1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать

Положение п. 4 ст. 292 ГК РФ не обеспечивает реализацию возможностей защиты прав ребёнка

Согласно данной норме, отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника этого помещения, возможно без согласия органов опеки и попечительства, если несовершеннолетние не находятся на попечении собственника жилья.

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба Чадаевой Валерии Валерьевны.

Отец заявительницы был собственником квартиры, в которой проживала его дочь. В 2007 году, отбывая наказание за злостное уклонение от уплаты алиментов на содержание своей несовершеннолетней дочери, он квартиру продал.

Суды, сославшись на положения п. 4 ст. 292 ГК РФ, отказали в признании сделок купли-продажи недействительными. Суды полагали, что заявительница находилась на попечении своей матери, поэтому согласия органов опеки и попечительства для продажи квартиры не требовалось.

По мнению заявительницы, у родителей не должно быть права распоряжаться жилым помещением, которое является единственным жильём для их ребёнка.

Материнство, семья и детство находятся под защитой государства. Вместе с этим забота о детях – это конституционная обязанность их родителей.

Однако в отношениях с родителями дети являются уязвимой стороной. Поэтому,в случае конфликта интересов между родителями и детьми, приоритет должен быть на стороне детей.

Конституция закрепляет принцип презумпции добросовестного поведения родителей, т.е. такого общепринятого поведения, при котором права детей не нарушаются.

Именно поэтому при отчуждении жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, согласие органа опеки и попечительства, по общему правилу, не требуется. Поэтому п. 4 ст. 292 ГК РФ в той его части, которая закрепляет правовые гарантии детей, оставшихся без попечения родителей, и детей, чьи родители исполняют свои обязанности надлежащим образом, не ущемляет права и интересы несовершеннолетних.Такое правовое регулированиенаправлено также на обеспечение гарантий прав собственника свободно распоряжаться принадлежащим ему жилым помещением в своих интересах и в интересах проживающих с ним несовершеннолетних детей.

Однако нельзя исключать вероятность того, что собственник жилого помещения будет действовать недобросовестно по отношению к детям. Родители не вправе ухудшать необоснованно и несоразмерно жилищные условия проживающих с ними детей и тем более они не вправе лишать детей жилища. Поэтому законодатель был обязан установить такое регулирование, при котором права и законные интересы несовершеннолетних, нарушенные при отчуждении жилого помещения, в котором они проживают, подлежат судебной защите и восстановлению. И суд правомочен понудить родителя к восстановлению нарушенных прав ребёнка.

Между тем положение п. 4 ст. 292 ГК РФ как по буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, не обеспечивает реализацию возможностей такой защиты прав ребёнка. Этой нормой закона не учитывается ситуация, когда на момент совершения сделки о продаже жилого помещения родительское попечение формально не прекращалось, но в силу тех или иных причин фактически не осуществлялось.

Такое регулирование не согласуется с требованиями Конституции РФ об обязанностях родителей и несоразмерно ограничивает гарантированные ею право на жилище и право на судебную защиту.

Поэтому Конституционный Суд постановил признать п. 4 ст. 292 ГК РФ не противоречащим Конституции РФ, когда эта норма направлена на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних, не находящихся на попечении родителей. А в отношении тех несовершеннолетних, которые формально находятся под опекой родителей, но жилищные права которых были нарушены, эта норма не соответствует Конституции РФ.