1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 8744

Процессуальное правопреемство: какие нюансы необходимо учитывать сторонам?

Переход прав и обязанностей от одного лица к другому сам по себе сопряжен со множеством правовых нюансов. Но еще большее их количество возникает в ситуации, когда такой переход состоится в ходе рассмотрения судебного спора, связанного с переходящими правами и обязанностями, или на стадии исполнения судебного решения. О том, что нужно знать о процессуальном правопреемстве, читайте в материале.

Процессуальное правопреемство — это универсальный способ передачи процессуальных прав и обязанностей от одного или нескольких лиц новому лицу или нескольким лицам после состоявшегося материального правопреемства (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах). Процессуальное правопреемство возможно на любой стадии процесса.

Цитируем документы

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

2. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

3. На определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба.

Статья 44 ГПК РФ

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

2. На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован.

3. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Статья 48 АПК РФ

Ознакомившись с довольно скромными по содержанию статьями Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса о процессуальном правопреемстве, можно предположить, что это довольно простой процессуальный институт. На самом же деле в ходе рассмотрения дела судом или взыскания долга на стадии исполнительного производства возникает много непростых ситуаций, разрешение которых неочевидно и требует осмысленного подхода и погружения в правоприменительную практику.

Довольно точно определил смысл процессуального правопреемства Конституционный суд РФ в постановлении от 16.11.2018 № 43-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Б. Болчинского и Б.А. Болчинского», указав на то, что процессуальное правопреемство позволяет предотвратить утрату собранных доказательств, а значит, необходимость собирать их заново, исключить неоправданные судебные расходы ради повторного достижения уже достигнутых результатов.

Можно выделить как общие процессуальные особенности этого института, так и частные, в зависимости от материального основания для процессуального правопреемства, субъектного состава и стадии процесса.

Общие особенности процессуального правопреемства

Процессуальное правопреемство по смыслу положений п. 27 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 50) производится судом только по заявлению заинтересованной стороны: правопреемника, правопредшественника, должника, судебного пристава-исполнителя. Соответственно, суду полномочия самостоятельно инициировать процессуальное правопреемство не предоставлены.

Пример из практики

Показательным является дело, в котором суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции, который, получив от ответчика сведения об уступке права требования, счел возможным произвести процессуальное правопреемство по своей инициативе. При этом суд апелляционной инстанции обратил внимание, что по общему правилу процессуальное правопреемство оформляется на основе материально-правового правопреемства при наличии волеизъявления правопреемника, выраженного в обращении к арбитражному суду с заявлением о правопреемстве, путем вынесения определения суда о замене стороны правопреемником. С учетом принципа диспозитивности арбитражного процесса арбитражный суд, установив, что в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении произошло материальное правопреемство, производит процессуальное правопреемство при наличии соответствующего ходатайства (воли) заинтересованного лица.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 № 17АП-18131/2017-АК по делу № А60-557/2017

Процессуальное правопреемство возможно только в том случае, если дело было принято судом к производству. Если же, например, переход материальных обязанностей состоялся до принятия иска к производству, то производится замена ненадлежащего ответчика.

Универсальный характер процессуального правопреемства проявляется в том, что процессуальные права и обязанности передаются правопреемнику в полном объеме, при этом последствия действий, совершенных предшественником, его права и обязанности распространяются и на правопреемника.

Например, если ответчик признал иск в суде, то его наследник, вступивший в дело после смерти наследодателя, связан этим обстоятельством и не вправе его оспорить. Такой подход существенно отличает процессуальное правопреемство от замены ответчика по делу, когда производство начинается сначала.

Только определение суда о процессуальном правопреемстве дает правопреемнику право на участие в судебном разбирательстве или исполнительном производстве вместо правопредшественника. На стадии исполнительного производства судебный пристав-исполнитель, получив такое определение суда, обязан вынести постановление о процессуальном правопреемстве.

В случае если место нахождения правопреемника относится к территориальной подсудности другого суда, следует помнить, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, согласно ч. 1 ст. 39 АПК РФ и ч. 1 ст. 33 ГПК РФ должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому суду. Таким образом, передача гражданского дела по месту нахождения правопреемников не производится. Тем временем в исполнительном производстве такая передача вполне оправданна (ч. 5 ст. 33 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве), но может стать затруднительной в случае возникшей множественности должников вследствие правопреемства, когда, например, судом исполнительный лист по делу был выдан один, а вследствие правопреемства новых должников стало несколько.

