Павел Катков: «Истинная победа над пиратством заключается не в блокировках, а в лицензировании, в получении дохода с пиратской площадки при сохранении привлеченной ею аудитории»

| статьи | печать

Еще несколько лет назад интернет был сферой, фактически свободной от законодательного урегулирования, однако с недавних пор все стремительно изменилось — интернет стал объектом пристального внимания законодателя. В частности, значимым направлением регулирования интернет-отрасли стала борьба с интернет-пиратством. Сейчас на подходе уже третий блок антипиратских поправок, целью которых является борьба с «зеркалами» уже заблокированных за нарушения авторских прав сайтов. О современных методах борьбы с пиратством в интернете и их эффективности «ЭЖ» побеседовала с Павлом Катковым, основателем и старшим партнером юридической компании «КАТКОВ И ПАРТНЕРЫ».

«ЭЖ»: Павел, около года назад вы подробно рассказали нашим читателям об ответственности информационных посредников за пиратство в интернете (материал: «Павел Катков: Суд не лишает ответчика статуса информационного посредника, однако ставит и положительно разрешает вопрос о самостоятельной ответственности социальной сети», «ЭЖ», 2015, № 40). Расскажите, как развивается антипиратское законодательство сегодня?

Павел Катков: Эволюция антипиратского законодательства идет пошагово. В первом антипиратском пакете законодатель создал сам правовой институт ответственности информационного посредника и прописал алгоритм блокировки, при этом ограничившись только объектами кинематографии (Федеральный закон от 02.07.2013 № 187-ФЗ). Во втором антипиратском пакете предметная область закона была расширена на объекты авторских и смежных прав, кроме фотографий, и был добавлен механизм вечной блокировки (Федеральный закон от 24.11.2014 № 364-ФЗ). Сейчас идет обсуждение третьего антипиратского пакета (подробнее о законопроекте читайте в материале: «Конец „зазеркалью“: чиновники начинают борьбу с сайтами-клонами», «ЭЖ», 2016, № 20). Изначально анонсировалось его принятие в парламентскую сессию этого года, однако на прошлой неделе (20 сентября 2016 г. — Прим. ред.) стало известно о возражениях Минэкономразвития России. Будем следить за развитием ситуации.

«ЭЖ»: В чем суть третьего антипиратского пакета?

П. К.: К ключевым изменениям, вносимым третьим антипиратским пакетом, относятся следующие. Во-первых, вводится понятие производного сайта в интернете (говоря бытовым языком, сайта-«зеркала»). Во-вторых, вводится оперативный судебный механизм блокировки такого сайта — через судебный приказ (ст. 122 ГПК РФ). В-третьих, устанавливается ответственность операторов связи за распространение информации о способах обхода блокировок.

Справка

Разработанный Минкомсвязи России проект (размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов под ID 02/04/04-16/00048370) предлагает предусмотреть возможность блокировки сайтов-«зеркал», на которые переносится контент уже заблокированных пиратских сайтов, без возбуждения нового искового производства, запретить поисковикам выводить адреса «зеркал» в результатах поиска, а операторам связи — подсказывать способы обойти блокировку сайта с незаконным контентом.

Однако на этапе оценки регулирующего воздействия проект получил отрицательное заключение Минэкономразвития России. Министерство проанализировало замечания, полученные в ходе публичного обсуждения, и пришло к выводу, что проект предлагает недостаточно определенную формулировку термина «производный сайт» (он же сайт-«зеркало»), устанавливает избыточные обязанности и ограничения для субъектов предпринимательской деятельности (в частности, для операторов поисковых систем), а также содержит ряд других недоработок. Кроме того, по мнению Минэкономразвития России, разработчик не обосновал эффективность предлагаемых в проекте мер.

Эти поправки, как предыдущие антипиратские пакеты, вызваны реакцией интернет-среды на попытки регулирования интернета в принципе. Приняли антипиратский закон. Ссылки убирались, однако тут же появлялись новые. Ввели вечную блокировку. Тогда пиратские сайты стали демонстративно создавать «зеркала». Значит, появляется блокировка «зеркал». На любую меру найдется контрмера, это вопрос обоюдный. Что касается эффективности, то судебный приказ позволяет решать проблемы как минимум быстрее, чем судебное решение. В конечном итоге крайне важно, устоят ли эти нормы, решится ли законодатель на их принятие.

«ЭЖ»: Павел, вы считаете, что предлагаемые третьим антипиратским пакетом нововведения эффективны и помогут решить поставленные задачи?

П. К.: Антипиратское законодательство развивается эволюционно, и каждый следующий этап его развития зависит от реакции субъектов регулирования на предыдущие действия правоприменителя. Поясню. Когда принимали первый антипиратский закон (Федеральный закон от 02.07.2013 № 187-ФЗ), было впечатление, что блокировка, да еще и в обязательном порядке на основании закона, — это выход. Однако после суда на сайтах появлялись новые ссылки, а сами они в большинстве своем не меняли принципиально принципы своей работы, не внедряли fingerprint-программы, не блокировали новые нарушения. Тогда благодаря второму антипиратскому пакету появился институт вечной блокировки (ч. 3 ст. 26 ГПК РФ), и снова казалось, что это окончательное решение: логично, что сайт, которому грозит вечная блокировка, должен или лицензироваться, или хотя бы внедрить фильтрующие программы. Но этого снова не случилось, реакцией на вечные блокировки стало создание сайтов-«зеркал». В ответ на это инициирован законопроект, включающий в себя нормы об оперативной — это важно — блокировке сайтов-«зеркал».

