1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 125

Наложение границ земельных участков: какой способ защиты права выбрать?

Существуют объективные основания полагать, что уже в ближайшее время в законодательстве может появиться прямой запрет на регистрацию сделок в отношении земельных участков, сведения о границах которых не внесены в государственный кадастр недвижимости (см. п. 21.4 распоряжения Правительства РФ от 01.12.2012 № 2236-р «Об утверждении плана мероприятий („дорожной карты“) „Повышение качества государственных услуг в сфере государственного кадастрового учета недвижимого имущества и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“»). Подобные изменения с большой вероятностью могут повлечь увеличение количества земельных споров, в том числе связанных с образованием наложения границ земельных участков. По сведениям Росреестра (по данным сайта www.rosreestr.ru), по состоянию на 1 июля 2016 г. из 57,8 млн земельных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости, только у 48,9% установлены границы. Об основных способах защиты права при наложении границ земельных участков с учетом актуальной правоприменительной практики читайте в материале.

Принимая во внимание тот факт, что судами все активнее используется термин «фактические границы земельного участка» (границы, закрепленные на местности с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, — см., например, Определение ВС РФ от 13.12.2016 № 56-КГ16-33), отметим, что в данной статье речь пойдет о «юридических границах земельного участка», под которыми понимаются границы, местоположение которых установлено посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части, внесенные в государственный кадастр недвижимости (подп. 8 п. 2 ст. 22 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», далее — Закон № 218-ФЗ).

Из существующего многообразия можно выделить следующие основные способы защиты права в ситуации наложения границ земельных участков:

  • признание недействительными результатов межевания;

  • исправление реестровой ошибки;

  • признание права отсутствующим;

  • признание незаконной постановки на государственный кадастровый учет.

Правильно избранный способ защиты права при наложении границ земельных участков необходим для определения круга надлежащих ответчиков, установления предмета доказывания, что способствует быстрому и эффективному рассмотрению спора. В зависимости от особенностей конкретной ситуации возможно использование указанных способов защиты как по отдельности, так и комплексно.

Признание недействительными результатов межевания земельного участка

Этот способ защиты прав чаще всего применяется при наложении границ земельных участков, которое образовалось в результате нарушений, допущенных при согласовании местоположения границ земельного участка со смежными землепользователями, а также в случае несоответствия местоположения границ земельного участка материалам землеустроительной документации.

Пример из практики

В постановлении от 09.12.2016 № Ф01-5045/2016 по делу № А43-15490/2015 АС Волго-Вятского округа с учетом положений законодательства и установленных по делу обстоятельств счел обоснованным вывод нижестоящих судебных инстанций о том, что формирование и внесение сведений в ГКН о границах спорного земельного участка осуществлены с нарушением закона, в частности, в отсутствие согласования границ со смежными землепользователями и без учета материалов лесоустройства.

При этом важно отметить, что сам по себе факт отсутствия подписи смежного землепользователя в акте согласования границ при проведении кадастровых работ является основанием для признания результатов межевания недействительными только в случае нарушения прав и законных интересов смежного землепользователя (см. п. 2.9 Обзора судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2010—2013 гг., утв. Президиумом ВС РФ 02.07.2014). Указанная позиция Президиума Верховного суда РФ применяется судами при рассмотрении конкретных дел (см., например, постановление АС Поволжского округа от 14.07.2016 № Ф06-10116/2016 по делу № А06-9566/2015).

Также важно отметить, что при удовлетворении требования о признании результатов межевания недействительными определенный судом способ восстановления нарушенного права должен быть эффективным и разрешать спор по существу. Так, к примеру, рассматривая один спор, Верховный суд РФ направил дело на новое рассмотрение, указав, что признание результатов межевания недействительными само по себе не влечет восстановление нарушенных прав истца (см. Определение ВС РФ от 14.02.2017 № 32-КГ16-29).

Исправление реестровой ошибки

С 1 января 2017 г. утратила силу ст. 28 Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности» (изменения внесены Федеральным законом от 03.07.2016 № 361-ФЗ), определявшая кадастровую ошибку как воспроизведенную в государственном кадастре недвижимости ошибку в документе, на основании которого вносились сведения в государственный кадастр недвижимости.

Одновременно п. 3 ст. 61 Закона № 218-ФЗ введено понятие реестровой ошибки.

