Должностное лицо компании выводит из нее активы. Как оспорить сделку?

| статьи | печать

Пункт 2 ст. 174 ГК РФ позволяет защитить активы компании от недобросовестных действий ее должностных лиц. Однако сделать это непросто — чтобы суд признал сделку недействительной, нужно доказать наличие сразу нескольких обстоятельств. Пример из судебной практики, в котором владельцам бизнеса удалось повернуть невыгодную для компании сделку, — в этом материале.

С 1 сентября 2013 г. в ГК РФ действуют новые правила о недействительности сделок (Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ). В частности, появился п. 2 ст. 174 ГК РФ, который дополнил круг корпоративных оснований признания сделки недействительной. Эта норма дала собственникам бизнеса возможность защитить свои активы от недобросовестных действий лиц, входящих в органы управления компанией.

Цитата

Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Состав п. 2 ст. 174 ГК РФ становился предметом обсуждения высших судебных инстанций в нескольких разъясняющих документах — постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» и постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Разъясняя п. 2 ст. 174 ГК РФ, Пленум ВС РФ указывал, что в нем предусмотрено два основания признании сделки недействительной.

Первое основание — причинение юридическому лицу явного ущерба при условии, что ущерб был бы очевиден для любого участника сделки в момент ее заключения. Для этого основания, по мнению Верховного суда РФ, не имеет значения, был ли сговор между представителем (органом) юридического лица и другой стороной сделки.

Второе основание — наличие сговора либо иных совместных действий представителя (органа) юридического лица и другой стороны сделки в ущерб юридического лица. Причем ущерб может заключаться как в любых материальных потерях, так и в нарушении иных охраняемых законом интересов (например, утрате корпоративного контроля, умалении деловой репутации).

Очевидно, что при таком количестве оценочных категорий в норме, предугадать, каким будет исход судебного разбирательства, нелегко. При формировании правовой позиции и собирании доказательственной базы опираться придется на конкретную судебную практику.

Судебная практика признания сделок недействительными по п. 2 ст. 174 ГК РФ стала складываться только недавно. Одно из таких решений — постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.04.2015 № Ф07-1683/2015 по делу № А56-65107/2014 (Определением Верховного суда РФ от 14.07.2015 № 307-ЭС15-8095 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано).

Обстоятельства дела

Компания-истец заключила с компанией-ответчиком договор уступки прав требования размером около 12 млн руб. Цена сделки — 10 млн руб., которые согласно условиям договора компания-ответчик обязалась выплатить не сразу, а позднее, траншами по 2,5 млн руб. в течение двух лет. Договор от лица компании-истца подписал ее генеральный директор, который уже через три дня после совершения сделки сложил свои полномочия на основании решения общего собрания участников. В результате компания-истец обратилась в суд с требованиями о признании договора уступки права требования недействительным.

Кстати, в период с момента созыва общего собрания для принятия решения по вопросу о смене генерального директора компании-истца (19 мая) до внесения в ЕГРЮЛ записи о новом директоре (29 мая) уже бывший генеральный директор заключил еще два договора уступки прав требования с компанией-ответчиком на сумму 52 млн и 53 млн руб. Условия этих двух договоров также предполагали дисконт и отсрочку первого платежа на год. Кроме того, согласно выписке из ЕГРЮЛ бывший директор компании-истца и единственный участник и генеральный директор компании-ответчика ранее были партнерами по бизнесу и соучредителями одной компании.

Разбирательство в суде первой инстанции

Рассматривая спор, суд первой инстанции оценивал достаточность доказательственной базы по двум направлениям — убыточности сделки для компании-истца и наличия совместных действий органа юридического лица и другой стороны по сделке. Довод об убыточности сделки привел истец. Он указал, что условия договора предполагают беспроцентную рассрочку уплаты встречного предоставления сроком на два года с отсрочкой первого платежа на один год и с дисконтом более чем 1 млн руб. Суд с этим доводом согласился.

Ответчик пытался доказать, что бывший генеральный директор, совершивший с ним сделку, не знал о том, что его собираются уволить. Однако суд этот довод отклонил, поскольку в материалы дела были предоставлены доказательства обратного — уведомления о созыве общего собрания участников.

При этом суд учел то обстоятельство, что бывший генеральный директор компании-истца и единственный участник компании-ответчика вели совместный бизнес.

В результате суд посчитал доказанным тот факт, что сделка причинила ущерб компании-истцу и что компания-ответчик знала об этом, и признал сделку недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ.

Постановление апелляции: в иске отказать

Компания-ответчик с таким решением суда первой инстанции не согласилась. Она считала, что суд первой инстанции необоснованно посчитал доказанными факт причинения ущерба компании-истцу, а также факт заведомой осведомленности ответчика о причинении ущерба.

Апелляционный суд с доводами ответчика согласился. Он указал, что для квалификации сделки по п. 2 ст. 174 ГК РФ необходимо не просто подтвердить убыточность сделки, а доказать явный ущерб, который повлекло для компании ее заключение. Критерии явного ущерба содержатся в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28. Например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. В данном случае, по мнению суда, наличие явного ущерба не подтвердилось — ни размер дисконта (уступка прав требования по цене 89% от их номинала), ни условия рассрочки платежа по договору не позволяют сделать вывод о наличии именно явного ущерба для компании-истца.

Позицию суда первой инстанции относительно того факта, что компания-ответчик знала или должна была знать об ущербе для истца, суд апелляционной инстанции также не поддержал. Он указал, что доводы истца носят оценочный характер и легко могут быть опровергнуты такими же оценочными выводами, носящими противоположный характер.

В результате апелляция решение суда отменила и отказала компании-истцу в признании договора уступки прав требования недействительной сделкой.

Итоговое решение: признать сделку недействительной

Дело пошло в кассацию. Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции отметил, что представленные компанией-истцом доводы и доказательства не предположительно, как отметила апелляция, а очевидно свидетельствуют об ущербе интересам компании-истца и осведомленности об этом компании-ответчика.

Суд также обратил внимание на то обстоятельство, что договор уступки прав требования заключен на следующий же день после вступления в силу решения суда о взыскании уступаемой задолженности. На тот момент еще было неясно, будет ли взыскиваться задолженность принудительно или должник добровольно вовремя оплатит всю сумму. Из этого суд сделал вывод об отсутствии у бывшего генерального директора истца объективных причин для уступки права требования с дисконтом.

В итоге решение суда первой инстанции осталось в силе. В передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ было отказано.

День
Неделя
Месяц