу на прибыль и имущество организаций, при проведении камеральных проверок которых инспекторы не сообщали ему о факте представления деклараций по системе налогообложения, которую налогоплательщик не вправе применять. А поскольку компания фактически не перешла на УСН, обязанности по восстановлению ранее принятого к вычету налога на добавленную стоимость у нее не имелось.

Аналогичная правовая позиция была изложена в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.07.2012 по делу № А06-7777/2011.

Учитывая названные обстоятельства, суды трех инстанций признали решение налоговиков незаконным.

При утрате права на применение УСН налогоплательщик не сможет принять к вычету НДС, предъявленный подрядчиками при строительстве, даже если объект был введен в эксплуатацию после перехода на общий режим налогообложения

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.06.2013 № Ф03-2191/2013)

Компания на «упрощенке» осуществляла строительство торгового центра подрядным способом. В ноябре 2011 г. объект был завершен и введен в эксплуатацию. Поскольку стоимость здания составила более 100 000 руб., налогоплательщик утратил право на применение спецрежима.

После перехода на общий режим налогообложения компания представила в налоговый орган декларацию по НДС за IV квартал 2011 г., в которой заявила к вычету суммы НДС по товарам, работам и услугам, предъявленным подрядными организациями при проведении строительства. В результате камеральной проверки названной декларации инспекторы в вычетах отказали и доначислили «недостающий» налог. Не согласившись, компания обратилась в суд.

Арбитры приняли фискальную сторону, мотивировав свое решение следующим образом.

Вычетам подлежат в том числе суммы налога, предъявленные подрядными организациями при проведении капитального строительства, а также суммы налога, предъявленные по товарам (работам, услугам), приобретенным для выполнения СМР (абз. 1 п. 6 ст. 171 НК РФ). При этом налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами (п. 1 ст. 172 НК РФ).

Налоговый кодекс не связывает право налогоплательщика на вычеты с моментом ввода в эксплуатацию основных средств, а предполагает постановку товаров на соответствующий счет бухгалтерского учета на дату их получения.

Суды установили, что затраты, формирующие первоначальную стоимость торгового центра, компания в период строительства отражала на счете 08 «Незавершенное строительство». Учет таких затрат осуществлялся на основании актов выполненных подрядчиками работ и выставленных ими счетов-фактур.

В связи с этим суды пришли к выводу, что право на вычет спорных сумм НДС могло возникнуть у налогоплательщика сразу после принятия на учет товаров (работ, услуг) в виде отражения их стоимости на бухгалтерском счете 08, при условии применения общего режима налогообложения.

Однако товары и работы, по которым компания заявила вычет в IV квартале 2011 г., были получены и приняты к учету в период с начала 2007 г. по октябрь 2011 г., то есть в период применения УСН.

Поскольку налоговое законодательство предусматривает право на вычет с момента постановки товаров (работ, услуг) на соответствующий счет бухгалтерского учета, то такое право возникло у общества в период применения «упрощенки», когда заявитель не являлся плательщиком НДС.

Особенности исчисления налоговой базы при переходе с упрощенной системы налогообложения на иные режимы установлены ст. 346.25 НК РФ. Так, согласно п. 6 этой статьи при переходе с упрощенного на общий режим налогообложения налогоплательщик имеет право на вычеты по НДС в размере расходов, которые не только не были использованы лицом для уменьшения налоговой базы, но еще должны быть вычитаемыми из налоговой базы.

Учитывая тот факт, что налогоплательщик ранее применял УСН с объектом «доходы», при котором единый налог исчисляется без учетов расходов (в том числе НДС в составе стоимости приобретенных товаров, работ, услуг), то при переходе в дальнейшем на общий режим налогообложения у него отсутствовало право на вычет данного налога. При этом в соответствующие периоды компания пользовалась налоговой выгодой в виде более низкой налоговой ставки.