1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Корпоративное управление: как изменилось правовое регулирование в 2015 г.

| статьи | печать | 289

На V Всероссийском конгрессе «Корпоративное управление: правовые аспекты 2015», организованном агентством «АСЭР-Групп», юристы обсуждали новеллы ГК РФ в области корпоративного права. О косвенных исках участников корпораций и новых правилах реорганизации юрлиц читайте в нашем репортаже.

Об исках участников общества в пользу корпорации, а также о том, как бесспорно положительные нововведения болезненно принимает практика, рассказала Мария Ерохова, к.ю.н., адвокат, преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук.

За последние 15 лет практика показала, что одни и те же сделки юридических лиц могли неоднократно оспариваться в судах разными участниками общества по одному и тому же основанию. «То есть если один из участников не добился успеха в суде при оспаривании сделки как крупной, то иск подавал второй, третий и далее в зависимости от количества несогласных, до тех пор, пока не будет вынесено положительное решение, — рассказывает М. Ерохова. — Эта проблема была видна всем специалистам в области корпоративного права и раздражала юридическую общественность, хотя и давала больше возможностей адвокатам».

Вторая проблема, которая вставала перед арбитражными судами: кому выдавать исполнительный лист, если истцом об оспаривании сделки и применении реституции выступает участник, а присуждено — обществу? Практика склонялась в пользу общества. Но в таком случае возникали сомнения, что исполнительный лист будет предъявлен к исполнению: «Если это директор участника, то никаких проблем, конечно, не будет, — поясняет спикер. — А если оспаривающий сделку участник — миноритарий, а директор — именно тот, кто совершал сделку, то никакого исполнения не будет».

В новеллах ГК РФ (ст. 65.2) иск участника в интересах общества признан не прямым, а косвенным, поскольку участник защищает в первую очередь общество и только потом — себя. Получается, что участник — процессуальный истец, а материальным истцом всегда будет общество. С этой точки зрения лист нужно выдавать участнику, поскольку у него есть процессуальные полномочия на ведение дела.

Этим нововведением законодатель пытается решить и проблему множественности исков: поскольку материальный истец один, то все процессуальные истцы собираются в одном процессе. «Когда один участник общества подает иск в суд, то он должен известить других участников общества, — поясняет М. Ерохова. — Все желающие могут вступить в процесс. Важно отметить, что если заинтересованные лица не присоединились по каким-то причинам к иску, то впоследствии обратиться в суд по тому же предмету уже будет нельзя, суды будут прекращать производство по таким делам» (абз. 2 п. 2 ст. 65.2 ГК РФ. — Прим. ред.).

Уведомление других участников процесса

Часто требование об уведомлении остальных участников общества очень сложно реализовать на практике из-за того, что адреса знает только общество. Дело в том, что реестродержатель, который учитывает права на акции, не разглашает информацию об акционерах. В обществах с ограниченной ответственностью ситуация проще, как правило, участники знают друг друга. «Поэтому, наверное, в законе и указана обязанность уведомить общество. Вероятно, если участник уведомил общество, то считается, что он выполнил свою обязанность, даже если общество не уведомило остальных участников, — предполагает спикер. — ВС РФ высказался довольно подробно про косвенный иск применительно к сделкам и убыткам директоров, а проблему уведомления он затронул лишь применительно оспаривания решений общих собраний (п. 115 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 „О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“, далее — постановление № 25. — Прим. ред.). Поскольку статьи эти сформулированы одинаково, думаю, можно делать вывод, что это в полной мере относится и к уведомлению о подаче иска об оспаривании сделки или возмещении убытков с директора».

ВС РФ говорит, что, если нет доказательств об уведомлении других участников, суд оставляет исковое заявление без движения, но вернуть его по этому основанию нельзя. М. Ерохова видит разрешение этой ситуации в ст. 225.4 АПК РФ, где сказано, что обязанность уведомить может быть возложена на общество. Более того, спикер рекомендует практикам, представляющим интересы участников, указывать это в исковом заявлении и просить суд возложить обязанность оповещения на общество, если адреса других участников неизвестны.

Оспоримых сделок стало больше

Докладчик обратила внимание слушателей на ст. 174 ГК РФ: «Пункт 1 этой статьи содержит общее правило о том, что если сделка совершена с превышением полномочий, то она оспорима, а п. 2 разрешает оспаривать сделки, совершенные в ущерб интересам общества. Это очень интересно, поскольку до осени 2014 г. по таким сделкам можно было лишь подавать иск о возмещении убытков».

