1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 45

Надежды на будущее повысили уверенность потребителей

Индекс потребительской уверенности в III квартале нынешнего года вырос на 7 п.п., но по-прежнему остается в отрицательной зоне (–19%). Покупатели весьма скромно оценивают свое нынешнее материальное положение и экономическую ситуацию в стране, но надеются на их улучшение в будущем.

В III квартале улучшились все компоненты индекса потребительских настроений (ИПУ) Росстата, хотя ни один из его частных индексов не сумел значительно приблизиться к «поясу» положительных значений.

Так, частный индекс произошедших изменений в личном материальном положении увеличился на 8 п.п., но «завис» в негативной зоне на уровне –19%. Похожую динамику продемонстрировал частный индекс изменений в экономике страны, который тоже подрос на 9 п.п., но остался в «красной» зоне со значением –26%.

Важная деталь: положительная динамика большинства частных индексов была обеспечена заметным сокращением доли негативных оценок, при этом доля позитивных мнений увеличилась весьма незначительно. То есть настрой покупателей стал менее пессимистичным и более нейтральным, но число оптимистов при этом росло достаточно медленно.

Особенно показательна динамика составляющих индекса произошедших изменений в экономике России за последние 12 месяцев. В III квартале текущего года 10% участников опроса считали, что экономическое положение страны улучшилось, а 52% придерживались противоположного мнения. При этом кварталом ранее доля таких оценок составляла 7 и 63%, а в начале года — 5 и 75%. Таким образом, в течение полугода группа пессимистов сократилась с 75 до 52% (на 23 п.п.), а когорта оптимистов выросла лишь на 5 п.п.

Распределение ИПУ по различным возрастным группам сохранило свою традиционную конфигурацию (при заметном снижении пессимизма во всех возрастных категориях).

Среди молодежи в возрасте от 16 до 29 лет индекс вырос относительно предыдущего квартала на 8 п.п. (до значения –14%), превысив индикатор по выборке в целом на 5 п.п.

В группе «зрелых» граждан от 30 до 49 лет индекс при таком же росте достиг значения –17%, сохранив прежний разрыв с молодежью в 3 п.п.

Наиболее пессимистичной осталась группа населения от 50 лет и старше. Рост ИПУ здесь составил 6 п.п. Его величина (–22%) по-прежнему была минимальной среди всех возрастных групп, а разрыв между старшим и средним поколением вырос с 3 до 5 п.п.

Самая экономически активная часть населения (30—49 лет), как правило, острее других реагирует на кризисные явления. Именно эти люди зачастую несут бремя ответственности не только за себя, но и за старшее, и за младшее поколение своих семей. Например, в I—III кварталах 2009 г. и в I—II кварталах 2015 г. уверенность этой группы падала резче, чем других возрастных категорий. Тот факт, что за апрель — сентябрь текущего года население среднего возраста сумело в определенной мере преодолеть унылый настрой предыдущих кварталов и сократить разрыв с более уверенной молодежью, является, по оценке ученых ВШЭ, весьма позитивным моментом.

Граждане еще не созрели для дорогих покупок, но…

Особенно интересно, по мнению экспертов «Вышки», более детально рассмотреть реакцию населения на вопросы анкеты Росстата о своем текущем материальном положении, ожидаемом изменении цен на товарных рынках и благоприятности условий для осуществления крупных покупок. Отношение потребителей к данным аспектам своей жизни в значительной степени определяет интенсивность текущего и ожидаемого спроса со стороны населения. Это жизненно важно в первую очередь для торговли, сферы услуг и жилищного строительства, но также имеет большое значение для экономики в целом.

Итак, свое текущее материальное положение лишь 0,1% участников опроса оценили как «очень хорошее». Чуть более 5% сообщили о своем «хорошем» материальном положении, более 60% оценили его как «среднее». В то же время около 30% сообщили о «плохой» и почти 5% — об «очень плохой» ситуации.

Менее 1% респондентов надеются на снижение цен в ближайшей перспективе (причем никто не рассчитывает на их значительное падение). Около 8% граждан предполагают, что цены останутся на прежнем уровне. Почти 40% ожидают незначительный рост цен, а половина участников опроса опасаются их рывка.