Таким образом, развитие законодательства напрямую зависит от поведения самих интернет-ресурсов. Что касается эффективности новых мер, то она зависит от того, как на них отреагируют сами регулируемые ресурсы. Лицензируются, примут меры — значит, закон сработал. Не лицензируются, будут призывать использовать ТОР, VPN, продолжать деятельность в таком ключе — значит, надо будет ждать четвертого антипиратского пакета, регулирующего и эти инструменты.

«ЭЖ»: В интернете можно найти инструкции, как обходить блокировку сайтов. Например, в Сети есть сведения, что когда перед ресурсом RuTracker встал вопрос: удалить пиратский контент или же быть навечно заблокированным, его пользователи проголосовали за блокировку. Выходит, что блокировка сайта не страшна пользователям — они найдут способ ее обойти?

П. К.: Как я уже сказал, на любые меры есть контрмеры. Создавать из пользователей интернет-подполье, призывать их к нарушению закона, к обходу предписаний органа власти — глупо и безответственно. В конечном счете это принесет чуть больше прибыли нарушающему сайту, однако, во-первых, создаст пользователю риск привлечения уже его самого к ответственности (например, по ст. 146 УК РФ) и во-вторых, лишь спровоцирует новые законодательные инициативы — скажем, направленные на ограничение использования анонимайзеров и других специальных технических средств для обхода блокровок. Полагаю очевидным, что такой исход не нужен ни пользователям, ни, если хорошенько подумать, самому сайту. Разумнее было бы администрации сайта обсуждать лицензирование и не бегать от закона. Даже сайт «ВКонтакте», бывший (и, к сожалению, в ряде сегментов пока остающийся) крупнейшей площадкой, вызывающей вопросы правообладателей, шаг за шагом лицензирует контент — хотя бы его часть. Так что мешает и другим сайтам последовать его примеру?

«ЭЖ»: 12 сентября Московский городской суд утвердил мировое соглашение между «Вельвет Мьюзик» и zaycev.net. Ваша компания вела это дело, вы довольны результатом?

Справка

По условиям мирового соглашения ООО «Вельвет Мьюзик» отказался от своих исковых требований (иск о пожизненной блокировке сайта zaycev.net) к ответчикам Зайцев Медиа Групп ЛТД (Zaycev Media Group LTD) и ООО «Интернет-Хостинг». Представителем Зайцев Медиа Групп ЛТД на территории Российской Федерации выступает ООО «РМС», хостинг-услуги для доменного имени zaycev.net предоставляет ООО «Интернет-Хостинг».

По условиям мирового соглашения ответчик — ООО «РМС» обязуется прекратить создание технических условий, позволяющих неправомерно размещать музыкальные произведения Константина Меладзе «У меня появился другой» и «Это было прекрасно» на сайте. Никаких иных условий, касающихся в том числе финансовых выплат, мировое соглашение не предусматривает.

В связи с заключением мирового соглашения производство по гражданскому делу прекращено.

Источник: информация пресс-службы Московского городского суда от 12 сентября 2016 г.

П. К.: Да, мы очень довольны результатом. Ничто так не мотивирует, как дело, в котором все с самого начала идет не так. И привести такое дело к результату, — которым, судя по мировому соглашению, довольны обе стороны, — это непростая работа, и я рад, что нам удалось ее проделать. В результате правообладатель, который больше года провел в безрезультатной судебной борьбе, получил лицензионный договор, а сайт, которому грозила вечная блокировка, получил возможность честно вести законную деятельность. Это хороший результат.

«ЭЖ»: Вы считаете, суд действительно навечно заблокировал бы zaycev.net — крупнейший музыкальный ресурс Рунета?

П. К.: Такой риск был. Мосгорсуд выносил решения о вечной блокировке в отношении многих сайтов, среди которых и легендарный rutracker.org (в прошлом — torrents.ru), о популярности которого можно сказать то же самое, если не больше. Однако справедливо будет отметить, что все вечные блокировки, реализованные на настоящий момент, — это откровенные пираты, ресурсы, специализирующиеся только на этом и не имеющие лицензий от правообладателей. Чего нельзя сказать о zaycev.net — это лицензионный ресурс, имеющий договоры со многими правообладателями.

«ЭЖ»: Надо сказать, что большинству это неизвестно, и zaycev.net считают пиратским ресурсом…

П. К.: Это стало известно каждому, кто видел их выступление на международной конференции музыкальной индустрии Colisium — Moscow Music Week, состоявшейся в сентябре этого года в Москве. В презентации представителя zaycev.net правообладатели, с которыми они сотрудничают, были прямо перечислены. Пиратское прошлое этому сервису, конечно, мешает, но они делают все, чтобы избавиться от него.

