1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 238

Павел Катков: «Если раньше рынок работал по принципу „сейчас начнем, а там посмотрим“, то сейчас все заботятся о регистрации товарных знаков, защите бренда, текстов, слоганов»

Интервью
Павел Катков, владелец компании «Катков и партнеры», член Совета ТПП РФ по интеллектуальной собственности, член Ассоциации юристов России

В последнее время все большее внимание законодателя посвящено интернет-отрасли. И если поначалу регулирование касалось лишь коммерческих интересов различных групп, то теперь внимание обращено на работу интернета в целом, а также на качество распространяемой информации, ее достоверность. Законопроекты об автономном Рунете и фейковых новостях, функции роботов и людей в регулировании интернета газета «ЭЖ-Юрист» обсудила с членом Совета ТПП РФ по интеллектуальной собственности и Ассоциации юристов России, владельцем компании «Катков и партнеры» Павлом Катковым.

«ЭЖ-Юрист»: Регулирование интернета — мы все чаще слышим об этом. Очередной громкой темой стал законопроект об автономном Рунете. Как Вы думаете, его примут? И если да, какое влияние он окажет на отрасль?

Законопроект об автономном Рунете 

В конце прошлого года на рассмотрение Госдумы поступил законопроект № 608767-7 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части обеспечения безопасного и устойчивого функционирования сети „Интернет“ на территории Российской Федерации)», внесенный сенаторами А. Клишасом, Л. Боковой и депутатом А. Луговым, который также называют законопроектом об автономном Рунете.

Разработчики проекта предлагают определить правила маршрутизации трафика, минимизировать передачу за рубеж данных, которыми обмениваются между собой российские пользователи, и обязать операторов связи и владельцев трансграничных линий связи и точек обмена трафиком обеспечить возможность централизованного управления трафиком. Для этого в проекте предлагается предусмотреть в том числе возможность установки на сетях связи технических средств, определяющих источник передаваемого трафика. По задумке авторов инициативы, эти технические средства должны обладать возможностью ограничить доступ к запрещенным ресурсам не только по сетевым адресам, но и путем запрета пропуска проходящего трафика. Предполагается создание инфраструктуры, которая, как следует из пояснительной записки, позволяла бы обеспечить работу российских интернет-ресурсов в случае невозможности подключения российских операторов связи к зарубежным корневым серверам, а по сути — инфраструктуры для автономной работы российского сегмента Всемирной Сети.

Иными словами, речь идет не о полной изоляции российского сегмента интернета, а об организации сети, способной в случае необходимости функционировать без подключения к зарубежным точкам обмена трафиком, опираясь лишь на внутреннюю инфраструктуру.

Первое чтение законопроект прошел 12 февраля 2019 г.

Павел Катков: Пока интернет был маленькой сетью для небольшого числа людей, он не требовал регулирования и не интересовал власть. Но сегодня он влияет на все, и власть вынуждена реагировать.

«ЭЖЮ»: А что Вы думаете о правовом содержании законопроекта?

П.К.: Я думаю, что и в этом, и в других законопроектах необходимо четче прорабатывать терминологию, понятия, дефиниции. Ведь мы оперируем во многом терминами римского права. А тут — технологии и телекоммуникации. Законодатель хочет урегулировать данную область правоотношений, но в силу ее полной для него новизны «идет на ощупь», и это зачастую приводит к не самым точным формулировкам и нормам.

«ЭЖЮ»: Насколько, на Ваш взгляд, эта инициатива в принципе реализуема? Мы помним историю с мессенджером Telegram, который Роскомнадзор так и не смог заблокировать. Реально ли сделать российский интернет автономным?

П.К.: Что касается Telegram, то у него, конечно, осталась аудитория, однако он приобрел статус ресурса подпольного интернета, незаконного ресурса, части даркнета — разве это хорошо для публичной компании? Можно, конечно, и как торренты работать, но вряд ли это то, что нужно честному бизнесу.

Относительно суверенного Рунета, тут речь о другом. Насколько я понимаю, парламентарии рассматривают ситуацию, не когда мы отгородимся от остального мира, а что будет, если нас отключат, — как будет функционировать Сеть тогда. Ведь на ней сегодня завязано все, от детских садов и налогов до обороны и связи.

«ЭЖЮ»: А что бизнес, он будет участвовать в процессах регулирования интернета?

П.К.: Конечно, и он уже участвует. Вот мы, например, участвуем.

«ЭЖЮ»: И как же, расскажите.

П.К.: Мы (компания «Катков и партнеры») разработали специальную систему мониторинга интернета. Она называется KIP MONITOR. Смысл ее в том, что у нас есть специальный робот, который может найти в сети любые случаи незаконного использования контента или бренда, отследить товаропроизводящую цепь, а после — автоматизированно пресекать эти нарушения посредством досудебной претензионной работы либо с привлечением правоохранительных и судебных органов.

