1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 856

В любом деле важна осмотрительность

За действия без должной осмотрительности, повлекшие причинение вреда другим лицам, ответственность несет непосредственный исполнитель, даже если он выполнял распоряжение заказчика.

По действующему законодательству вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, нанесенный имуществу юридического лица, возмещается в полном объеме лицом, причинившим его. Лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред был причинен не по его вине (ст. 1064 ГК РФ). По мнению многих «вредителей», тот факт, что они действовали не по своей воле, а по распоряжению заказчика, — достаточное основание для их освобождения от ответственности.

Недавно Президиум ВАС РФ рассмотрел дело, касающееся возмещения вреда, причиненного при исполнении государственного контракта.

В суд обратился собственник имущества с иском к исполнителям государственного контракта о взыскании с них в солидарном порядке убытков, вызванных сносом принадлежащего ему строения.

Ответчики в ходе исполнения государственного контракта по реконструкции стадиона разобрали гараж, принадлежавший на праве собственности истцу и расположенный на земельном участке, предоставленном ему на праве аренды сроком на 49 лет. Снос гаража был предусмотрен локальной сметой и произведен по указанию заказчика. Заказчик считал, что гараж — самовольная постройка, поскольку его строительство и проектно-сметная документация не прошли регистрацию в органах местного самоуправления.

Суд первой инстанции отказал в иске, поскольку ответчики доказали отсутствие своей вины в причинении убытков истцу. Ведь они действовали во исполнение обязательств по государственному контракту и выполняли по заданию заказчика работы, предусмотренные проектной документацией и сметой.

Апелляционная инстанция решение суда оставила в силе, уточнив, что иск следовало предъявлять не исполнителям контракта, а заказчику. Она также подчеркнула, что для размещения стадиона заказчику был выделен в безвозмездное срочное пользование другой земельный участок, так как при наложении кадастровых планов границы земельных участков, выделенных истцу и заказчику, не совпадают. Заказчик должен проводить строительные работы на принадлежащем ему земельном участке (ст. 1 Градостроительного кодекса РФ). В данном случае заказчик самовольно распорядился земельным участком, который находился в законном пользовании истца, передав его подрядной организации в соответствии с государственным контрактом для проведения подрядных работ по реконструкции стадиона, и поручил подрядчику снести объект недвижимости, принадлежащий истцу. Ответчики же действовали во исполнение названного государственного контракта и выполнили по заданию заказчика работы, предусмотренные проектной документацией и сметой.

Окружной суд также отказал в удовлетворении иска, отметив, что взыскание убытков — мера гражданско-правовой ответственности и применить ее можно лишь при наличии совокупности условий ответственности, предусмотренных законом. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт причинения убытков, их размер, противоправность поведения причинителя ущерба и юридически значимую причинно-следственную связь между возникшими убытками и действиями (бездействием) ответчиков. Недоказанность хотя бы одного из элементов состава правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков.

Направляя дело в Президиум ВАС РФ, тройка судей отметила, что суды не учли следующее.

Возмещение убытков, применяемое в качестве меры гражданско-правовой ответственности, направлено на восстановление имущественных прав потерпевшего лица. Из пункта 1 ст. 1064 ГК РФ следует, что причинение имущественного вреда порождает обязательство непосредственно между причинителем вреда и потерпевшим.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом исходя из условий обязательства и требований закона, иных правовых актов, а при отсутствии таковых исходя из обычаев делового оборота или иных обычно предъявляемых требований.

В силу ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, в которой предусмотрены основания для ответственности за нарушение обязательства, лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Тем не менее из материалов дела не следует, что ответчики, занимающиеся предпринимательской деятельностью в сфере строительства, до сноса гаража, не принадлежащего заказчику и не находящегося на отведенном для реконструкции земельном участке, исполняя это поручение, влекущее гибель объекта и прекращение права собственности на него, проявили должную степень осмотрительности, оценив возможность его выполнения в строгом соответствии с законом.

Поскольку причинение вреда другим лицам, в том числе при выполнении своих обязательств перед контрагентами, является недопустимым, лицо, права которого при этом были нарушены, согласно ст. 15 ГК РФ может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Президиум ВАС РФ, рассматривая дело в порядке надзора, с этими доводами согласился, отменил решения нижестоящих судов и полностью удовлетворил иск.

Таким образом, за действия без должной осмотрительности, повлекшие причинение вреда другим лицам, ответственность несет непосредственный исполнитель, даже если он при этом выполнял распоряжение заказчика (постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2010 № 4515/10).