«ЭЖ»: То есть вы считаете, что лицензирование лучше блокировки?

П. К.: Разумеется, я убежден в этом! Истинная победа над пиратством заключается не в блокировках, а в лицензировании, в получении дохода с пиратской площадки при сохранении привлеченной ей аудитории. Конечная цель блокировки — в монетизации, при условии, что пользователи заблокированной площадки перейдут на легальную, а не разбегутся по другим пиратам. А здесь эта цель достигается сразу, без промежуточных звеньев. Конечно, это более эффективный путь, и в вышеуказанном деле он и был применен.

«ЭЖ»: Вернемся к вечной блокировке. Это серьезная мера. Скажите, действительно достаточно двух исков для вечной блокировки любого ресурса?

П. К.: Формально да. Закон (ч. 3 ст. 26 ГПК РФ) устанавливает, что для реализации данной меры необходимо наличие одного и того же истца и ответчика и одного и того же предмета иска — защита интеллектуальных прав в интернете. Контент при этом может отличаться. Так что чисто технически да, можно заблокировать любой сайт. Однако есть один вопрос. До сих пор Мосгорсуд осуществлял вечную блокировку только откровенно пиратских сайтов, специализирующихся на этом. Я не уверен, что при попытке навечно заблокировать сайт, который имеет договоры с правообладателями, разработал и внедрил систему цифровых отпечатков распознавания контента, ведет официальную деятельность, имеет представительство в РФ, эта попытка увенчается успехом.

«ЭЖ»: Какие еще меры, помимо блокировки, на ваш взгляд, были бы эффективны в борьбе с пиратским контентом в интернете?

П. К.: Ответ на этот вопрос кроется в двух словах: реклама и поисковики. Деприоритизация поисковыми системами пиратских сайтов является крайне эффективной мерой. При этом она не нова и давно применяется, например, в США компанией Google по требованию правообладателей. Очевидно, что для поисковой системы это регуляторная нагрузка, но любое правоприменение — это всегда регуляторная нагрузка для объекта правоприменения, так что от этого никуда не деться, разве только работать над понижением уровня пиратства в принципе — тогда и требований к поисковику, даже чисто количественно, будет меньше.

Относительно рекламы все также довольно очевидно. Интернет в значительной части своей бесплатен для пользователя в силу повсеместного применения рекламной модели монетизации. Здесь уместна аналогия с эфирным телевидением: вы бесплатно смотрите центральные (и не только) каналы, но это не значит, что они не зарабатывают. Реклама в медиасреде — это огромные деньги, на которые живут целые отрасли. Соответственно, лишение пиратских сайтов рекламных доходов способно пресечь их деятельность на корню. Однако решится ли на это законодатель, неясно, ведь такая мера затронет огромный сегмент рекламного рынка и вызовет недовольство у его участников. В конечном счете все будет зависеть от эффективности лоббисткой работы, подготовки соответствующих обоснований указанных инициатив, их всестороннего обсуждения и разъяснения с участием профессиональных экспертов — только тогда есть шанс, что поправки, содержащие такие нормы, устоят и будут приняты в качестве федерального закона.

«ЭЖ»: В начале августа на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов появилась информация о начале разработки очередного проекта, направленного на пресечение нарушений авторских и смежных прав в интернете (ID 02/04/08-16/00051426). Текста проекта пока нет. Вы знаете, какие нововведения собираются предложить разработчики этого документа и в чем их суть?

П. К.: Если речь идет о законопроекте Минкультуры России, то, по заявлению его разработчиков, он будет связан с гармонизацией субъектного состава ст. 1253.1 ГК РФ. Говоря яснее, ст. 1253.1 ГК РФ называется «Особенности ответственности информационных посредников» и устанавливает презумпцию их ответственности, за исключением случаев освобождения от этой ответственности, прямо предусмотренных данной статьей. Статья задумывалась и писалась под провайдеров доступа и провайдеров хостинга, дабы ограничить пределы их ответственности. Казалось бы, разумная конструкция. Однако ввиду отсутствия в статье четких критериев для определения ее субъектного состава данный механизм стали использовать сайты, в частности социальные сети. Ясно, что провайдер доступа, который лишь предоставляет доступ в интернет, или провайдер хостинга, который предоставляет вычислительные мощности для хранения данных, и сайт, администрация которого владеет информацией, управляет ресурсом, может заблокировать любые сведения и любой аккаунт и так далее — это абсолютно разные субъекты с точки зрения причастности к нарушению. Разными они являются и с точки зрения вины — вина провайдера (если она вообще была в конкретном случае) меньше, чем у администрации сайта, так как у провайдера нет умысла, он может не знать о нарушении, не иметь к нему прямого отношения. И вот этот дисбаланс, вот это использование иммунитета, разработанного для провайдеров, пиратскими сайтами, и планируется устранить. Сделать это можно несколькими способами, в том числе дополнением ст. 1253.1 ГК РФ извлечением, прямо указывающим на то, что сайты, в том числе социальные сети, не являются ее субъектом и несут ответственность на общих основаниях.
День
Неделя
Месяц