1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 61

Сможет ли патентообладатель доказать упущенную выгоду в ситуации, когда конкурс на поставку товаров выиграл не он, а производитель контрафакта

Для взыскания убытков в виде упущенной выгоды за нарушение исключительного права на патентоохраняемый объект истцу необходимо доказать, какие доходы он реально получил бы, если бы нарушитель не вышел на рынок с аналогичными товарами при обычных условиях гражданского оборота. Если ответчик получил возможность реализовать контрафактный товар в результате конкурентных процедур, суды должны установить участников закупочных процедур, их условия, участие иных лиц и предложения, которые данные лица предлагали по спорным изделиям.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 23.01.2018 № 309-ЭС17-15659 по делу № А34-5796/2016

Истец

ООО «Квант»

Ответчик

ООО «Предприятие «Сенсор»

Суть спора

ООО «Квант» обладает патентом на полезную модель «Дроссельная заслонка». В свое время оно достаточно активно коммерциализировало свою разработку — продавало обществу «ТНК-ВР Холдинг» изготовленные с ее использованием изделия — штуцеры ШР 20 АМ. Но в 2012 г. поставки данной продукции прекратились в связи с выходом на рынок предприятия «Сенсор» с предложением аналога, произведенного с использованием полезной модели истца.

Истец, считая продукцию предприятия «Сенсор» контрафактной, обратился в суд с иском о возмещении 3,5 млн руб. убытков в виде упущенной выгоды, возникших в результате нарушения его исключительного права на полезную модель. Убытками в виде упущенной выгоды истец посчитал доходы ответчика, полученные им от реализации изделий «Дрюссель регулируемый штуцерный ДРШ-20М.Б1ДРШ-20 М.Б1» и «Штуцер регулируемый ШР-20АМ» по двум договорам, поскольку данные изделия были произведены ответчиком с использованием полезной модели, исключительное право на которую принадлежит истцу.

Ответчик не согласился с подобным расчетом убытков. По его мнению, истец не мог получить доход от использования полезной модели в размере 3,5 млн руб., даже в том случае, если бы указанные договоры не были заключены ответчиком. Свою позицию он мотивировал тем, что договоры на поставку оборудования он заключил по результатам проведения конкурсных процедур. В конкурсе на поставку оборудования участвовали и истец, и ответчик. При этом победителем конкурса был признан ответчик, тогда как истец по количеству выигранных позиций занял последнее место из девяти участников.

Позиция судов

Первая инстанция отказала в удовлетворении иска. Суд пришел к выводу, что истец не доказал факт возникновения у него убытков в виде упущенной выгоды в заявленном размере. В деле отсутствуют доказательства того, что истцом были бы заключены договоры на поставку оборудования, если бы ответчик не нарушил его права. Таким образом, у него в принципе отсутствовала возможность получения упущенной выгоды.

Суд апелляционной инстанции отменил данное решение и удовлетворил требования в полном объеме. Он исходил из того, что в период с 2008 по 2012 г. истец поставлял обществу «ТНК-ВР Холдинг» штуцеры ШР 20 АМ, которые защищены патентом на полезную модель, и что поставка данной продукции в 2012 г. была прекращена именно в связи с выходом на рынок ответчика с предложением контрафактной продукции. По мнению апелляционного суда, в данном случае можно говорить о причинно-следственной связи между действиями ответчика по введению в гражданский оборот продукции, произведенной с использованием полезной модели, исключительные права на которую принадлежат истцу, и прекращением деятельности истца по реализации указанной продукции третьим лицам, что привело к возникновению у истца убытков в форме неполученных доходов от реализации своей продукции.

Выводы суда апелляционной инстанции поддержал Суд по интеллектуальным правам.

Позиция Верховного суда

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты судов нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Статьей 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Исковые требования истца основывались на абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ, в соответствии с которым, если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Согласно п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ). А пунктом 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» определено, что упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Таким образом, для взыскания упущенной выгоды истцу необходимо доказать, какие доходы он реально (достоверно) получил бы, если бы не утратил возможность использовать исключительное право при обычных условиях гражданского оборота. Под обычными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы. При этом истцу следует показать наличие реальных условий для извлечения дохода: проведение приготовлений, достижения договоренностей с контрагентами и пр.

Коллегия ВС РФ обратила внимание на следующие обстоятельства. Договоры на поставку оборудования были заключены ответчиком в результате процедур по закупке и реализации материально-технических ресурсов и услуг, в которых участвовали девять организаций, в числе которых был истец. Однако суды не выяснили обстоятельства, связанные с проведением данных процедур, их условия, участие иных лиц и предложения, которые данные лица предлагали по спорным изделиям, и исходя из установленных обстоятельств, не определили, возникла ли у истца упущенная выгода в данном случае.

Направляя дело на новое рассмотрение, судьи ВС РФ подчеркнули, что суду первой инстанции следует установить участников закупочных процедур, их условия, участие иных лиц и предложения, которые данные лица предлагали по спорным изделиям, и иные обстоятельства заключения договоров на поставку товаров и дать надлежащую оценку данным обстоятельствам.