ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Миноритарий спас компанию от банкротства, оспорив сделку пятилетней давности

| статьи | печать | 541

Этот спор продолжается уже больше двух лет — решение, с которого все началось, Арбитражный суд Ростовской области принял еще в октябре 2013 г. (дело № А53-15064/2013). На следующем этапе (дело № А40-27319/13) спор дважды попадал в Арбитражный суд Московского округа, с предварительным рассмотрением в судах первой и апелляционной инстанций. Велика вероятность, что это дело дойдет и до Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Ставки очень высоки — на кону вероятное банкротство компании и ее обязательства перед банком по договору поручительства на сумму теперь уже почти 550 млн руб. В спор с банком-кредитором вступил акционер компании-поручителя, пакет акций которого составляет 0,01% в ее уставном капитале. Попадет ли дело на рассмотрение высшей судебной инстанции и каким будет ее решение, сказать сложно. Однако уже сейчас ясно, что логика, которой придерживались суды трех инстанций при рассмотрении этого спора, заставит многих участников оборота еще более скрупулезно проверять крупные сделки перед их заключением.

В декабре 2008 г. между одной компанией и банком было заключено соглашение о предоставлении кредита на сумму 520 млн руб. Поручителем по обязательствам компании — должника по кредитому соглашению выступило акционерное общество. Поскольку стоимость активов акционерного общества на III квартал 2008 г. составляла 470 млн руб., а поручительство было выдано на сумму 520 млн руб., эта сделка была для акционерного общества крупной и требовала корпоративного одобрения.

Корпоративное одобрение было — за день до заключения договора поручительства состоялось внеочередное общее собрание акционеров акционерного общества, в котором приняли участие лица, обладавшие 94,1% от общего количества голосующих акций. Поручительство одобрили.

В итоге компания-должник обязательства по возврату долга не исполнила, и в январе 2012 г. суд утвердил мировое соглашение (дело № А53-20843/2010), по условиям которого компания-должник и акционерное общество — поручитель обязались солидарно погасить долг перед банком, общая сумма которого уже составляла почти 550 млн руб., в течение семи лет.

В марте 2013 г. банк обратился в суд с заявлением о признании поручителя — акционерного общества банкротом. Уведомления о процедуре банкротства разослали всем акционерам. Из этого уведомления о поручительстве перед банком узнал один из миноритариев с пакетом акций в 0,01% уставного капитала акционерного общества, который не принимал участие в общем собрании акционеров в декабре 2008 г.

Первое разбирательство: признание решения общего собрания акционеров незаконным

Миноритарий обратился в суд с требованием о признании решения собрания незаконным. В исковом заявлении он указал, что его не известили о времени и месте проведения внеочередного общего собрания акционеров, на котором принималось решение об одобрении договора поручительства.

Согласно протоколу внеочередного общего собрания акционеров, которое миноритарий просил признать незаконным, участия в собрании он не принимал. Бремя доказывания того, что акционеров уведомили о предстоящем собрании, возложено на акционерное общество. Общество же доказательств уведомления миноритария суду не представило.

Рассматривая дело, суд сослался на п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона „Об акционерных обществах“», который указывает, что для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходимо, чтобы голосование оспаривающего решение акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не были существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру. Суд посчитал, что неуведомление акционера о месте и времени проведения общего собрания является существенным нарушением его прав: права на участие в управлении делами общества, права на участие в общем собрании и права на ознакомление с материалами (информацией) по вопросам, включенным в повестку дня, и, опираясь на правовую позицию высшей судебной инстанции, удовлетворил иск (решение Арбитражного суда Ростовской области от 15.10.2013 по делу № А53-15064/2013).

Что касается срока исковой давности (а с даты проведения общего собрания до обращения миноритария в суд прошло уже почти пять лет), то истец указал, что узнал о собрании и его итогах только после того, как его уведомили о предстоящем банкротстве акционерного общества (в мае 2013 г.). И поскольку информация о принятом решении не находилась в общем доступе, миноритарию удалось убедить суд в том, что до уведомления о банкротстве он не знал и не мог знать о собрании и его результатах. Суд решил, что срок исковой давности на момент рассмотрения спора (октябрь 2013 г.) не истек.

Второе разбирательство: о признании договора поручительства недействительным

Получив решение суда, в котором решение общего собрания акционеров об одобрении договора поручительства признавалось незаконным, акционер снова обратился в суд, теперь уже с требованием о признании самого договора поручительства недействительной сделкой.

