1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 28

Правопреемство возможно не только в обязательстве, но и в процессе по негаторному иску при смене владельца вещи

ВС РФ признал собственника-арендодателя правопреемником арендатора, в пользу которого суды вынесли решение по негаторному иску к третьему лицу. ВС РФ посчитал, что процессуальное правопреемство возможно не только для случаев перемены лиц в обязательствах, но и для спорных или установленных судом абсолютных (в частности, вещных) правоотношений. Кроме того, такое правопреемство необходимо для процессуальной экономии.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта


Определение ВС РФ от 21.08.2019 № 309-ЭС19-6328 по делу № А76-11131/2016


Заявитель


Муниципальное казенное учреждение «Комитет по управлению имуществом города Снежинска»


Истец


ООО «Снежинский асфальтобетонный завод»


Суть дела

ООО «Снежинский асфальтобетонный завод» (далее — завод) подал иск к ООО «Сатурн АБЗ» об обязании за свой счет произвести демонтаж асфальтосмесительной установки с земельного участка. Этот земельный участок завод арендовал у муниципального казенного учреждения «Комитет по управлению имуществом города Снежинска» (далее — Комитет по управлению имуществом). Первая инстанция привлекла к делу в качестве второго ответчика ООО «Респект», которое приобрело асфальтосмесительную установку у ООО «Сатурн АБЗ». В итоге суд обязал нового собственника установки демонтировать ее, а заводу предоставил право самостоятельно либо с привлечением сторонней организации осуществить демонтаж асфальтосмесительной установки, если ООО «Респект» не исполнит решение суда.

Впоследствии договор аренды земельного участка с заводом был расторгнут по решению суда. Основанием стала неоднократная просрочка по оплате арендных платежей за пользование земельным участком (дело № А76-32731/2017).

Комитет по управлению имуществом подал заявление в суд о замене истца в исполнительном производстве. Он указывал, что истец (завод) больше не заинтересован в исполнении судебного акта об освобождении земельного участка. А для заключения договора аренды с иным лицом Комитету по управлению имуществом нужно, чтобы земельный участок был освобожден от асфальтобетонной установки. То есть Комитет по управлению имуществом имеет такую же заинтересованность в освобождении земельного участка, что и истец (при обращении в суд с иском по этому делу), а также в исполнении вступившего в законную силу судебного акта.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали Комитету по управлению имуществом в удовлетворении его заявления. Они посчитали, что отсутствуют основания для такого правопреемства, поскольку расторжение договора аренды земельного участка не свидетельствует о прекращении у арендатора обязанностей по договору. Его завершающей обязанностью является возврат земельного участка арендодателю в исходном состоянии. Суды указали, что правовой интерес завода, ранее являвшегося стороной договора аренды земельного участка, по освобождению земельного участка от имущества третьих лиц с прекращением договора аренды не утрачен, заводом реализуются права взыскателя по исполнительному производству. При этом суды ссылались на постановление КС РФ от 16.11.2018 № 43. В этом деле физлицо потребовало установить границы между земельным участком, принадлежавшим ему на праве собственности, и смежным земельным участком, а также обязать соседа демонтировать ограждение на участке. Суд отказал в иске, поскольку на момент рассмотрения спора истец подарил участок сыну. При этом также суд оставил без рассмотрения ходатайство о замене истца (на сына, который стал собственником участка). Суд указал, что изменение собственника имущества на основании договора дарения не влечет перехода права требования по заявленному предыдущим собственником иску. Вышестоящие инстанции поддержали эту позицию. Истец обратился в КС РФ с требованием о проверке конституционности ч. 1 ст. 44 ГПК РФ, согласно которой в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. В итоге КС РФ указал, что эта норма не препятствует возможности замены стороны на приобретателя ее имущества в качестве процессуального правопреемника в ходе судебного разбирательства по делу о защите от нарушений права собственности на это имущество.

Тем не менее, проанализировав указанное постановление КС РФ, суды пришли к выводу, что вопрос о процессуальном правопреемстве в каждом конкретном деле разрешается с учетом предусмотренных законом пределов усмотрения суда.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение. Коллегия посчитала, что оснований для отказа в правопреемстве не было. Свою позицию она обосновала следующим.

Основания и порядок замены стороны ее правопреемником в случаях выбытия одной из сторон из правоотношения предусмотрены в п. 1 ст. 48 АПК РФ. В частности, основаниями для правопреемства могут служить обстоятельства выбытия стороны из спорного правоотношения.

По мнению ВС РФ, суды, отказывая в правопреемстве со ссылкой на постановление КС РФ от 16.11.2018 № 43, не учли, что институт правопреемства направлен на установление дополнительных процессуальных гарантий. Процессуальное правопреемство возможно не только для случаев перемены лиц в обязательствах (то есть обязательственной природы спорного или установленного судом правоотношения), но и для спорных или установленных судом абсолютных (в частности, вещных) правоотношений. В качестве общего правила, которое определяет возможность процессуального правопреемства, возникающего на основе правопреемства материально-правового, законодатель закрепил изменение субъектного состава правоотношения — выбытие одной из его сторон.

Процессуальное правопреемство должно обеспечивать не только рассмотрение дела с участием последующих правопреемников сторон по делу (истца или ответчика), которым переходят их права и обязанности в материальном правоотношении, но и исполнение принятого по делу судебного акта в случае удовлетворения иска, но уже в пользу правопреемника истца, заинтересованного в этом исполнении.

В данном случае завод и Комитет по управлению имуществом связывал договор аренды земельного участка. Прекращение договора аренды с заводом, ненадлежащим образом осуществлявшим свои обязанности, позволило бы распорядиться этим земельным участком Комитету, на который возложены полномочия по управлению неразграниченными землями и который в связи с длительным неисполнением судебного акта ООО «Респект» и самим заводом, на который также были возложены обязанности по освобождению земельного участка, стал единственным лицом, заинтересованным в исполнении этого судебного акта.

Из этого следует, что факт прекращения договора аренды земельного участка свидетельствует о наличии изменений в абсолютном (вещном) правоотношении, земельный участок лишился обременения, и управомоченным лицом в отношении него является только Комитет по управлению имуществом. При этом интерес завода в освобождении земельного участка при его обращении в суд совпадает с интересом Комитета, добивающегося правопреемства с целью исполнения принятого по делу положительного решения.

По мнению ВС РФ, установленные по делу обстоятельства не позволяют согласиться с доводом завода о сохранении за ним прав взыскателя, поскольку они не основаны на нормах материального права. Такой подход, напротив, создает препятствия в исполнении судебного акта и нарушает права собственника земельного участка.