Цитируем документ

Воспроизведенная в Едином государственном реестре недвижимости ошибка, содержащаяся в межевом плане, техническом плане, карте-плане территории или акте обследования, возникшая вследствие ошибки, допущенной лицом, выполнившим кадастровые работы, или ошибка, содержащаяся в документах, направленных или представленных в орган регистрации прав иными лицами и (или) органами в порядке информационного взаимодействия, а также в ином порядке, установленном законом (далее — реестровая ошибка), подлежит исправлению по решению государственного регистратора прав в течение пяти рабочих дней со дня получения документов, в том числе в порядке информационного взаимодействия, свидетельствующих о наличии реестровых ошибок и содержащих необходимые для их исправления сведения, либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении реестровой ошибки. Исправление реестровой ошибки осуществляется в случае, если такое исправление не влечет за собой прекращение, возникновение, переход зарегистрированного права на объект недвижимости.

Соответственно, действующее законодательство предусматривает следующие способы исправления реестровой ошибки:

  • по решению государственного регистратора прав в случае представления документов, свидетельствующих о наличии реестровых ошибок и содержащих необходимые для их исправления сведения;

  • на основании вступившего в законную силу решения суда.

Исправление реестровой ошибки по решению государственного регистратора допускается в случае, если такое исправление не влечет за собой прекращение, возникновение, переход зарегистрированного права на объект недвижимости, и не допускается, если исправление реестровой ошибки может причинить вред или нарушить законные интересы правообладателей или третьих лиц, которые полагались на соответствующие записи, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости (п. 3, 4 ст. 61 Закона № 218-ФЗ).

В большинстве случаев разрешение споров, возникших при образовании наложения границ земельных участков, в своем конечном итоге предполагает изменение объема прав и обязанностей как минимум у одного из смежных землепользователей, что будет являться объективным препятствием для исправления реестровой ошибки государственным регистратором прав во внесудебном порядке. В связи с этим мы будем рассматривать исправление реестровой ошибки в судебном порядке.

Принимая во внимание, что правоприменительная практика по исправлению реестровой ошибки еще должным образом не сформирована, а также тот факт, что понятия «кадастровая ошибка» и «реестровая ошибка» сущностно совпадают, поскольку межевой план, технический план, карта-план территории и акт обследования являются документами, на основании которых вносятся сведения в государственный кадастр недвижимости (ст. 22, 23, 24, 24.1 Закона № 218-ФЗ), можно предположить, что уже сформированные подходы судов к разрешению споров, возникающих при исправлении кадастровой ошибки, сохранятся и применительно к спорам по исправлению реестровой ошибки.

Истцом в рамках дела об исправлении кадастровой ошибки является правообладатель земельного участка. Ответчиками по такому иску должны быть орган, осуществляющий кадастровый учет, и правообладатель земельного участка, в сведениях о границах которого содержится ошибка, затрагивающая интересы истца (см., например, постановление АС Северо-Кавказского округа от 31.12.2014 № Ф08-8451/2014 по делу № А53-11052/2013).

При квалификации заявленного требования как требования об исправлении кадастровой ошибки суд, кроме ее выявления, должен обеспечить также исправление выявленной ошибки в сведениях государственного кадастра недвижимости (см. постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 6002/13 по делу № А40-66486/12-120-629).

Стоит отметить, что законодателем не раскрыта сущность ошибки, содержащейся в межевом плане, что порождает на практике проблемы при разрешении соответствующих споров. Ошибка в межевом плане может быть вызвана:

  • неисправностью измерительного оборудования, использовавшегося кадастровым инженером;

  • проведением работ в условной или местной системе координат без привязки к общей государственной системе;

  • неправильной обработкой полученных измерений и т.д.

Бывает, что на практике встречаются случаи, когда кадастровый инженер может определить местоположение границ земельного участка «в интересах клиента», не используя землеустроительную документацию, не учитывая фактическое землепользование, наличие построек смежного землепользователя и т.д. Законодательство не содержит ответа на вопрос, можно ли квалифицировать такие сведения, занесенные в межевой план, а впоследствии и в государственный кадастр недвижимости, как ошибочные и могут ли такие сведения содержать в себе признаки наличия реестровой ошибки. По мнению автора статьи, не любая ошибка, содержащаяся в межевом плане, является реестровой, и не каждое несоответствие земле­устроительной документации, отраженное в государственном кадастре недвижимости, является реестровой ошибкой.

Пример из практики

В одном из дел суд выявил кадастровую ошибку, вызванную использованием метода дегитализации (картометрического способа), имеющего меньшую точность в сравнении с геодезическим способом, которым установлены координаты ранее учтенного земельного участка (см. постановление АС Северо-Кавказского округа от 30.04.2015 № Ф08-2151/2015 по делу № А32-43300/2013).

