1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 621

Промышленность стартовала без энтузиазма

Индекс предпринимательской уверенности в промышленности, рассчитываемый на основе опроса Росстата, в январе 2014 г. вернулся к значению ноября прошлого года (–1%). Ученые ВШЭ отмечают, что индустрия опять возвращается к стагнационному тренду развития.

С одной стороны, итоги январского опроса выявили малозаметное, в пределах статистичес­кой погрешности, улучшение производственной и спросовой ситуаций по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

С другой — продолжилось вялотекущее сокращение занятых на крупных и средних предприя­тиях. По-прежнему, как и весь предыдущий год, сохраняется отрицательный баланс мнений респондентов относительно оценок состояния прибыли на своих предприятиях.

Средний уровень загрузки производственных мощностей снизился по сравнению с декаб­рем прошлого года на 1%, составив в целом по промышленности 63%. На протяжении последнего года практически не меняются предпринимательские оценки объемов запасов готовой продукции на складах.

Не вызывает особого беспокойства выявленная опросом текущая и ожидаемая инф­ляционная составляющая на промышленных предприя­тиях. Причем это относится как к «своим» ценам на отгруженную продукцию, так и к «чужим» — на сырье и материалы.

Несколько настораживает январское ухудшение производственных и спросовых ожиданий на ближайшие 3—4 месяца. По крайней мере, по сравнению с соответствующими мнениями респондентов, высказанными ими в последние месяцы прош­лого года.

Без серьезных изменений в последние месяцы остается влияние факторов, лимитирующих производственную деятельность. Явным негативным лидером является «недостаточный спрос на продукцию предприятия внутри страны» (46% респондентов). Далее с небольшим отрывом идут финансовые проблемы: «высокий уровень налогообложения» и «недостаток финансовых средств» (40 и 39% соответственно). Затем «высокий процент коммерчес­кого кредита» и «неопределенность экономической обстановки».

Как ни странно, наименее значимым отрицательным фактором стало «отсутствие или несовершенство нормативно-правовой базы» (7% респондентов). Хотя, по мнению экспертов ВШЭ, здесь есть ряд достаточно серьезных нерешенных проблем со стороны экономических регуляторов.

К сожалению, нельзя оценить лимитирующее влияние коррупционной составляющей из-за отсутствия данной темы в предлагаемых в анкете факторах. Скорее всего, по степени отрицательного влияния на развитие предприятия указанный фактор вошел бы как минимум в первую пятерку.

Несмотря на ярко выраженное стагнационное развитие промышленности, продолжающееся уже больше года, лишь 16% руководителей предприятий сообщили о неудовлетворительном экономическом состоянии своих структур. В то же время 8% из числа опрошенных менеджеров заявили о благоприятной, а 76% — об удовлетворительной ситуации.

Если говорить об обобщающих результатах исследования, то следует отметить, что январский опрос руководителей промышленных предприятий не выявил каких-либо серь­езных признаков возможной смены стагнационного тренда развития отрасли, характерного для 2013 г. Промышленность стартовала в 2014 г. практичес­ки в той же конфигурации, что и годом ранее.

Вследствие ухудшения прогнозных ожиданий респондентов относительно состояния делового климата в ближайшие 3—4 месяца главный результирующий композитный индикатор исследования — сезонно откорректированный индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) — перешел в отрицательную зону, вернувшись к значению ноября прошлого года (–1%).

Наибольшая величина ИПУ в анализируемом периоде отмечена в организациях, обрабатывающих древесину и производящих изделия из дерева, а наименьшая — на предприятиях текстильного и швейного производства, а также производящих резиновые и пластмассовые изделия.