1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 128

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Осиповой Людмилы Владиславовны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 6 статьи 90 Земельного кодекса Российской Федерации, части шестой статьи 28 и частью четвертой статьи 32 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации»

Конституционный Суд РФ определение от 06.10.2015 № 2318-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки Л.В. Осиповой,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.В. Осипова оспаривает конституционность законоположений, устанавливающих, что границы охранных зон, на которых размещены объекты системы газоснабжения, определяются на основании строительных норм и правил, правил охраны магистральных трубопроводов, других утвержденных в установленном порядке нормативных документов, и закрепляющих запрет строительства на земельных участках, отнесенных к землям транспорта, без согласования с организацией - собственником системы газоснабжения или уполномоченной ею организацией каких бы то ни было зданий, строений, сооружений в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения (пункт 6 статьи 90 Земельного кодекса Российской Федерации и часть шестая статьи 28 Федерального закона от 31 марта 1999 года № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации»), а также предусматривающих, что здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения (часть четвертая статьи 32 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации»).

Как следует из представленных материалов, решением Кетовского районного суда Курганской области от 13 августа 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 18 декабря 2014 года, были удовлетворены исковые требования собственника магистрального газопровода и организации, осуществляющей эксплуатацию этого газопровода, о возложении на Л.В. Осипову обязанности снести принадлежащие ей жилые дома. Суд исходил из того, что вопреки требованиям строительных норм и правил, а также других утвержденных в установленном порядке нормативных документов жилые дома были возведены на земельных участках, частично входящих в охранную зону магистрального газопровода, относящегося к категории опасных производственных объектов, создающих угрозу жизни и здоровью людей, при этом жилые дома построены в пределах минимально допустимых расстояний до объектов системы газоснабжения. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2015 года Л.В. Осиповой было отказано в передаче ее жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы не соответствуют статьям 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 35 (части 1 - 3), 55 (часть 3) и 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации, поскольку запрещают строительство зданий в пределах минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения, определяемых строительными нормами и правилами, а также иными нормативными документами, которые, как она полагает, не имеют обязательного характера. Подобный запрет, как указывает Л.В. Осипова, позволяет судам общей юрисдикции принимать решения о сносе зданий, построенных в пределах минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения на землях, переведенных из категории земель сельскохозяйственного назначения в земли населенных пунктов, без признания таких зданий самовольными постройками по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

2. Согласно статье 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (части 1 - 3).

Конституция Российской Федерации, наделяя федерального законодателя определенной дискрецией при регулировании права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом (статья 71, пункты «в», «о»), закрепляет в статье 55 (часть 3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из данной нормы Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 8, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 и 35 вытекает, что ограничения права собственности могут вводиться федеральным законом, если только они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности), носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данного конституционного права (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2011 года № 7-П и др.).

3. В Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, и могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности; граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю; условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона (статья 9; статья 36, части 1 и 3, Конституции Российской Федерации).

Реализуя дискреционные полномочия в области правовой регламентации отношений, объектом которых являются земельные участки, федеральный законодатель в статье 56 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрел возможность установления особых условий использования земельных участков и режима хозяйственной деятельности в охранных зонах в качестве одного из видов ограничения прав на землю (подпункт 1 пункта 2); ограничения прав на землю устанавливаются актами исполнительных органов государственной власти, актами органов местного самоуправления, решением суда или в порядке, предусмотренном данным Кодексом для охранных зон (пункт 3 указанной статьи).

Согласно статье 87 Земельного кодекса Российской Федерации охранные зоны с особыми условиями использования земель в целях обеспечения безопасности населения и создания необходимых условий для эксплуатации объектов промышленности, энергетики, особо радиационно-опасных и ядерно-опасных объектов, пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, транспортных и иных объектов могут включаться в состав земель промышленности и иного специального назначения; земельные участки, которые включены в состав таких зон, у собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков не изымаются, но в их границах может быть введен особый режим их использования, ограничивающий или запрещающий те виды деятельности, которые несовместимы с целями установления зон (пункт 3).

Соответственно, осуществление градостроительства и застройка рядом с объектами промышленности, энергетики, особо радиационно-опасными и ядерно-опасными объектами, пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, транспортными и иными объектами, способными оказать вредное воздействие, тоже связаны с необходимостью учета правил по установлению охранных зон.

