1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Российской молочки становится больше

За год, прошедший с момента введения запрета на ввоз в Россию молока и молочных продуктов из США, ЕС, Австралии, Норвегии и Канады, отечественный рынок молочных продуктов претерпел серьезные изменения. В частности, объем импорта сыров снизился в 9,4 раза, а объем его производства вырос на 22,6%. Чтобы обеспечить страну безопасной и качественной молочкой, участники рынка просят решить проблему дефицита сырья, непривлекательности отрасли, обеспечить приемлемые кредитные условия для аграриев и увеличить объемы субсидирования хотя бы до уровня Белоруссии.

Как говорится в материалах аналитического центра Национального союза производителей молока «Союзмолоко», за год с момента введения эмбарго значительно снизились объемы импорта масла, сухого молока и сыра, так как именно по этим молокоемким категориям Россия была наиболее импортозависима. Так, за период с июля 2013 г. по июль 2014 г. было ввезено 57 000 т сливочного масла, а за тот же период 2014—2015 гг. — всего 7300 т, что в 7,8 раза меньше. Сухого цельного молока ввезли в 3,5 раза меньше (8500 и 2400 т соответственно), сухого обезжиренного молока — в 6,3 раза меньше (45 000 и 7100 т). Наибольшее падение наблюдается в импорте сыров, его объем упал в 9,4 раза, с 385 000 до 41 000 т.

В то же время увеличился объем производства отечественной молочной продукции. Сливочного масла произвели на 8,3% больше, сыра и сырных продуктов — на 22,5%, цельномолочной продукции — на 0,3%. «Эмбарго действительно стало шансом для российских сыроделов нарастить производство, — пояснил председатель правления „Союзмолока“ Андрей Даниленко. — До эмбарго им было сложно конкурировать с европейскими производителями, так как уровень господдержки в ЕС в разы выше, поэтому молоко, а соответственно, и сыр значительно дешевле».

По данным региональных органов управления АПК, средние цены на молоко 1-го сорта базисной жирности за год выросли с 17 100 до 18 100 руб. за тонну (+5,8%). Средние цены российских переработчиков на масло увеличились на 12,1%, на сухое цельное молоко — на 5,1%, на сухое обезжиренное молоко — на 9,9%, на сыры — на 16,2%.

Такая динамика объясняется продолжающимся сокращением поголовья и дефицитом молока-сырья на рынке. Несмотря на то что за счет сокращения поголовья в личных подсобных хозяйствах и закрытия низкоэффективных ферм объем производства вырос на 3%, количество коров в сельхозорганизациях России за год снизилось на 2,4%. Эта тенденция сохраняется на протяжении последних нескольких лет. По мнению экспертов, производство молока по-прежнему остается невыгодным и непривлекательным для инвестора.

Вместе с тем на цену молока существенно повлияла девальвация, так как и оборудование, и корма, и другие важные составляющие завозятся из-за рубежа и не имеют конкурентных аналогов в России. Заметно отразилось на себестоимости сырья увеличение процентных ставок по кредитам и длительные задержки в получении субсидий в 2014 г.

С падением импорта снижается качество

Именно из-за подорожания сырья наиболее быстро росло производство сырных продуктов — сыра с добавлением растительных жиров. Для производства сыра и масла требуется наибольшее количество молока, поэтому заводы пытаются сохранить низкую цену и выпускают продукт с более дешевым растительным жиром.

«В сегменте сыров и масла остро стоит проблема фальсификации молочной продукции, когда производитель использует пальмовое масло, но не предупреждает об этом покупателя. При этом штрафы за такую деятельность остаются незначительными, — сообщил А. Даниленко. — Мы видим, что потребительская активность упала из-за того, что сыры резко подорожали, поэтому фальсифицированные продукты пользуются большим спросом».

В то же время закрытие российского рынка и отмена квотирования производства сельхозпродукции в Европе уже привели к снижению цен на мировых рынках. В Румынии они упали на 10%, в Нидерландах — на 46%, в Германии и Австрии — на 20%. В Новой Зеландии средние цены упали до 230 евро за тонну (–42%), в США — до 330 евро (–11%). Средние мировые цены с начала августа 2014 г. на масло упали в 1,5 раза, на сухое цельное молоко — в 1,8 раза, на сухое обезжиренное молоко — в 2,3 раза, на сыры — в 1,4 раза. Это оказывает дополнительное давление на российский рынок и создает стимул для увеличения импорта в Россию молока и молочных продуктов из ЕС через страны СНГ и ТС.

Производителям не хватает кредитных ресурсов

О том, что мешает импортозамещению в молочной отрасли, участники рынка доложили властям на заседании Правительственной комиссии по импортозамещению под руководством премьера Дмитрия Медведева в Краснодаре.