«ЭЖЮ»: Это все происходит в автоматическом режиме, поиск проводит робот? А как же юристы, люди?

П.К.: Робота изначально программируют юристы и ИТ-специалисты. Но после запуска мы просто координируем его работу, правильно настраиваем, перепрограммируем, улучшаем. До конца 2018 г. он таился в недрах нашего ИТ-кластера и вот теперь вышел на просторы интернета. Совсем же без юристов, конечно, не обходится ни один процесс, ведь даже роботов программируют люди. Однако робот, софт, специальные программы могут перелопатить объем, человеку непосильный. Может ли человек проанализировать 25 млн сайтов и блокировать 10 000 нарушений ежемесячно? А наш робот может. Но, конечно, в индивидуальных процессах, таких как судебные разбирательства и мировые переговоры, должны участвовать люди. Это тонкая материя.

«ЭЖЮ»: А как такая система могла бы участвовать в регулировании интернета?

П.К.: Так это же и есть регулирование. Да, оно не административное, да, это действия от имени правообладателей, однако они меняют интернет, делают его более чистым и законным. Что касается административного регулирования, то данная технология может быть применена и в этих целях — был бы заказчик.

«ЭЖЮ»: Можете привести пример, пояснить, что именно мы имеем на входе и получаем на выходе благодаря использованию этого поискового робота?

П.К.: На входе мы имеем то, что 50% товаров в интернете по статистике контрафактные, 80% сайтов используют бренд и товарные знаки без разрешения правообладателя. Компаниям тяжело без применения автоматизированных ИТ-решений выявлять и блокировать нарушения из-за их огромного количества.

Система KIP MONITOR позволяет в автоматическом режиме проанализировать все возможные источники угроз (поисковики Яндекс и Google, товарные агрегаторы, социальные сети и пр.), выявить и заблокировать 100% нарушений. В режиме онлайн система анализирует более 25 млн сайтов, все известные социальные сети, более 120 товарных агрегаторов и генерит более 500 000 запросов в сутки.

Ни одна даже самая мощная юридическая компания без технологичного решения такой объем работы не переварит.

На выходе правообладатель получает выявление 100% нарушителей и оперативную досудебную блокировку нарушений. И, как следствие, рост официальных продаж, возврат покупателей в легальные каналы продаж.

Более того, в системы заложены алгоритмы по выявлению всех звеньев товаропроводящей цепи (поставщики, производители, дистрибьюторы) и фактических данных нарушителей. По сути, мы полностью выводим из тени нарушителей и создаем такие условия, при которых становится просто невыгодно заниматься торговлей контрафактом и использовать товарные знаки без разрешения правообладателя.

«ЭЖЮ»: Давайте вернемся к законотворческой деятельности. Недавно прогремел другой законопроект, разработчиком которого также является сенатор А. Клишас, о фейковых новостях. Что Вы о нем скажете?

Проект о фейковых новостях

Ввести в правовое поле запрет на распространение фейковых новостей предполагается двумя законопроектами, внесенными группой депутатов и членов Совета Федерации:

  • законопроектом № 606593-7 «О внесении изменений в статью 15-3 Федерального закона „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“» (в части уточнения информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено) и
  • законопроектом № 606595-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в части установления административной ответственности за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации).

Разработчики предлагают запретить средствам массовой информации и просто гражданам публиковать недостоверные новости, если подобные публикации могут привести к тяжким последствиям. За распространение таких новостей нарушителям грозят серьезные штрафы.

Законопроект № 606593-7 предлагает распространить положения ст. 15.3 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», определяющей порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона, на «недостоверную общественно значимую информацию», которая распространяется под видом достоверных сведений и создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи.

Распространение такой информации, согласно законопроекту № 606595-7, повлечет, в зависимости от тяжести последствий, штрафы:

  • для граждан в размере до 400 000 руб. с возможностью конфискации предмета административного правонарушения;
  • для должностных лиц — до 900 000 руб.;
  • для юридических лиц — до 1,5 млн руб. также с возможностью конфискации предмета административного правонарушения.

Госдума одобрила оба законопроекта на прошлой неделе — 7 марта. На рассмотрение Совета Федерации оба проекта поступили в среду, 13 марта. Отметим, что на днях, 11 марта, Совет по правам человека при Президенте РФ (СПЧ) дал рекомендацию Совфеду отклонить указанные законопроекты (с заключением СПЧ можно ознакомиться по ссылке: http://president-sovet.ru/presscenter/news/read/5324/).

П.К.: Сложная тема. С одной стороны, это, бесспорно, обеднит информационную среду и ущемит права людей на распространение информации. С другой стороны, с тех пор, как информацию распространяют не только лицензированные СМИ и книжные издательства, прошло много времени, сейчас совсем другая медиасреда, сейчас каждый юзер — сам себе пресса, и законодатель реагирует на это.

