1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 73

Практики и теоретики едины во мнении: село надо спасать

«Разбитое продовольственное корыто» ждет страну, если не предпринять коренные изменения в аграрном производстве и обустройстве сельских территорий. Об этом, не сговариваясь, заявили практики сельскохозяйственного производства и теоретики агропромышленного комплекса.

О вызовах российскому селу говорили в конце ноября с разницей в два дня на двух площадках — в ТАСС, на пресс-конференции, и в ЦСР, на презентации научного исследования.

Без объединения намерений и усилий власти и бизнеса не обойтись

Встреча с журналистами превратилась по существу в круглый стол непарламентских политических сил — Партии возрождения села, Объединенной аграрно-промышленной партии России, Партии дела, партии «Возрождение аграрной России», движения «Федеральный сельсовет». Их представители заявили, что реальная государственная поддержка сельхозтоваропроизводителей должна осуществляться без деления работающих на земле на крупных и мелких. В странах, где заботятся об удовлетворении продовольственного спроса, все аграрии одинаково получают поддержку от государства.

«У нас власть не слышит ни производителей продуктов питания, ни потребителей, — сказал представитель Объединенной аграрно-промышленной партии России Олег Мустафин. — И люди экономят на еде, подрывая здоровье».

Руководитель фермерского хозяйства из Свердловской области Сергей Бондарь обратил внимание на исполнение поручения главы государства, положившего начало программы устойчивого развития сельских территорий. Но поскольку Минфин заставляет все ведомства экономить на всем, реализация программы практически не начата, а теперь и вовсе досрочно прекращается. Для спасения сел и производств в них нужен институт развития сельских территорий как координатор всех министерств и ведомств и бизнеса, сказал фермер.

Лидер Партии дела, президент ООО «Новое Содружество» и ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин считает, что поддержать сельских производителей может развитие внутреннего и внешнего рынков, доступность кредитов и снижение налогов для товаропроизводителей, которые перестали покупать новую отечественную технику.

Руководитель фермерского хозяйства из Мордовии Александр Романов сообщил, что растениеводы покупают дизельное топливо по 37—40 руб. за литр, а выращенный ячмень продают по 5 руб. за килограмм и едва сводят концы с концами.

В Липецкой области ячмень в прошлом году стоил 9 руб., а цена гречихи упала вдвое — с 22 до 10 руб. за кг. Теперь после переработки гречиха стоит 16 руб., в торговой сети цена крупы не опускается ниже 70 руб.

По мнению сопредседателя Партии возрождения села, директора АО «Солгон» из Красноярского края Бориса Мельниченко, рапорты Минсельхоза о подъеме АПК не соответствуют действительности. «Мы третий год видим отрицательную динамику из-за того, что цены на средства производства, топливо и электроэнергию растут, а цены на сельхозпродукцию падают», — сказал он.

Практик из Сибири считает, что государство отвернулось также от местного самоуправления, тем более что оно ничего не просит у государства. «А мы знаем, как должно развиваться местное самоуправление, — заявил он. — На базе локальной экономики в каждом муниципальном образовании».

«Федеральный сельсовет» предлагает установить следующие нормативы отчислений доходов от федеральных налогов и сборов в бюджеты сельских поселений:

  • 100% — от ЕСХН, земельного налога, налога на имущество, налога на непромышленную добычу золота, ЕНВД для отдельных видов деятельности, а также от сбора госпошлин за совершение нотариальных действий должностными лицами органов местного самоуправления сельского поселения и госпошлин за выдачу органом местного самоуправления сельского поселения специального разрешения на движение по автомобильной дороге транспортного средства, осуществляющего перевозки опасных, тяжеловесных и (или) крупногабаритных грузов;

  • 50% — от НДФЛ и налога на прибыль;

  • 5% — от НДС.

В бюджеты муниципальных районов предлагается перечислять:

  • 100% — от ЕСХН, земельного налога и налога на имущество с межселенных территорий;

  • 50% — от НДФЛ и налога на прибыль;

  • 5% — от НДС.

Одновременно рекомендуется прекратить практику преобразования муниципальных районов в городские округа, так как это ущемляет конституционные права сельских жителей и не соответствует смыслу местного самоуправления.

Концентрация сельскохозяйственного производства приобретает гипертрофированные размеры

Конкретные предложения прозвучали и в Центре стратегических разработок, где доктора экономических наук Наталья Шагайда и Василий Узун представили доклад «Тенденции развития и основные выводы аграрного сектора России», подготовленный ЦСР в партнерстве с Центром агропродовольственной политики РАНХиГС при Президенте РФ.