Действительно, ранее существовали всего два основания для оспаривания сделок участниками: нарушение правил об одобрении крупных сделок и нарушение правил о заинтересованных сделках. На практике нередки были случаи, когда директор совершал сомнительную, очевидно не выгодную обществу сделку, но оспорить ее было невозможно, поскольку она не попадала ни в одну, ни в другую категории. Теперь ст. 174 ГК РФ расширила возможности участников обществ (о практике применения этой нормы читайте в статье «Должностное лицо компании выводит из нее активы. Как оспорить сделку?», «ЭЖ», № 37, 2015).

Ложка дегтя: исковая давность с момента совершения

Однако эти положительные изменения могут быть сведены на нет проблемой исковой давности, считает М. Ерохова. Дело в том, что в отношении сделок, совершенных до сентября 2014 г., практики считали исковую годичную давность с того момента, как сам участник узнал или должен был узнать о том, что совершена сделка. Но в случае с косвенным иском участник становится представителем. «Может ли быть у представителя своя исковая давность или она должна считаться по представляемому? — спрашивает М. Ерохова. — В теоретической литературе советская профессура считает исковую давность по материальному истцу. Но здесь имеются в виду иски прокуроров. В постановлении Пленума ВС РФ от 29.09.2015 № 43 „О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности“ заложено, что исковая давность по косвенному иску участников считается по обществу, по материальному истцу. Я считаю такое решение ВС РФ сомнительным, поскольку оно полностью перекрывает иски участников: общество узнает о сделке в момент ее совершения, в то время как участник обычно имеет возможность узнать о ней лишь на общем годовом собрании. Теоретически с момента совершения сделки может пройти два года. Поэтому нужно все-таки привязывать исковую давность не к моменту совершения сделки, а к годовому собранию».

Практика по косвенным искам очень разная. Помимо исков прокуроров существует еще косвенный иск конкурсного управляющего, который оспаривает сделки должника-банкрота, действует в интересах кредитора и имеет свою исковую давность. Ситуация с косвенными исками законных представителей недееспособных и ограниченно дееспособных не такая однозначная, но тенденция на уровне городских и областных судов такова, что исковая давность считается по законному представителю.

Исковое заявление по-новому

М. Ерохова отметила, что теперь, согласно ст. 65.2 ГК РФ, при составлении искового заявления от имени участника об оспаривании сделки юридического лица в первом пункте в качестве истца необходимо писать «общество», а в следующем абзаце следует указать, что от имени общества действует акционер такой-то, а ответчик — контрагент. «И поскольку судья перегружен и неизвестно, читал ли он новые нормы, то конечно, надо дать ссылку на ст. 65.2, — рекомендует она. — Кроме того, в постановлении № 25 в п. 32, посвященном процессуальному положению лиц по корпоративному спору, прямо говорится, что ответчиком по требованию о возмещении убытков выступает причинившее убытки лицо, а в случае оспаривания участником корпорации сделок и предъявления требований о применении реституции ответчиком является контрагент. Так что в исковом заявлении можно дать ссылку и на этот пункт».

Несмотря на то что нововведения действуют с сентября 2014 г., практика пока на них реагирует болезненно. Иски продолжают оформляться некорректно, судьи продолжают закрывать глаза на неправильную расстановку лиц, участвующих в процессе, а иногда просят откорректировать по-старинке правильно составленные иски, указывая, что ответчиком должно быть общество. «На мой взгляд, нужно соблюдать требования Кодекса, даже если судьи не знают еще о них, — говорит М. Ерохова. — Во-первых, вы как истцы заинтересованы в исполнимом решении. Во-вторых, если в первой инстанции все ошиблись в расстановке лиц и дело дойдет до Экономической коллегии ВС РФ, то, скорее всего, будет устроен показательный процесс, и дело вернут на новое рассмотрение для определения сторон».

Реорганизация и ликвидация юрлиц: новейшая история

Новая редакция ГК РФ упростила процедуру реорганизации юридических лиц и устранила некоторые нормы, провоцирующие недобросовестных собственников прибегать к мошенническим схемам ликвидации. Но не все новые нормы заработали. Почему это происходит, объяснил участникам конгресса Денис Новак, к.ю.н., профессор Российской школы частного права, действительный государственный советник юстиции РФ 3-го класса.