«ЭЖЮ»: Вы говорили, что в вопросах регулирования интернета законодатель не всегда точен в формулировках. Законопроект о фейковых новостях уже практически стал законом — насколько он проработан, на Ваш взгляд?

П.К.: В нем есть недоработки, конечно. Например, законопроект предлагает внести в статью 15.3 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» следующие изменения:

«часть 1 после слов „проводимых с нарушением установленного порядка,“ дополнить словами „недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи,“».

Напомню текущую редакцию ч. 1 указанной статьи:

«В случае обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети „Интернет“, информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, информационных материалов иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2012 № 272-ФЗ „О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации“, сведений, позволяющих получить доступ к указанным информации или материалам (далее — распространяемая с нарушением закона информация), включая случай поступления уведомления о распространяемой с нарушением закона информации от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, организаций или граждан, Генеральный прокурор РФ или его заместители обращаются в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с требованием о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такую информацию».

Это хороший, нужный правовой механизм, однако следует быть очень аккуратными с формулировками. Даже беглый взгляд на текст дает понимание, как в нем много оценочных категорий — «достоверные сообщения», «общественно значимая информация» — все это при отсутствии определений данных дефиниций в законе будет оценивать суд, и никто не знает, будет ли его оценка единообразной. Возможно, помогли бы рекомендации, разъяснения по применению, однако такие документы, как правило, издаются уже после того, как закон начал действовать.

«ЭЖЮ»: Вы говорите, закон о фейковых новостях обеднит информационную среду. Но ведь антипиратский закон приняли, и все работает (подробнее см. «Истинная победа над пиратством заключается не в блокировках, а в лицензировании, в получении дохода с пиратской площадки при сохранении привлеченной ею аудитории», интервью с Павлом Катковым опубликовано в «ЭЖ», 2016, № 39).

П.К.: Антипиратский закон — это другое. Он направлен на сайты и информационных посредников, там даже слова такого — «пользователь» — нет ни в каком виде. Когда писали антипиратский законопроект, четко осознавали, что преследовать надо тех, кто зарабатывает на пиратстве, а не потребителей. Я сам был соавтором первого антипиратского пакета и знаю, о чем говорю.

«ЭЖЮ»: А законопроект о фейковых новостях?

П.К.: А вот законопроект о фейковых новостях преследует и пользователей тоже. Сейчас ответственность юридических лиц и физических лиц традиционно разделена, конечно, в КоАП РФ — штрафы для них разные. Но вот если бы это было сделано более явно, наверное, он имел бы меньший негативный эффект. Однако это накладывало бы большую нагрузку на площадки — ведь им пришлось бы следить за этим. Впрочем, возможно, и сейчас придется.

«ЭЖЮ»: Грустно все это как-то звучит. А хорошие новости в сфере интернет-права есть?

П.К.: Для нас главная новость — запуск нашего KIP MONITOR и его успехи на ниве борьбы с контрафактом и пиратством, приятно же быть лучше конкурентов (смеется). Что касается хороших новостей в принципе, то, конечно, они есть. Меня радует в последние годы рост интернет- и медиаотрасли и рост ее правового сознания. Что бы там ни говорили, а зрелость интернет-среды растет, и это не может не радовать.

«ЭЖЮ»: В чем это проявляется?

П.К.: Во-первых, все больше интернет- и медиакомпаний обращаются к юристам за услугами. Если раньше зрелость этого рынка была низкой и он работал по принципу «сейчас начнем, а там посмотрим», то сейчас все заботятся о регистрации товарных знаков, защите бренда, текстов, слоганов.

Во-вторых, обеление части рынка. Легендарный в прошлом пират zaycev.net сегодня — один из влиятельных легальных музыкальных сервисов, и в этом есть и наш вклад.

«ЭЖЮ»: Вы говорите о контрафакте. Все привыкли, что в интернете — все-таки пиратство, а в офлайне — контрафакт. Это уже не так?

П.К.: Все стремительно меняется. Раньше интернет был источником нарушений прав на медиаконтент. К нему относились объекты из сферы музыки, литературы, кино, программных продуктов (софт). Однако по мере роста интернет-торговли все больше товарных позиций оказываются в интернете. Для меня было очень показательным, когда два года назад мы выступали в Ереване на международном форуме «АНТИКОНТРАФАКТ» на тему цифрового пиратства, и из зала встал представитель КАМАЗа и рассказал про интернет-контрафакцию запчастей. Иными словами, даже такая немедийная вещь, как автозапчасти, давно уже стала предметом незаконной интернет-торговли. И по мере роста цифровой коммерции (а этот рост продолжается) актуальность данного вопроса будет только расти.

«ЭЖЮ»: Благодарим Вас за содержательную беседу!

П.К.: И я Вас благодарю за интерес к теме!