Суд, разрешая вопрос о процессуальном правопреемстве, проверяет материально-правовые основания для правопреемства, фактически исследуя способность перехода прав и обязанностей от одного лица другому в зависимости от ограничений и требований, установленных законом.

Особенности процессуального правопреемства на стадии исполнительного производства

На стадии исполнения судебных актов в силу п. 7 Постановления Пленума ВС РФ № 50 вопросы, отнесенные к компетенции суда, выдавшего исполнительный документ (например, выдача дубликата исполнительного листа, разъяснение исполнительного документа, правопреемство и т.д.), подлежат разрешению этим же судом также в случае изменения в дальнейшем его юрисдикции.

Некоторое время назад судебных приставов-исполнителей озадачивал вопрос о необходимости процессуального правопреемства в связи со сменой наименования организации или имени физического лица, участвовавших в исполнительном производстве. В последующем Верховный суд в этом вопросе поставил точку: перемена имени физического лица, изменение наименования юридического лица, не связанное с изменением организационно-правовой формы, не требуют разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве, поскольку это не влечет выбытия стороны в спорном или установленном судом правоотношении (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 50). Таким образом, пристав самостоятельно выносит постановление о смене имени или наименования стороны исполнительного производства без обращения в суд.

Если у исполнительного листа истек срок предъявления к исполнению, то процессуальное правопреемство возможно только после восстановления судом срока на его предъявление (п. 35 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 54). Право обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока в суд, принявший соответствующий судебный акт, предоставлено взыскателю (ст. 23 Закона об исполнительном производстве).

Верховным судом также отмечалась возможность частичной уступки права требования как в ходе рассмотрения дела судом, так и на стадии исполнения судебного акта (абз. 2 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

Процессуальное правопреемство в случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица

В случае смерти гражданина, который является стороной по делу или третьим лицом с самостоятельными требованиями, суд обязан приостановить дело до разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве (ст. 215 ГПК РФ). После получения свидетельства о наследстве или соответствующего судебного решения, устанавливающего права на наследство, заинтересованному лицу следует обратиться в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве.

При установлении процессуального правопреемства суду необходимо установить всех наследников должника, приняли ли наследство предполагаемые правопреемники, были ли ими реализованы наследственные права, а также определить размер и стоимость наследственного имущества, в пределах которых каждый наследник должен отвечать по долгам наследодателя.

Таким образом, в случае смерти ответчика или должника процедура процессуального правопреемства превращается в относительно полноценный наследственный спор, в котором наследники в большинстве случаев в целях ухода от долгов наследодателя пытаются опровергнуть доводы заявителя о принятии ими наследства.

Следует иметь в виду, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, п. 2 ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел 5 СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (ч. 1 ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ) и в некоторых других случаях (п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании»). При этом следует отметить, что просроченная задолженность по указанным обязательствам все же подлежит наследованию.

Несколько по-другому обстоит ситуация в случае смерти стороны исполнительного производства. На стадии принудительного исполнения в случае смерти должника исполнительное производство приостанавливается до разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве (п. 1 ч. 1 ст. 40 Закона об исполнительном производстве). При этом в отношении взыскателя приостановление исполнительного производства на случай его смерти не предусмотрено — исполнительное производство продолжается и прекращается судебным приставом-исполнителем только в том случае, если процессуальное правопреемство невозможно (п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве).

Если определением суда было установлено несколько правопреемников, то новые исполнительные листы не выдаются, судебный пристав-исполнитель на основании определения возбуждает соответствующие правопреемникам исполнительные производства. Такой подход следует из-за отсутствия специального правила выдачи исполнительных листов на случай появления множественности должников или взыскателей уже после того, как состоялось решение суда. Примером, когда судебный пристав-исполнитель на основании определения о процессуальном правопреемстве возбудил два исполнительных производства, служит Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.04.2014 № 33-5941/2014 по делу № 2-97/2014. В указанном деле судебному приставу-исполнителю пришлось прекратить исполнительное производство в отношении наследодателя и возбудить два новых на основании одного исполнительного листа и определения о процессуальном правопреемстве.

Надо отметить, что такой подход позволяет добиться нужного конечного результата, однако с технической и юридической точки зрения не позволяет взыскателю в полной мере реализовывать свои процессуальные права (например, возможность в отношении одного из новых должников отозвать исполнительный лист, предъявить его в банк или передать в другое подразделение службы судебных приставов для возбуждения исполнительного производства по месту нахождения должника или его имущества и т.п.). Правильнее было бы предусмотреть выдачу нового исполнительного листа на каждого последующего нового должника или хотя бы его дубликата, но такой подход требует внесения изменений в ГПК РФ и АПК РФ.