В другом деле суд выявил кадастровую ошибку, вызванную включением в границы земельного участка полосы отвода автомобильной дороги (см. постановление АС Северо-Западного округа от 10.03.2017 № Ф07-64/2017 по делу № А66-17540/2015).

Кадастровые ошибки могут иметь место также в случае описания и учета земельного участка меньшего размера, чем находившийся в пользовании, а также в случае, если не были учтены объек­ты недвижимости, расположенные на уточняемом земельном участке (см. постановление АС Московского округа от 26.05.2016 № Ф05-5856/2016 по делу № А41-73342/15).

Важно подчеркнуть, что перечень способов исправления кадастровой ошибки является открытым. Возможно установление смежной границы земельных участков, установление местоположения всех границ участка (см. постановление АС Московского округа от 26.05.2016 № Ф05-5856/2016 по делу № А41-73342/15) либо границ смежных земельных участков. Также допускается и исключение сведений в отношении всех границ земельного участка из государственного кадастра недвижимости без последующего их установления, например, в случае наложения границ одного земельного участка на другой путем «поглощения» его границ.

Признание незаконными действий регистрирующего органа по постановке на кадастровый учет земельного участка

Ответчиком по этой категории дел является регистрирующий орган, а дела рассматриваются в порядке, установленном главой 24 АПК РФ, либо в порядке КАС РФ. При этом заявление с требованием об оспаривании действий регистрирующего органа может быть подано в течение трех месяцев с момента, когда лицу стало известно о нарушении его прав, свобод и законных интересов (п. 4 ст. 198 АПК РФ, п. 1 ст. 219 КАС РФ).

Поскольку наложение границ земельного участка предполагает, как правило, наличие спора о праве, такой способ не нашел широкого применения в судебной практике, но применяется в случае, если наложение границ земельного участка обусловлено принятием регистрирующим органом решения, которое впоследствии привело к образованию наложения границ земельных участков в случае, если отсутствовали основания для принятия такого решения.

Пример из практики

В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.07.2013 по делу № А74-4423/2012 суд указал, что кадастровая палата поставила на кадастровый учет земельный участок при очевидном наложении его на два других земельных участка. Данное обстоятельство послужило основанием для признания незаконными действий регистрирующего органа.

Признание права отсутствующим

Как указано в п. 52 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случаях, когда запись в реестре нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Данный способ защиты права является специфическим и применяется, как правило, в комбинации с приведенными выше способами защиты (см., например, постановление АС Северо-Кавказского округа от 24.09.2015 № Ф08-6548/2015 по делу № А32-11236/2014), но может применяться и в качестве самостоятельного способа защиты права.

***

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что для избрания надлежащего способа защиты права в ситуации наложения границ земельных участков необходимо выяснить причины образования такого наложения, изучить земле­устроительную документацию в отношении земельных участков (в первую очередь, определяющую местоположение границ земельных участков при их образовании) и документацию, являющуюся основанием государственного кадастрового учета земельных участков. Правильно избранный способ защиты права поможет определить круг надлежащих ответчиков по делу, а также поспособствует эффективному судебному разбирательству.

Принять к сведению

Стоит особенно выделить применение такого способа защиты, как признание права отсутствующим, при разрешении споров, вытекающих из наложения границ земельных участков на земельные участки лесного фонда.

Проблема корректности и точности местоположения границ земельных участков лесного фонда обуславливается тем, что картографической основой для отображения границ лесных участков являлись материалы проектов лесоустройства, на которые вручную наносились границы обособленных участков лесного фонда. Координатное описание границ проекты лесоустройства, как правило, не содержат.

Таким образом, лесоустроительная документация, сформированная вручную и без использования специальных технических средств, может содержать некорректную информацию относительно местоположения границ земельных участков лесного фонда и их площади, что нередко порождает возникновение споров, связанных с наложением земельных участков на земли лесного фонда. Устранение наложения, образовавшегося в результате пересечения границ земельного участка и границ земельного участка лесного фонда, может осуществляться в порядке признания у РФ отсутствующим права собственности на соответствующую территорию земельного участка лесного фонда, которая входит в площадь такого наложения (см., например, постановления АС Московского округа от 12.09.2016 № Ф05-12559/2016 по делу № А41-99013/2015, от 25.02.2016 № Ф05-20224/2015 по делу № А41-44952/2014).