3.1. Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» определяет промышленную безопасность опасных производственных объектов как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий (абзац второй статьи 1). Согласно пункту 1 статьи 2 указанного Федерального закона, а также приложению 1 к данному Закону опасными производственными объектами являются газопровод и другие объекты, на которых получается, используется, перерабатывается, образуется, хранится, транспортируется, уничтожается газ.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации» охранная зона объектов системы газоснабжения - это территория с особыми условиями использования, которая устанавливается в порядке, определенном Правительством Российской Федерации, вдоль трассы газопроводов и вокруг других объектов данной системы газоснабжения в целях обеспечения нормальных условий эксплуатации таких объектов и исключения возможности их повреждения.

На земельных участках с охранными зонами газоснабжения не допускается строительство каких бы то ни было зданий, строений, сооружений в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения; не разрешается препятствовать организации - собственнику системы газоснабжения или уполномоченной ею организации в выполнении ими работ по обслуживанию и ремонту объектов системы газоснабжения, ликвидации последствий возникших на них аварий, катастроф (пункт 6 статьи 90 Земельного кодекса Российской Федерации). На земельные участки, где размещены подземные объекты трубопроводного транспорта, относящиеся к линейным объектам, оформление прав собственников объектов трубопроводного транспорта в порядке, установленном Земельным кодексом Российской Федерации, не требуется; у собственников земельных участков возникают ограничения прав в связи с установлением охранных зон таких объектов (пункт 8 статьи 90 Земельного кодекса Российской Федерации).

В силу требований статьи 28 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации» владельцы земельных участков, переданных для строительства, эксплуатации и ремонта объектов систем газоснабжения их собственникам в порядке, определенном законодательством Российской Федерации, при их хозяйственном использовании также не могут строить какие бы то ни было здания, строения, сооружения в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения без согласования с организацией - собственником системы газоснабжения или уполномоченной ею организацией.

Ограничения прав на землю, согласно статье 56 Земельного кодекса Российской Федерации, предусматривая особые условия использования земельных участков и режим хозяйственной деятельности в охранных зонах, устанавливаются бессрочно или на определенный срок, сохраняются при переходе права собственности на земельный участок к другому лицу (пункты 4 и 5) и подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, определенных Федеральным законом от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (пункт 6 статьи 56 Земельного кодекса Российской Федерации). При этом сведения об ограничениях (обременениях) вещных прав на объект недвижимости, в том числе описание части объекта недвижимости, если такие ограничения (обременения) распространяются на часть объекта недвижимости, в объеме сведений, определенных порядком ведения государственного кадастра недвижимости, вносятся в государственный кадастр недвижимости (пункт 9 части 2 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости»). Ограничение прав на землю может быть обжаловано лицом, чьи права ограничены, в судебном порядке (пункт 7 статьи 56 Земельного кодекса Российской Федерации).

3.2. Согласно пункту 6 статьи 90 Земельного кодекса Российской Федерации и части шестой статьи 28 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации» границы охранных зон, на которых размещены объекты системы газоснабжения, определяются на основании строительных норм и правил, правил охраны магистральных трубопроводов, других утвержденных в установленном порядке нормативных документов.

Так, в соответствии с Правилами охраны магистральных трубопроводов (утверждены Министерством топлива и энергетики Российской Федерации 29 апреля 1992 года и постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 22 апреля 1992 года № 9), которые являются обязательными для исполнения предприятиями трубопроводного транспорта, местными органами власти и управления, а также другими предприятиями, организациями и гражданами, производящими работы или какие-либо действия в районе прохождения трубопроводов (пункт 1.3), земельные участки, входящие в охранные зоны трубопроводов (25 метров от оси трубопровода с каждой стороны), не изымаются у землепользователей и используются ими для проведения сельскохозяйственных и иных работ с обязательным соблюдением требований указанных Правил (пункты 4.1 и 4.2).

В числе данных требований содержится запрет на осуществление всякого рода действий, могущих нарушить нормальную эксплуатацию трубопроводов либо привести к их повреждению (пункт 4.3).