С введением Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ года новой редакции главы 4 ГК РФ положения о реорганизации и ликвидации претерпели довольно серьезные изменения. В отношении возможных форм и сочетаний разных форм реорганизаций закон стал либеральнее. «Раньше по закону было невозможно произвести присоединение акционерного общества к обществу с ограниченной ответственностью одним актом, — приводит пример Д. Новак. — Нужно было сначала преобразовать одно из этих юрлиц, соблюсти при этом процедуру (публикацию, регистрацию, уведомление кредиторов, дождаться требований досрочного исполнения, предоставить обеспечение и пр.). Это все влекло за собой материальные и временные издержки».

Теперь ст. 57 ГК РФ очень гибко и диспозитивно это регулирует и в качестве общего правила допускает реорганизацию с одновременным сочетанием различных ее форм (слияние, разделение, присоединение, выделение). Кроме того, допускается реорганизация с участием двух и более юрлиц, в том числе разных организационно-правовых форм. Теперь, к примеру, можно присоединить ООО к производственному кооперативу или наоборот.

Сняты ограничения и на совмещенные реорганизации, в которых сочетаются несколько разных форм. Например, можно одновременно произвести слияние с выделением или присоединением.

Смешивать можно, регистрировать — нет

Нововведения хороши, но вот на практике пока не вполне реализуются. Любая реорганизация заканчивается регистрацией соответствующих новых юридических лиц. Но для этого у регистрирующего органа должны быть специальные программные формы и алгоритм, который позволил бы реализовать на практике ту или иную конструкцию. Пока же в реестре юрлиц такие галочки и графы отсутствуют.

«Здесь важно не перемудрить, — считает Д. Новак. — Мне известен пример, когда при попытке присоединить акционерное общество к обществу с ограниченной ответственностью с одновременным преобразованием этого АО в ООО машина в регистрирующем органе не пропустила такое решение, потому что не знает одновременного преобразования. Но если бы было принято решение присоединить АО к ООО, сбой бы не произошел. Существующие формы уже позволяют это сделать».

По мнению эксперта, чтобы нововведения заработали в полном объеме, необходимо, чтобы были приняты поправки в законы об АО и ООО, которые уже подготовлены Минэкономразвития России.

В законе об АО был предусмотрен прообраз совмещенной формы реорганизации — присоединение одновременно с выделением. Такая конструкция довольно сложна, но только ее допускал прежний ГК РФ. «При этом приходилось регистрировать то, что выделено, в качестве промежуточного юрлица (такая фирма-фантом) только для того, чтобы присоединить потом к компании-цели, — поясняет Д. Новак. — Сделано это было специально под реформу РАО „ЕЭС России“, но многие потом пользовались этим механизмом. С реформой ГК РФ должна была отпасть необходимость в промежуточных фирмах. Но на этапе разработки изменений в законы об АО и ООО возникло недоразумение: разработчики оказались причастны к разработке предыдущей странной конструкции и считали, что без промежуточных фирм не обойтись». Но любые промежуточные этапы увеличивают временные и материальные издержки. «В ходе обсуждения эту мысль удалось донести до разработчиков, — делится Д. Новак. — Скорее всего, прежний порядок будет сохранен, поскольку он уже работает. Параллельно будет прописан более простой порядок без создания промежуточных юрлиц и утверждены новые формы. Это наиболее оптимальное решение. Когда заработает новая модель, предыдущая отомрет за ее неэффективностью и сложностью».

Разделительный баланс vs передаточный акт

Ранее для регистрации реорганизации нужно было предоставлять обязательный документ о правопреемстве — передаточный акт или разделительный баланс в зависимости от формы реорганизации. Теперь ГК РФ исключил требование о передаточном акте при слиянии, присоединении и преобразовании (ст. 58), а для процедур разделения и выделения разделительный баланс был переименован в передаточный акт, чтобы не возникало ассоциаций с бухгалтерским балансом.

Несмотря на то что эти изменения были направлены на упрощение ситуации, некоторые представители бизнеса восприняли их в штыки и считали, что передаточный акт в прежнем виде необходим и в законе техническая ошибка. «Проблему эту окончательно решил Пленум ВС РФ в постановлении № 25 — поясняет Д. Новак. — Там прямо сказано, что никакого передаточного акта для регистрации реорганизации в форме слияния, соединения и преобразования не требуется. Для подтверждения правопреемства достаточно предоставить выписку из реестра о том, что совершена реорганизация, и первичные документы, свидетельствующие о том, что право принадлежало предшественнику (п. 26. — Прим. ред.)».