Они считают, что концентрация сельскохозяйственного производства приобретает гипертрофированные размеры. Почти половину товарной продукции (46,5%) производят 350 сельхозорганизаций из 21 000 зарегистрированных. В 61% хозяйств производят всего 4% продукции, но в их руках находится 27% сельхозугодий и занято 12% работников. Треть продуктов питания (35%) производится в мельчайших хозяйствах населения. Такая аграрная структура аномальна для мировой практики, утверждают ученые.

Основная часть сельхозтоваропроизводителей, не входящих в холдинги, лишена государственной поддержки. Так, половина сельхозорганизаций получает не более 5% государственных субсидий, а доля их выручки в общем объеме реализации сельскохозяйственной продукции составляет 8%. Между тем пять (!) сельхозорганизаций в 2015 финансовом году получили 6% субсидий, имея 3% всей выручки. Под контролем одного агрохолдинга находятся порой территории нескольких муниципальных районов, и это результат неравного доступа хозяйствующих субъектов к субсидированным кредитным ресурсам и другим формам государственной поддержки.

Ставка на несколько сверхкрупных компаний повышает риски продовольственного снабжения страны. Зависимость от состояния дел в них вынуждает государство создавать особые условия для их функционирования, чтобы не допустить перебоев в поставках, говорят эксперты ЦСР.

По их мнению, не меньше проблем возникает и в связи с производством продовольствия в хозяйствах населения. В них из-за допотопной технологии производительность труда в пять раз ниже, чем в сельскохозяйственных организациях и крестьянских (фермерских) хозяйствах. Мелкие товаропроизводители пребывают в постоянном страхе из-за сложностей с реализацией результатов своего труда.

Всероссийская сельхозперепись 2016 г. показала, что фермеры используют 43,3 млн га земли, а не 28,8 млн по данным Росреестра. И наоборот, за хозяйствами населения Росреестр числит 77,3 млн га земли, а переписчики нашли только 14,3 млн.

Еще один вызов АПК ученые видят в архаичных условиях жизни в сельской местности. Они считают, что к деградации человеческого капитала на селе ведут:

  • непозволительно низкий для современного общества уровень обеспеченности жилищ коммунальными удобствами — 30,8% от всего жилого фонда в сельской местности;

  • затрудненный доступ к учреждениям медицины, образования, культуры ввиду оптимизации школьного образования и здравоохранения;

  • ограниченный круг возможных мест работы;

  • неудовлетворительное состояние транспортного сообщения, телефонной и интернет-связи.

Необходимо отказаться от создания «тепличных условий» для отдельных компаний в пользу массовой среды для развития высокопроизводительного сельского хозяйства, что возможно посредством принятия и реализации масштабного проекта «Продовольствие для России и мира», считают авторы исследования.

Факторами ключевого разворота аграрной политики страны они называют переход:

  • от доктрины продовольственной безопасности — к приоритету экономической доступности к безопасному производству;

  • от поддержки сильнейших — к созданию среды для малого и среднего предпринимательства и развитию крупных компаний через контракты с малым бизнесом;

  • от архаичности условий жизни — к повышению привлекательности ведения бизнеса и жизни в сельской местности;

  • от стимулирования роста объемов — к повышению конкурентоспособности российских продуктов;

  • от ориентации на рост во всех отраслях — к встраиванию страны в международное разделение труда.

В противном случае потребитель становится едва ли не единственным инвестором сельского хозяйства, и от его семейного бюджета будет зависеть благополучие отрасли-кормилицы.

Динамика цен на молочные продукты на 1 ноября каждого года, руб.

Продукт

2009

2011

2013

2015

2017

Молоко питьевое пастеризованное 2,5—3,2% жирности, 1 л

25,83

32,04

37,17

46,68

52,71

Йогурт, 125 г

10,54

12,31

14,42

18,95

22,65

Сметана, 1 кг

97,07

115,36

131,6

170,2

193,76

Творог жирный, 1 кг

137,23

175,26

201,88

268,08

305,63

Сыры, усредненная цена разных сортов, 1 кг

201,7

266,47

308,66

410,88

476,65

Примечание от «ЭЖ»: коэффициенты продовольственной независимости достигнуты, кроме молока и молочных продуктов.

Источник: «РГ» по данным Росстата.