Согласно п. 3 ст. 79 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50% балансовой стоимости активов общества, принимается общим собранием акционеров большинством в 3/4 голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров. Такое же положение было закреплено и в уставе акционерного общества.

В пункте 6 ст. 79 Закона об АО перечислены случаи, когда суд должен отказать в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных законом требований к ней, недействительной. Первый случай — когда голосование акционера, обратившегося с иском о признании крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров, недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования. Второй случай — если не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру, обратившемуся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них. Третий случай — если при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением требований об одобрении. И наконец, если к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения.

Поскольку акционерное общество собиралось выдать поручительство на сумму, которая превышала не просто 50% балансовой стоимости его активов, а была больше стоимости всех его активов (420 млн руб.), то предусмотренное п. 3 ст. 79 Закона об АО корпоративное одобрение было необходимо. Однако такого одобрения не было: решение общего собрания, на котором решался вопрос об одобрении договора поручительства, суд признал незаконным (решение Арбитражного суда Ростовской области от 15.10.2013 по делу № А53-15064/2013).

Что касается убытков миноритария, то такие убытки были, причем весьма существенные. Поскольку о собрании акционеров и его результатах миноритарий не знал, то и потребовать в соответствии со ст. 75 Закона об АО выкупа принадлежащих ему акций по рыночной стоимости как акционер, выступающий против одобрения крупной сделки, он не смог. Суд справедливо отметил, что принятие акционерным обществом на себя обязательств выплатить многомиллионный долг, безусловно, является фактором, влияющим на уменьшение рыночной стоимости акций такого общества. В результате миноритарий был лишен возможности продать свои акции до уменьшения их стоимости.

Рассматривая вопрос об осведомленности банка о совершении сделки с нарушением требований об одобрении, суд сослался на абз. 5 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью». Согласно этому пункту при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона по сделке (банк) знать о несоблюдении установленного порядка ее совершения, во внимание принимается то, насколько данные лица могли, действуя разумно и проявляя требующуюся от них по условиям оборота осмотрительность, установить несоблюдение порядка совершения сделки. Суд указал, что одного лишь формального одобрения недостаточно, чтобы признать действия банка осмотрительными: банк мог запросить списки акционеров и афиллированных лиц и проверить достоверность указанных в протоколе сведений.

В результате три инстанции признали договор поручительства недействительной сделкой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.10.2015 № Ф05-14631/2015 по делу № А40-27319/13).

Отдельные нюансы спора

Интересно, что компания — должник по кредитному соглашению сама является акционером и принимала участие в голосовании по одобрению договора поручительства. Без ее участия кворума бы не было, однако это обстоятельство в основу судебных решений не легло.

Самый интересный вопрос: а как быть с первым случаем, когда суд должен отказать акционеру в иске, если его голос не мог повлиять на результаты голосования? По-видимому, именно этот вопрос станет ключевым при рассмотрении дела в ВС РФ, если оно все же дойдет до него. Получается, что благодаря грамотной стратегии спора (сначала признать решение собрания недействительным, а уже затем, воспользовавшись преюдициарным характером судебного решения, оспорить сделку) миноритарий смог обойти тот самый случай, предусмотренный п. 6 ст. 79 Закона об АО, когда суд должен отказать в иске, если акционер не мог повлиять на решение собрания.

Вполне вероятно, что если бы миноритарий не подал первый иск о признании решения собрания незаконным, а обратился сразу с иском о признании поручительства недействительным, то получил бы отказ. Признает ли Верховный суд РФ такую схему обходом закона с противоправной целью (п. 1 ст. 10 ГК РФ)? Возможно. Еще один интересный нюанс заключается в том, что в первом споре, когда рассматривался вопрос о законности решения собрания акционеров, банк обратился в апелляцию с жалобой на решение суда первой инстанции, требуя привлечь его в качестве третьего лица. Свои требования банк аргументировал тем, что в результате такого решения суда он потеряет обеспечение в виде поручительства. В ответ на жалобу банка и истец (миноритарий), и ответчик (акционерное общество) указали, что спор между ними корпоративный и интересы банка решением суда не затрагиваются. Апелляция с их доводами согласилась.

День
Неделя
Месяц