1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 287

Дефицит федерального бюджета сокращается, в регионах — растет

За январь — апрель нынешнего года дефицит федерального бюджета составил 995,79 млрд руб. в результате быстрого роста расходов, в первую очередь, на оборону. Однако увеличение доходов бюджета за счет повышения цен на нефть может сократить к концу года дефицит на 470 млрд руб. по сравнению с плановым показателем. В ­более сложном положении оказались ­регионы, на бюджетные «плечи» которых легли увеличившиеся социальные расходы.

Доходы федерального бюджета в текущем году в соответствии с принятыми в апреле поправками в профильный закон должны составить 12 540 млрд руб. Данный показатель рассчитан при среднегодовой цене на нефть 50 долл. за баррель и обменном курсе 61,5 руб. за долл.

На практике, по вполне понятным причинам, эти важнейшие внешние предпосылки несколько отличаются от плановых параметров. Так, по данным ЦБ РФ, средний обменный курс доллара к рублю за январь — апрель 2015 г. составил 59,7 руб. А средняя цена на баррель нефти марки Urals за четыре месяца равнялась 55 долл.

Увеличение среднегодовой цены на нефть на 1 долл. за баррель, по модельным расчетам ученых Центра развития ВШЭ, приводит к росту бюджетных доходов на 130 млрд руб., а уменьшение обменного курса рубля на 1 руб. сокращает доходы федерального бюджета на 85—87 млрд руб.

Фактическое отклонение цены на нефть и курса руб­ля от прогнозных значений (55 долл. за баррель вместо 50 долл. и 59,7 руб. за долл. вместо 61,5 руб.) привело к увеличению доходов федерального бюджета за четыре месяца 2015 г. на 150 млрд руб. А по итогам года рост доходов может составить 450—470 млрд руб.

Что касается поступления основных видов ненефтегазовых доходов, то их доли в ВВП в 2015 г. превышают или равняются соответствующим показателям за 2013 и 2014 гг.

Расходы федерального бюджета за январь — апрель 2015 г. профинансированы на 36,4% от уточненного годового плана (для сравнения: в 2013 г. этот показатель составлял 32%, в 2014 г. — 31%). Высокие показатели исполнения бюджета по расходам связаны, в первую очередь, с масштабным авансированием исполнения оборонного заказа.

Дефицит федерального бюджета за четыре месяца 2015 г. равен 994 млрд руб. (4,4% ВВП).

Помимо дефицита бюджета, за этот период было профинансировано сокращение государственного внешнего долга на сумму 165 млрд руб. При этом, по данным Казначейства, финансовый итог операций с ценными бумагами за четыре месяца составил –1,5 млрд руб., а дополнительные расходы на выдачу бюджетных кредитов — 55 млрд руб., что только увеличило потребность в финансовых ресурсах.

Центр надеется на Резервный фонд

Общий объем средств, необходимый для финансирования бюджетного дефицита и перечисленных выше операций, превысил 1,2 трлн руб. На их финансирование в январе — апреле текущего года, по данным Федерального казначейства, было потрачено 500 млрд руб. средств Резервного фонда. В качестве недостающих источников финансирования на сумму около 700 млрд руб., по оценке аналитиков «Вышки», были использованы средства бюджетополучателей, находящиеся на казначейском счете.

Разумеется, средства бюджетополучателей, формально использованные на финансирование бюджетного дефицита, в течение года придется вернуть. Финансирование этих операций будет осуществляться за счет доходов федерального бюджета и средств Резервного фонда.

В поправках к закону о федеральном бюджете предусмот­рено расходование средств Резервного фонда на сумму свыше 3 трлн руб. По состоянию на 6 мая 2015 г. оставшийся объем средств в Резервном фонде составлял 3950 млрд руб. То есть на конец года от основного финансового резерва страны в соответствии с принятым законом о бюджете может остаться весьма скромная ­сумма.

Однако при сохранении нынешних конъюнктурных условий дефицит федерального бюджета и, соответственно, средства, перечисляемые из Резервного фонда, по мнению ведущего научного сотрудника Центра развития ВШЭ Андрея Чернявского, могут сократиться на те самые 450—470 млрд руб., которые обеспечат более высокие, по сравнению с плановыми показателями, цены на «черное золото».

Регионам остается только снижать социальные расходы

Социальные расходы федерального бюджета в последнее время сокращаются и в абсолютном, и в относительном выражении, при этом, по оценкам ученых Института управления социальными процессами (ИУСП) ВШЭ, возросла нагрузка на регионы при финансировании этой сферы. Опережающий рост социальных расходов на уровне субъектов Федерации привел к разбалансированности их бюджетов, большому дефициту и долгам.

Начавшийся кризис усиливает необходимость поддержки бюджетов регионов из федерального бюджета. Но объемы федеральной помощи и ее доля в доходах консолидированных бюджетов территорий сокращаются. А те средства, что поступают из федерального бюджета, нацелены в основном не на смягчение бюджетного кризиса, а отражают геополитичес­кие приоритеты российских властей: поддержку удаленного и граничащего с Китаем Дальнего Востока, неспокойного Северного Кавказа, присо­единенного Крыма.

Следствием дисбаланса доходов и расходов стал резкий рост дефицита бюджетов регио­нов (в прошлом году его имели 75 регионов). Суммарный долг регионов и муниципалитетов на 1 января 2015 г. вырос до 2,4 трлн руб. и превысил треть от налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов Федерации (без учета трансфертов). А в 47 регионах долги превышают половину их налоговых и неналоговых доходов.

Наибольшая долговая нагрузка на Чукотке (125%), в Смоленской, Костромской облас­тях, Республике Мордовия (более 100%). Тревожная ситуация сложилась в респуб­ликах Карелия и Удмуртия, Белгородской, Вологодской, Астраханской, Пензенской, ­Саратовской, Амурской ­областях (80—96%).

Жизнь без долгов могут поз­волить себе только регионы с огромной нефтегазовой рентой (Тюменская, Сахалинская области, Ненецкий автономный округ), а с минимальным долгом — немногочисленные регио­ны с ответственной бюджетной политикой, среди которых и богатые (федеральные города и Ханты-Мансийский АО), и не очень (Пермский и ­Алтайский края, Иркутская ­область).

«В этом году выделено 310 млрд руб. на перевод коммерческих кредитов в бюджетные. Это немного смягчит ситуацию, но не решит ее, потому что общий объем коммерческих кредитов более 1 трлн руб., — подчеркивает ведущий научный сотрудник ИУСП Наталья Зубаревич. — Но проблема не только в деньгах, это институциональная проблема, когда решения принимают на одном уровне, а их исполнение делегируется вниз без необходимого финансирования».

Регионам придется адаптироваться к новым условиям, сокращая свои социальные расходы и снижая занятость в бюджетном секторе, считают эксперты «Вышки». При этом трансформация сложившейся структуры расходов, смена приоритетов весьма сложны из-за высокой степени инерционности бюджетной системы. Принятые публичные обязательства бюджетов впоследствии почти невозможно отменить без политических рисков.