Шаги против недобросовестных ликвидаторов

Самое главное, что произошло в области ликвидации юридических лиц, — устранение нескольких мелких норм, которые позволяли использовать ликвидацию юрлица в недобросовестных целях. Например, в ст. 63 ГК РФ содержалось правило о том, что промежуточный ликвидационный баланс должен содержать сведения о составе имущества юрлица, перечень требований, предъявленных кредиторами, и сведения о результатах их рассмотрения. Получается, что ликвидационная комиссия обязана была включать только те требования, которые были ей предъявлены, и могла не включать требования, по которым уже были судебные решения, если требования эти кредитором не были представлены в срок. «Естественно, что в такой ситуации многие старались создать видимость, что все процедуры были соблюдены, а требования предъявлены не были», — говорит Д. Новак. Часто хитроумные недобросовестные юристы переименовывали фирму, меняли адрес места нахождения и т. д.

Теперь поправки в ГК РФ исправили эту ситуацию, предписав включать в промежуточный баланс не только требования, предъявленные кредиторами, но и требования, удовлетворенные вступившими в законную силу решениями суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией (п. 2 ст. 63 ГК РФ).

Нередки были и ситуации, когда ликвидационная комиссия уклонялась от внесения требований в баланс. Кредитор имел право обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии. Но ранее в ГК РФ было написано, что в случае положительного решения суда данное требование удовлетворяется после тех, кто был включен в ликвидационный баланс, то есть по остаточному принципу (п. 4 ст. 64 ГК РФ).

«Теперь эта норма отменена, — рассказывает Д. Новак. — Вместо этого в ст. 64.1 сказано, что в случае удовлетворения судом иска кредитора выплата присужденной ему денежной суммы производится в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК РФ. Таким образом, и эта лазейка была устранена. Рекомендую кредитору, попавшему в подобную ситуацию, предъявляя требование, сразу попросить у суда обеспечительную меру в виде запрета ликвидатору начинать осуществлять расчеты, пока не будет рассмотрено дело. При этом необходимо направить информацию о том, что такой спор рассматривается, в налоговый орган». Эту норму закрепил Федеральный закон от 30.03.2015 № 67-ФЗ. Он вводит правило о том, что нельзя представлять на регистрацию ликвидации промежуточный баланс, пока в суде рассматривается спор об уклонении от включения в промежуточный баланс какого-то требования. Кроме того, добавлено интересное правило о том, что этого нельзя делать и до завершения налоговой проверки.

Ликвидация по иску участника

Ранее принудительная ликвидация в судебном порядке была возможна лишь по иску компетентного органа (как правило, налоговой или прокурора) по основанию нарушения закона или предусмотренного законом порядка осуществления деятельности. Теперь в ст. 61 ГК РФ появилось правило о том, что юрлицо может быть ликвидировано судом по иску учредителя в случае невозможности достижения целей, для которых это юрлицо было создано, в том числе если осуществление деятельности его становится невозможным или затрудняется. «В ГК РФ появился крайний способ для разрешения затяжных корпоративных конфликтов, которые, как правило, характеризуются тем, что два участника с равными долями не могут ни о чем договориться, — объясняет Д. Новак. — Понятно, что это исключительный случай».

Имущество может «воскресить» юрлицо

На практике нередки случаи, когда через некоторое время после ликвидации юрлица выявляется имущество, которое ему когда-то принадлежало и которое должно было быть распределено между кредиторами. И вот теперь появилось специальное правило в п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, что в случае обнаружения такого имущества можно обратиться в арбитражный суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества юридического лица. «Такое заявление можно подать в течение пяти лет после внесения записи об исключении юрлица из реестра, — поясняет Д. Новак. — Если суд увидит, что игра стоит свеч и расходы на процедуру не превысят того, что получат в итоге кредиторы, то будет назначен арбитражный управляющий, на которого возлагают функции ликвидатора».

Дальше уже в общем порядке: если имущества хватает, то оно распределяется по правилам ликвидации, если не хватает, то нужно возбуждать дело о банкротстве или возобновлять прежние дела, чтобы распределить имущество между теми, кто имеет право, в порядке очередности. Важно, что в состав этого обнаруженного имущества входят не только вещи, но и права требования. Это означает, что когда процедура будет возбуждена, произойдет «возрождение из пепла» этого юрлица и частичное восстановление его правоспособности. Тогда возрождается и обязательство, которое можно включить в конкурсную массу.

День
Неделя
Месяц