Соответственно, любые работы и действия, производимые в охранных зонах магистральных трубопроводов, кроме ремонтно-восстановительных и сельскохозяйственных работ, могут выполняться только по получении разрешения на производство работ в охранной зоне магистрального трубопровода. Указанное разрешение может быть выдано только при условии наличия у производителя работ проектной и исполнительной документации, на которой нанесены действующие трубопроводы (пункт 5.1).

Подобное регулирование правового режима земельных участков, на которых расположены объекты системы газоснабжения, необходимо для согласования государственных, общественных и частных интересов в данной области в целях обеспечения благоприятных условий проживания посредством соблюдения требований, установленных нормативными правовыми актами и градостроительными нормами и правилами, а также контроля за их выполнением. В частности, Земельный кодекс Российской Федерации в статье 42 в качестве одной из обязанностей собственников земельных участков закрепляет соблюдение при их использовании требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил и нормативов. Согласно статье 85 данного Кодекса градостроительные регламенты обязательны для исполнения всеми собственниками земельных участков, землепользователями, землевладельцами и арендаторами земельных участков независимо от форм собственности и иных прав на земельные участки; указанные лица могут использовать земельные участки в соответствии с любым предусмотренным градостроительным регламентом для каждой территориальной зоны видом разрешенного использования (пункт 3); реконструкция существующих объектов недвижимости, а также строительство новых объектов недвижимости, прочно связанных с указанными земельными участками, могут осуществляться только в соответствии с установленными градостроительными регламентами (абзац шестой пункта 4).

На аналогичных началах строится и регулирование Гражданским кодексом Российской Федерации отношений, связанных с реализацией права собственности на землю. Так, в соответствии с его статьей 263 собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществляя их перестройку или снос, при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка.

Таким образом, установленные федеральным законодателем ограничения фактического использования земельных участков, на которых размещены объекты системы газоснабжения, обусловленные взрыво- и пожароопасными свойствами газа, транспортируемого по газораспределительным сетям, и предусмотренные в связи с этим особые условия использования данных земельных участков и режим осуществления на них хозяйственной деятельности направлены не только на обеспечение сохранности объектов системы газоснабжения при ее эксплуатации, обслуживании и ремонте, но и на предотвращение аварий, катастроф и иных возможных неблагоприятных последствий и тем самым на защиту жизни и здоровья граждан, на обеспечение их безопасности.

Следовательно, учитывая, что данное правовое регулирование само по себе не препятствует реализации гражданами Российской Федерации на равных условиях конституционного права собственности, притом что данное право обеспечивается конституционными гарантиями его защиты, оно не может рассматриваться как направленное на ограничение прав граждан и не обусловленное конституционно значимыми целями.

4. Органы исполнительной власти и должностные лица, граждане, виновные в нарушении правил охраны магистральных трубопроводов, газораспределительных сетей и других объектов систем газоснабжения, строительстве зданий, строений и сооружений без соблюдения безопасных расстояний до объектов систем газоснабжения или в их умышленном блокировании либо повреждении, иных нарушающих бесперебойную и безопасную работу объектов систем газоснабжения незаконных действиях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (вплоть до уголовной - статья 269 УК Российской Федерации); здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения (части третья и четвертая статьи 32 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации»).

Это корреспондирует и действующему гражданскому законодательству. В частности, в силу пункта 1 статьи 222 ГК Российской Федерации здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, являются самовольной постройкой. Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 222 данного Кодекса самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 3 июля 2007 года № 595-О-П, самовольное строительство представляет собой правонарушение, которое состоит в нарушении норм земельного законодательства, регулирующего предоставление земельного участка под строительство, либо градостроительных норм, регулирующих проектирование и строительство, а обязанность по сносу самовольной постройки представляет собой санкцию за данное правонарушение.

По буквальному смыслу абзаца второго пункта 2 статьи 222 ГК Российской Федерации, содержащаяся в нем санкция может быть применена, если доказана вина гражданина в осуществлении самовольной постройки. Осуществление самовольной постройки является виновным действием, доказательством совершения которого служит установление хотя бы одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 222 ГК Российской Федерации. Необходимость установления вины застройщика подтверждается и положением пункта 3 статьи 76 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которому приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их загрязнении, других видах порчи, самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков или самовольном строительстве осуществляется лицами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет.