Только 0,3% участников опроса сообщили, что сложившаяся ситуация представляется им очень благоприятной для проведения дорогостоящих покупок. Около 6% считали ее «скорее благоприятной, чем неблагоприятной», чуть более 30% — что «плюсов» и «минусов» одинаково. Более 35% заявили о «скорее неблагоприятной» ситуации, и почти четверть респондентов констатировали совсем неблагоприятные условия для совершения крупных покупок в текущем периоде.

Косвенно подобное распределение ответов говорит о том, что практически две трети населения страны сейчас не намерены делать покупки относительно дорогостоящих товаров (если, конечно, это не скажется на ухудшении качества и уровня жизни человека).

Более оптимистичными казались настроения потребителей относительно будущего развития событий в следующие 12 месяцев. Частные индексы ожидаемых изменений в экономике страны и личном материальном положении выросли на 5 и 4 п.п. соответственно, достигнув одинакового значения (–8%).

…уже адаптировались к «новой реальности»

«Первая попытка компенсационного роста ИПУ во II квартале 2015 г. была неудачной и сразу же сменилась новым спадом, который растянулся до начала текущего года, — вспоминает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. — Темпы ухудшения настроений потребителей замедлились во II квартале 2016 г., и эта относительно позитивная тенденция продолжилась в анализируемом периоде. Таким образом, сейчас мы наблюдаем вторую волну восстановления ИПУ. В результате относительного улучшения индикатора на протяжении последних двух кварталов сейчас его значение находится посередине между средними уровнями благополучных 2011—2013 гг. и кризисного 2015 г.».

О восстановлении уровня жизни населения в ближайшее время, по мнению ученого, речь не идет. Реальные располагаемые денежные доходы населения перманентно сокращаются уже на протяжении почти двух лет, и интенсивность этого процесса не снижается.

Основой компенсационного роста потребительской уверенности, вероятно, является постепенная адаптация населения к условиям «новой реальности». Домашние хозяйства, особенно с доходами ниже среднего, вынуждены были перейти на избирательно-сберегательную или даже скорее оборонительную модель потребительского поведения. Они сбалансировали свои расходы при более низком уровне доходов и сократили все, с их точки зрения, излишние траты. Например, многие россияне отказались от покупки дорогостоящих продуктов и товаров и от пользования необязательными услугами.

При наличии свободных средств граждане предпочитают их сберегать, опасаясь наступления более трудных времен. Таким образом, население ведет себя так же, как и государство, — создает личные «резервные фонды» и «фонды национального благосостояния», устанавливает свои новые бюджетные правила, строго определяя, на что, сколько и в какой ситуации можно тратить деньги.

«Сказался и психологический эффект от достаточно стабильной макроэкономической ситуации в стране: инфляция невысока, нет резкой волатильности на валютном рынке, рубль не обесценивается, а понемногу укрепляется, — отмечает Г. Остапкович. — Нет падения нефтяных цен и даже превышена психологическая отметка в 50 долл. за баррель, а это тоже позитивный сигнал для населения. Хотя личное благосостояние большинства россиян мало зависит от уровня нефтяных цен, за котировками следят все, потому что понимают зависимость от них российской экономики. Кроме того, в последние месяцы, несмотря на продолжение сокращения реальных располагаемых денежных доходов населения, реальная заработная плата сохраняет уровень около 100%».

В заключение стоит отметить, что благодаря росту ИПУ в июле — сентябре на 7 п.п. Россия значительно улучшила свои позиции в рейтинге европейских стран, проводящих обследования потребительской уверенности по сопоставимой с Росстатом методологии.

Если в начале года российские потребители по глубине пессимизма уступали лишь традиционным аутсайдерам — грекам, то во II квартале они смогли опередить еще и покупателей Болгарии, а в III квартале — обогнать жителей Румынии и Хорватии. Хотя до группы фаворитов, в которую входят Финляндия, Дания, Швеция, Ирландия и Нидерланды, нам пока еще очень далеко. Там четко работают институты развития, экономически ориентированные на социальную поддержку населения, а высокая доля бюджетных ассигнований вкладывается в человеческий капитал.