1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 184

Потенциал роста российской экономики — в структурных реформах

На фоне укрепляющегося рубля структурный анализ российской экономики выглядит особенно резким. По оценкам директора центра мак­роэкономического анализа Альфа-банка Натальи Орловой, в прошлом году темпы роста ВВП замедлились до 0,6%. Это посткризисный минимум. Для сравнения: в 2000—2007 гг. средний рост ВВП составлял 7%. Враг роста — инфляция. Ее глава ЦБ Эльвира Набиуллина обещает обуздать, но Н. Орлова в этом сомневается.

Снижение темпов роста само по себе не так тревожно, но вместе с отрицательным потенциалом развития промышленности дело принимает совсем иной оборот, объясняет Н. Орлова. В настоящий момент, по оценкам Альфа-банка, промышленность России работает почти на полной загрузке мощностей. По мнению экономиста, поддержать рост может только политика борьбы со структурными ограничениями, а стимулирование спроса приведет лишь к инфляции.

«Модель роста ВВП прош­лых лет, — вспоминает экономист, — опиралась на рост потребления. Сегодня уровень потребления на 22% превышает уровень 2008 г., а инвестиции перестали расти с 2012 г. Неспособность запустить инвестиционный рост будет означать уход страны в девальвационно-инфляционную спираль. Российская экономика оказалась между двух огней. С одной стороны, снижение темпов инфляции необходимо для запуска инвестиционной модели роста. С другой стороны, снижение темпов инфляции означает замедление темпов роста в ближайшей перспективе. Необходимость менять модель роста диктует необходимость снижать инфляцию, но это вступает в конфликт с низкой эффективностью экономики. И чем дальше, тем больше этот конфликт будет нарастать».

Также важным фактором замедления является новое ограничение — дорогие деньги, уверена Орлова. Санкции сделали мировые рынки капитала менее доступными для России, в 2014 г. российские эмитенты погасили 40 млрд долл. внешнего долга — против 25 млрд долл. в 2009 г., увеличив спрос на кредиты на внутреннем рынке.

Однако глава ЦБ Э. Набиуллина демонстрирует уверенность в своих силах. Для сдерживания инфляции и инфляционных ожиданий Банк России в течение всего 2014 г. повышал ключевую ставку. «Но поскольку воздействие денежно-кредитной политики на экономику, в том числе на динамику цен, реализуется не сразу, более того, поскольку наша экономика столкнулась с серь­езными внешними вызовами, которые невозможно было предвидеть, инфляция по итогам 2014 г. серьезно превысила целевой ориентир и составила 11,4%», — сетует глава ЦБ.

По мнению Э. Набиуллиной, непопулярные меры по ужесточению денежно-кредитной политики все же способствовали стабилизации инфляционных и девальвационных ожиданий субъектов экономики и поддержанию их склонности к сбережению и позволили избежать перехода в стагфляционный сценарий развития экономики, о котором говорили многие эксперты.

«Мы ожидаем достаточно быст­рого снижения инфляции, если не будет никаких новых непредвиденных обстоя­тельств, и выхода в марте следующего года на инфляцию около 9% с дальнейшим снижением», — прогнозирует глава ЦБ. И полагает реалис­тичным «достижение среднесрочной цели по инфляции 4% в 2017 г.».

По мнению Н. Орловой, проб­лемы роста российской экономики носят структурный характер, и ее потенциальные темпы роста ограничены величиной 1,5—2,0% в год на ближайшие 3—5 лет. Выводы Н. Орлова делает такие: «В долгосрочной перспективе стабильность курса руб­ля зависит от способности резко снизить инфляцию, этот сценарий пока представляется маловероятным в силу проблем в банковском секторе и больших расходных обязательств ­бюджета».