После реорганизации юридического лица процессуальное правопреемство производится на основании заявления заинтересованного лица. Для подтверждения факта правопреемства предоставляются сведения из Единого государственного реестра юридических лиц. Дополнительно может потребоваться решение участников о реорганизации и передаточный акт.

Процессуальное правопреемство в случае уступки права (цессии)

В связи с довольно широкой и разнообразной практикой правопреемства на основании сделок было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», в котором отражен ряд актуальных и существенных нюансов по вопросам правопреемства.

К числу наиболее интересных положений можно отнести исключение из правила о том, что правопредшественник не может передать правопреемнику больше прав, чем у него имелось. Так, в п. 4 указанного постановления отмечено, что новый кредитор, в силу его особого правового положения, может обладать дополнительными правами, которые отсутствовали у первоначального кредитора, например правами, предусмотренными Законом РФ от 07.02.92 № 2300-I «О защите прав потребителей». Речь здесь может идти о возможности получения потребителем компенсации морального вреда и штрафов, предусмотренных законом, в качестве дополнительных гарантий в случае нарушения обязательства. Такое разъяснение вызвало споры, и, пожалуй, единственным случаем, когда удалось достичь согласия по его применимости, является случай уступки права требования обществом — участником долевого строительства по договору долевого участия непосредственно гражданину, приобретающему жилье. То есть таким образом исключается возможность застройщика уйти от ответственности за нарушение обязательства перед потребителем.

Другое интересное разъяснение касается процессуального правопреемства в случае передачи прав требования по цепочке сделок. Так, в случае совершения нескольких последовательных уступок суд производит замену истца (первоначального цедента) конечным цессионарием. Иные цессионарии могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований (п. 34 Постановления Пленума ВС РФ № 54). При этом ответчик не утрачивает права на возражения в правоотношениях с каждым из кредиторов (п. 13, 23, 25 Постановления Пленума ВС РФ № 54), как и не утрачивает право на зачет (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ № 54). То есть не требуется вынесения судом определения о процессуальном правопреемстве в отношении каждого цессионария, участвовавшего в цепочке.

Касательно объема уступаемых прав при частичной уступке справедливо отмечено, что правопредшественник не вправе ограничивать процессуальные права правопреемника, а в случае частичной уступки прав требований и приобретения обязанностей каждый самостоятельно распоряжается своими процессуальными правами (абз. 4 п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

Довольно специфичная процессуальная особенность установлена абз. 1 и 2 п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 54: если в период рассмотрения спора в суде состоялся переход прав кредитора (истца) к третьему лицу, суд по заявлению заинтересованного лица и при наличии согласия цедента и цессионария производит замену истца, а в отсутствие согласия цедента на замену его правопреемником цессионарий вправе вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (ч. 1 ст. 42 ГПК РФ, ч. 1 ст. 50 АПК РФ). Указанные правила применяются также в случае уступки кредитором части требований после предъявления им иска в защиту всего объема требований и при наличии ходатайства о частичной замене на стороне истца.

Процессуальное правопреемство в случае перевода долга

Процессуальное правопреемство возможно как по соглашению между кредитором и новым должником (согласие должника не требуется), так и в случае перевода долга на основании соглашения между предшествующим и новым должником (требуется согласие кредитора, без которого процессуальное правопреемство невозможно).

Суд, рассматривая вопрос о процессуальном правопреемстве, устанавливает, выбыл ли первоначальный должник из обязательства. Исходя из этого, различают кумулятивный перевод долга, когда должник не выбывает из отношений и отвечает перед кредитором вместе с новым должником солидарно, и привативный, когда первоначальный должник выбывает из обязательства.

Довольно важное разъяснение о том, как толковать неясности в случае перевода долга, дано в п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 54: если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (п. 1 ст. 322, ст. 391 ГК РФ). В случае если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (ст. 361 ГК РФ).

Еще один нюанс заключается в праве на зачет в случае перевода долга. Так, в случае привативного перевода долга новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не вправе осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 54).

***

В качестве заключения можно отметить, что существующая нормативная база не позволяет дать однозначные ответы на некоторые нестандартные ситуации, связанные с процессуальным правопреемством. Тем не менее приведенные подходы, нашедшие отражение в судебной практике, и рекомендации автора могут помочь в поиске правильного пути.