Первым и самым главным препятствием для развития продовольственного сектора, по мнению главы «Союзмолока», сегодня остается недоступность кредитных ресурсов. Молочники считают, что национальный проект развития сельского хозяйства, который реализовывался с 2006 г., был успешным во многом потому, что был серьезно упрощен доступ аграриев к кредитам. Сегодня перед отраслью стоит задача импортозамещения, но условия кредитования и залоговые требования ужесточены, и из-за длинных сроков окупаемости и более высоких рисков молочное животноводство в них не вписывается.

За время реализации Нацпроекта также накопилось огромное количество неэффективно реализованных проектов, которые сегодня остаются бременем для Россельхозбанка, поэтому эксперты предлагают провести некую санацию и перезагрузку системы кредитования в АПК для обеспечения нормальных условий работы аграриев.

Второй проблемой является неэффективное регулирование рынка. С одной стороны, власти ограничили импорт, но с другой — вырос объем фальсификата на полках. «По сути, мы стимулируем импорт пальмового масла, — объяснил глава союза. — Мы второй год боремся за повышение штрафов за фальсификацию, но они все еще мизерные».

Кроме того, на рынке молока с каждым годом усиливается волатильность цен, что крайне негативно сказывается на инвестиционной привлекательности отрасли. Молочники считают, что необходимо рассмотреть возможность проведения интервенций на молочном рынке по аналогии с зерновым и установления коридора индикативных цен, что помогло бы сгладить эти скачки.

В качестве третьей важной проблемы производители выделили недостаточный уровень господдержки, который сегодня меньше не только европейского, но и белорусского. В этом году из-за высокой нагрузки на региональные бюджеты некоторые субъекты отказывались подавать заявки на получение субсидий из центра, так как это повлечет за собой необходимость регионального софинансирования.

Четвертым вопросом, обсужденным в ходе заседания, стали административные барьеры. По мнению молочного бизнеса, необходимо ввести мораторий на любые решения государства, которые приводят к дополнительной финансовой нагрузке на бизнес. Это касается в первую очередь введения новых экологических сборов, тарифов для молоковозов, очередных правок технических регламентов, введения дополнительных проверок ветеринарами готовой молочной продукции.

Вице-премьер Аркадий Дворкович со своей стороны заверил, что в этом году будут выделены дополнительные средства для молочной отрасли, которые пойдут в том числе на субсидирование процентных ставок по кредитам. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев заявил, что молочная отрасль нуждается в усиленном внимании, так как сегодня рост производства идет недостаточными темпами, и ведомство будет искать возможности увеличения объемов поддержки молочников.

К сведению

Почти половина россиян не поддерживают уничтожение санкционных продуктов

Тема уничтожения санкционных продуктов разделила российское общество на почти равные половины. Об этом свидетельствуют данные опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

К уничтожению продуктов, запрещенных к ввозу в с страну и конфискованных на таможне, россияне относятся неоднозначно: 46% поддерживают подобную практику, 44% — нет. При ответе на вопрос без подсказок о том, как же следует поступать российской таможне с такими товарами, избавляться от них предложили 22% опрошенных, тогда как 25% посоветовали передать их малоимущим слоям населения, бездомным и т.п. Еще 14% высказались за то, чтобы отправить конфискат обратно.

Высказывая предположения о том, с какой целью российские власти уничтожили ряд конфискованных санкционных продуктов, респонденты чаще всего выдвигали следующие версии. Каждый седьмой (16%) считает, что это решение принято в связи с их возможным ненадлежащим качеством. Другие же (15%) полагают, что это ответный ход на политику Запада. Также говорили, что данная мера призвана не допустить подобного в дальнейшем (10%) или является способом соблюсти закон (7%).

При этом в том, что после проведенных изъятий и ликвидации попыток незаконно ввезти запрещенные продукты станет меньше, уверены 49% наших сограждан. Чаще других данную точку зрения разделяют москвичи и петербуржцы (63%). Более трети (38%) не думают, что мера будет эффективной, и полагают — контрабандный товар будет поступать в тех же объемах, что и сейчас. А 3% и вовсе опасаются увеличения числа попыток нелегального ввоза продовольствия.

В целом россияне согласны с тем, что продукты, изъятые на таможне, можно уничтожать, и прежде всего в том случае, если они могут нанести вред здоровью — об этом сказали 79%. Другие считают достаточным основанием для уничтожения съестного поддельную документацию на них или ее отсутствие (44%), иные виды нарушений законодательства России (33%). Только 10% респондентов называют ликвидацию продуктов питания в принципе недопустимой.