5. Как следует из представленных материалов, в результате изменения границ населенного пункта жилые дома были возведены Л.В. Осиповой на земельных участках, частично входящих в охранную зону магистрального газопровода, в пределах минимально допустимых расстояний от оси газопровода-отвода.

Между тем перевод земель населенных пунктов в земли иных категорий и земель иных категорий в земли населенных пунктов независимо от их форм собственности осуществляется путем установления или изменения границ населенных пунктов в порядке, установленном Земельным кодексом Российской Федерации и законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности; порядок перевода земель из одной категории в другую устанавливается федеральными законами; нарушение установленного Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами порядка перевода земель из одной категории в другую является основанием признания недействительными актов об отнесении земель к категориям, о переводе их из одной категории в другую (подпункт 4 пункта 1 и пункт 3 статьи 8 Земельного кодекса Российской Федерации). В случае необходимости установления или изменения видов разрешенного использования земельных участков решение о включении земельных участков в границы населенных пунктов принимается одновременно с решением об установлении или об изменении видов разрешенного использования включаемых в границы населенных пунктов земельных участков (пункт 2 статьи 4.1 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, право осуществлять строительство недвижимого имущества, его перестройку и снос обусловлено необходимостью соблюдения требований о целевом назначении земельного участка и его разрешенном использовании, определяемых в установленном законом и иными нормативными актами порядке и соответствующих возможностям фактического использования данного земельного участка, а также градостроительных и строительных норм и правил.

СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы», утвержденные постановлением Госстроя СССР от 30 марта 1985 года № 30, как следует из их содержания, распространяются на проектирование новых и реконструируемых магистральных трубопроводов и ответвлений от них и закрепляют обязательные конкретные минимальные требования технического характера, имеющие практическую значимость в соответствующей потенциально опасной для жизни или здоровья граждан, окружающей среды, жизни и здоровья животных и растений области человеческой деятельности, в том числе устанавливают минимально допустимые расстояния от оси подземных и наземных (в насыпи) газопроводов, которые относятся к объектам повышенного риска, до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений (пункты 3.16 и 3.17).

Соответственно, СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы» составляют дополнительную часть подлежащей обязательному исполнению нормативной базы, определяющей технические параметры обеспечения нормальных условий строительства и эксплуатации объектов системы газоснабжения, включающие требования о соблюдении минимально допустимых расстояний от оси подземных и наземных (в насыпи) газопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений в случаях планируемого строительства зданий и сооружений на земельных участках, входящих в охранную зону магистральных трубопроводов.

6. Доводы, приведенные заявительницей в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что фактически она оспаривает применение в деле с ее участием отдельных положений СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы» в части, устанавливающей минимально допустимые расстояния от оси подземных и наземных (в насыпи) газопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений в отношении конкретных объектов (жилых домов), находящихся вблизи газопроводов, расположенных на земельных участках, предоставление которых для определенных целей их использования было осуществлено после согласования фактического положения газопроводов с привязкой их охранных зон.

Между тем проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных по делу заявительницы, в том числе в части правильности выбора и истолкования правовых норм и иных актов, включая порядок применения пунктов 3.16 и 3.17 СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы», а также содержащих аналогичные им положения пунктов 7.15 и 7.16 актуализированной редакции СНиП 2.05.06-85 «Магистральные трубопроводы» (Свод правил. СП 36.13330.2012) для обеспечения соблюдения требований Федерального закона от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», в случаях строительства зданий и сооружений на земельных участках, входящих в охранную зону магистральных трубопроводов, а также правовой квалификации отношений, возникающих при предоставлении таких земельных участков для индивидуального жилищного строительства с учетом установленных законом критериев правомерности его осуществления, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит. Равным образом не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации решение вопросов о возможности возмещения убытков, причиненных приобретателю земельного участка, на котором расположен магистральный трубопровод.

Кроме того, действующий механизм защиты гражданских прав, установленный в Гражданском кодексе Российской Федерации, предоставляет заявительнице возможность самостоятельно выбирать адекватные способы судебной защиты нарушенных прав в зависимости от характера и существа допущенного нарушения, не освобождая лиц, по вине которых такие нарушения были допущены, от установленной законом ответственности.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Осиповой Людмилы Владиславовны, поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно и поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН