1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 315

Правовые позиции высших судов по налоговым спорам: итоги 1-го полугодия 2016 г.

ФНС России письмом от 07.07.2016 № СА-4-7/12211@ направила в нижестоящие инспекции и управления «Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в первом полугодии 2016 года по вопросам налогообложения» (далее — Обзор). Эти правовые позиции нужно знать и налогоплательщикам. Анализируем положительную для налогоплательщиков судебную практику.

Правовые позиции Президиума ВС РФ, изложенные в обзорах судебной практики, являются обязательными для судов1. Указанное правило призвано обеспечить единообразие в толковании и применении норм права и формирование единой судебной практики.

Это означает, что, направляя для использования в работе Обзор, ФНС России ориентирует нижестоящие налоговые органы на соответствующие векторы по различным проблемным вопросам. Рассмотрим прежде всего выводы высших судебных органов, которые поддержали налогоплательщиков, поскольку данные выводы смогут стать дополнительным аргументом при обжаловании актов и действий налоговиков.

Заметим, что наличие правовой позиции, сформированной на уровне высшего суда, практически гарантирует плательщику удовлетворение его жалобы в административном порядке в вышестоящий налоговый орган. А это, в свою очередь, позволяет существенно сэкономить и временные, и материальные затраты на восстановление своих нарушенных прав. Поэтому при подготовке жалобы необходимо прежде всего определиться с ориентирами в сложившейся судебной практике.

О налогообложении при импорте металлолома с территорий стран — участниц ЕАЭС

Определение ВС РФ от 28.12.2015 № 309-КГ15-11310 по делу № А76-16715/2014 касается обложения НДС операций по импорту лома черных металлов с территории государства — члена ЕАЭС. Верховные судьи и вынесли решение в пользу налогоплательщика.

Налоговый орган пришел к выводу о неправомерном применении обществом ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость при импорте лома черных металлов на территорию Российской Федерации с территории Республики Казахстан. Поскольку в перечне товаров, ввоз которых на территорию РФ не подлежит налогообложению (ст. 150 НК РФ), лом и отходы цветных металлов отсутствуют, по мнению инспекции, НДС при импорте указанного товара подлежит уплате с применением ставки 18% по месту учета его собственника.

Минфин России считает, что российская организация, приобретающая лом и отходы черных и цветных металлов и осуществляющая их ввоз на территорию России с территории стран — членов ЕАЭС, обязана исчислять НДС по ставке в размере 18% (см. письмо от 19.03.2015 № 03-07-13/1/14936).

Арбитражная практика была неоднозначной. В рассматриваемом деле на уровне кассации (постановление АС Уральского округа от 01.06.2015 по делу № А76-16715/2014) арбитры встали на сторону налоговиков, отклонив доводы налогоплательщика. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов, удовлетворила требования организации и признала недействительным решение ИФНС, в котором организации при ввозе металлолома с территории Казахстана был начислен НДС по ставке 18%.

Высшие арбитры привели следующие аргументы.

Анализ положений налогового законодательства РФ и международных соглашений дает основания полагать, что применение ставки 18% к товарам, импортированным с территории стран — участниц ЕАЭС (Таможенного союза), при условии освобождения от НДС оборота идентичных товаров на территории РФ вступает в противоречие с нормами и принципами международных договоров и приводит к неравным условиям на товарном рынке стран — участниц ТС.

Иной подход, избранный судами при рассмотрении данного спора, не согласуется и с принципами, закрепленными в ст. 3 НК РФ, не допускающей установление дифференцированных ставок налогов и сборов, налоговых льгот в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала.

Таким образом, приведенные выше нормы международных соглашений предусматривают необходимость применения при рассмотрении вопроса о налогообложении при импорте товаров с территорий стран — участниц ЕАЭС не только положений ст. 150 НК РФ, содержащей перечень товаров, не подлежащих налогообложению (освобожденных от него) при их ввозе на территорию РФ независимо от страны происхождения товаров, но и ст. 149 НК РФ, определяющей порядок налогообложения на внутреннем рынке.

Итак, в связи с тем, что реализация лома отходов черных и цветных металлов внутри страны не подлежит обложению НДС на основании подп. 25 п. 2 ст. 149 НК РФ, не облагается и ввоз этих товаров с территории стран — участниц ЕАЭС (республик Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызской Республики).

К вопросу о корректировке НДС в случаях предоставления скидок

В Определении от 16.05.2016 № 308-КГ15-19017 анализировался алгоритм исчисления НДС в отношении операции по предоставлению поставщиком продовольственных товаров вознаграждения (скидки) своему покупателю.

На протяжении длительного периода времени вопрос о том, обязаны ли продавцы (покупатели) непродовольственных товаров корректировать налоговую базу по НДС (восстанавливать ранее правомерно принятый к вычету НДС) в случае предоставления поставщиком покупателю вознаграждения за выполнение последним определенных условий договора, оставался нерешенным. И разъяснения чиновников, и решения арбитражных судов по данному вопросу были противоречивы.

В рамках рассматриваемого дела организация — поставщик детского питания в договоре, заключенном с покупателем, предусмотрела предоставление скидки путем изменения цены ранее поставленных товаров при закупке покупателем товаров на сумму более 350 млн руб. (размер скидки установлен в размере 6% от стоимости товаров). Покупатель в проверяемый период выполнил условие, необходимое для предоставления скидки. Поставщик выставил покупателю корректировочный счет-фактуру с указанием уменьшенной цены поставленного товара (отразил его в книге покупок), в налоговой декларации заявил налоговый вычет.

Налоговая инспекция в ходе проведения выездной налоговой проверки доначислила организации — поставщику детского питания НДС в размере свыше 2 млн руб., а также пени, штраф.

Поставщик, не согласившись с данным решением, обратился в суд, но арбитры трех инстанций поддержали налоговиков (решение АС Краснодарского края от 15.12.2014 по делу № А32-9413/2014, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2015, АС Северо-Кавказского округа от 13.10.2015 по тому же делу). По мнению судей, вне зависимости от условий договора в случае перечисления продавцом продовольственных товаров их покупателю премии (вознаграждения) за достижение определенного объема закупок товаров указанные премии (вознаграждения) не изменяют стоимость ранее поставленных продовольственных товаров в силу специальной нормы Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о торговле). Дело в том, что в п. 4 ст. 9 Закона о торговле содержатся специальные положения относительно ценообразования: вознаграждение, выплачиваемое поставщиком продовольственных товаров в связи с приобретением покупателем определенного количества продовольственных товаров, не учитывается при установлении цены продовольственных товаров. Данная специальная норма дала основания полагать, что в случае перечисления поставщиком продовольственных товаров их покупателю вознаграждения за достижение определенного объема закупок данных товаров оснований для корректировки налоговой базы по НДС у поставщика не имеется, соответственно, налоговый вычет, ранее произведенный покупателем по продовольственным товарам, не корректируется (письма Минфина России от 05.07.2012 № 03-07-11/180, ФНС России от 18.09.2012 № ЕД-4-3/15464@).

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, отметила, что согласно п. 1 ст. 1 НК РФ законодательство РФ о налогах и сборах состоит из Налогового кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах. Поскольку Закон о торговле принят не в соответствии с НК РФ, имеет иные цели правового регулирования, он может применяться к налоговым отношениям, только если его применение соответствует нормам налогового закона и не нарушает основные начала законодательства о налогах и сборах.

Направляя информацию о данном деле для руководства нижестоящим налоговым органам, ФНС России сделала акцент на следующем. ВС РФ в указанном определении пришел к выводу об аналогичных налоговых последствиях для хозяйствующих субъектов при предоставлении скидок на товары при реализации как продовольственных, так и непродовольственных товаров, что не противоречит выводам сложившейся судебной практики (постановления Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 № 11637/11 по делу № А40-56521/10 — ООО «Леруа Мерлен Восток» и от 22.09.2009 № 11175/09 по делу № А44-109/2008 — ООО «Дирол Кэдбери»).

Можно надеяться, что ВС РФ выскажется окончательно по вопросу о корректировке НДС в случаях предоставления скидок или выплаты бонусов. При любом решении данной проблемы определение, которое будет принято по результатам рассмотрения дела, окажет существенное влияние на сектор производства и дистрибуции продовольственных товаров.

При получении субсидии из бюджета субъекта РФ налогоплательщик не должен восстанавливать НДС

В Определении от 21.01.2016 № 310-КГ15-13228 по делу № А09-7805/2014 ВС РФ разрешил вопрос о необходимости восстановления НДС по подп. 6 п. 3 ст. 170 НК РФ.

По мнению налоговых инспекторов, не имеет значения тот факт, что субсидия получена по областной программе. Важно, что источником финансирования данной программы является федеральный бюджет.

Однако высший судебный орган считает иначе.

В подпункте 6 п. 3 ст. 170 НК РФ поименованы только субсидии из федерального бюджета. В отношении субсидий, выделенных из иных бюджетов бюджетной системы РФ на возмещение затрат, названная норма не применяется. Субсидия, полученная налогоплательщиком из бюджета субъекта РФ, источником финансового обеспечения которой являлись целевые межбюджетные трансферты, предоставленные из федерального бюджета, не может рассматриваться как субсидия, предоставленная из федерального бюджета. В связи с этим на такие субсидии норма подп. 6 п. 3 ст. 170 НК РФ не распространяется.

Применение нулевой ставки НДС при реализации товаров физицам в режиме экспорта в Республику Казахстан

В судебных актах, поддержанных Определением ВС РФ от 29.02.2016 № 309-КГ15-20141 по делу № А76-30376/2014 (ООО «Сейхо-Моторс» против Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области), суды подтвердили правомерность позиции налогоплательщика, который обжаловал отказ налогового органа в применении ставки 0% по НДС при реализации налогоплательщиком товаров физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, в режиме экспорта в Республику Казахстан.

Рассматривая доводы налогоплательщика, суды пришли к выводу, что не являющиеся индивидуальными предпринимателями физические лица — граждане Республики Казахстан, импортирующие транспортные средства, подлежащие государственной регистрации в государственных органах Республики Казахстан, признаются плательщиками НДС. Следовательно на них распространяются положения Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «О принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг в Таможенном союзе» и Протокола от 11.12.2009 «О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в таможенном союзе», в связи с чем общество правомерно отражало суммы реализации автомобилей физическим лицам — гражданам Республики Казахстан в разделе 4 налоговой декларации по НДС за I квартал 2013 г., а также правомерно заявляло налоговые вычеты по приобретенным автомобилям, которые в дальнейшем были реализованы указанным физическим лицам гражданам Республики Казахстан.

НДС, предъявленный в заявительном порядке, при подаче уточненки

Между ПАО энергетики и электрификации «Магаданэнерго» и Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 1 по Магаданской области (Определение ВС РФ от 22.06.2016 № 303-КГ16-657 по делу № А37-424/2015) возник спор о том, подлежат ли уплате проценты на сумму НДС, предъявленного к возмещению в заявительном порядке в случае подачи налогоплательщиком уточненной налоговой декларации до окончания камеральной налоговой проверки первоначально поданной декларации.

Налогоплательщик подал уточненную декларацию на сумму возмещения, превышающую сумму, заявленную в первоначальной декларации, по которой возмещение получено. Налоговый орган предложил вернуть возмещенную в заявительном порядке сумму с процентами. Позднее налоговый орган принял решение о возмещении на всю заявленную сумму по уточненной декларации. Поскольку речь шла о возмещении в сумме более 40 млн руб., проценты, которые налоговый орган хотел получить с налогоплательщика, составили более 700 000 руб. Неудивительно, что налогоплательщик оспорил решения ИФНС.

Суды первой и апелляционной инстанции, соглашаясь с позицией налогоплательщика, пришли к выводу, что в случае, когда указанная налогоплательщиком в уточненной налоговой декларации сумма НДС, подлежащего возмещению, изменилась в большую сторону по сравнению с суммой, содержащейся в первоначально поданной налоговой декларации, п. 15 и 17 ст. 176.1 НК РФ, предусматривающие возможность начисления процентов на сумму возмещенного в заявительном порядке НДС, не подлежат применению.

Кассация решения нижестоящих судов отменила. При этом суд кассационной инстанции сослался на положения п. 24 ст. 176.1 НК РФ. Суд исходил из того, что поскольку налогоплательщик представил уточненку после принятия инспекцией решения о возмещении НДС в заявительном порядке, но до завершения камеральной налоговой проверки, суммы, полученные в заявительном порядке, и проценты за пользование бюджетными средствами подлежат взысканию в бюджет независимо от того, какая сумма налога отражена в уточненной декларации (большая или меньшая по сравнению с суммой налога, указанной в ранее поданной декларации).

В данном случае, по мнению кассации, применение названного порядка является правом, а не обязанностью налогоплательщика. Поэтому получая из бюджета суммы НДС до проведения камеральной налоговой проверки, налогоплательщик обязуется не только возвратить в бюджет излишне полученный налог, но и уплатить проценты за незаконное получение бюджетных средств.

Верховный суд указал, что предусмотренный п. 17 ст. 176.1 НК РФ механизм начисления процентов, на который ссылается налоговый орган, не устанавливает основания начисления процентов, минуя процедуру камеральной налоговой проверки.

В данном случае, указал суд, действия налогоплательщика по применению заявительного порядка возмещения налога не носили противоправного характера, не привели к потерям бюджета, что исключало возможность применения к обществу повышенной меры ответственности в виде взыскания процентов в размере двойной ставки рефинансирования Банка России и выставления требований об их уплате.

ЕДВ для ветеранов боевых действий не облагается НДФЛ

В постановлении КС РФ от 13.04.2016 № 11-П решен вопрос об обложении НДФЛ ежемесячной денежной выплаты (далее — ЕДВ), установленной для ветеранов боевых действий.

Гражданин оспаривал в суде действия работодателя, связанные с удержанием налога на доходы физических лиц с ЕДВ, производимой ему как ветерану боевых действий.

В рамках судебного спора Ленинградским окружным военным судом направлен запрос в КС РФ, в том числе по вопросу освобождения от обложения налогом на доходы физических лиц ЕДВ, установленной для ветеранов боевых действий.

КС РФ, рассматривая указанный запрос, пришел к выводу, что неопределенность в вопросе об отнесении к выплатам, освобождаемым от обложения налогом на доходы физических лиц, ЕДВ, установленной для ветеранов боевых действий, приводит к тому, что ветераны боевых действий, получающие ЕДВ, ставятся в различное положение в зависимости от различных факторов. Например, от того, получают они назначенную выплату в полном объеме в денежной форме или направляют часть ее суммы на финансирование предоставления социальных услуг в соответствии с Федеральным законом «О государственной социальной помощи», а также в зависимости от того, продолжают они военную или государственную службу иного вида или переходят на пенсию. Тем самым устанавливается различный правовой режим налогообложения для одной и той же выплаты в зависимости от формальных, не связанных с ее правовой природой критериев, и нарушается принцип равенства лиц, относящихся к одной категории.

В результате КС РФ пришел к выводу, что впредь, до внесения соответствующих изменений в ст. 217 НК РФ, ее положения не могут служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц ЕДВ, установленной для ветеранов боевых действий.

Бесплатный проезд в личных целях облагается НДФЛ

В Определении ВС РФ от 21.03.2016 № 8-КГ15-34 решен вопрос о необходимости обложения бесплатного проезда работника по личным надобностям за счет средств работодателя.

По мнению работника, с него неправомерно был удержан НДФЛ со стоимости проезда по бесплатным транспортным требованиям, поскольку предоставление бесплатных билетов является предусмотренной законом компенсацией.

Обратите внимание!

В соответствии с п. 5 ст. 25 Федерального закона от 10.01.2003 № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» работники железнодорожного транспорта общего пользования пользуются правом бесплатного проезда на железнодорожном транспорте за счет средств соответствующих организаций в порядке и на условиях, которые предусмотрены отраслевым тарифным соглашением и коллективными договорами.

Ранее такие споры решались в пользу работников.

Отказывая работнику в удовлетворении требования, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что оплата работодателем стоимости проезда работника по бесплатным транспортным требованиям формы № 6 в поездах дальнего следования по личным надобностям представляет собой доход, полученный работником в натуральной форме, который подлежит обложению НДФЛ, поскольку исчерпывающий перечень подлежащих освобождению от налогообложения доходов (ст. 217 НК РФ) не содержит положений об освобождении от налогообложения выплат, предоставляемых работнику в качестве гарантий.

Имущественный вычет при объединении комнат в квартире

Определением ВС РФ от 06.04.2016 № 70-КГ15-16 в пользу налогоплательщика разрешен спор по вопросу получения имущественного налогового вычета по НДФЛ в случае объединения нескольких объектов недвижимого имущества (комнаты в коммунальной квартире) в один (трехкомнатная квартира).

Гражданка приобрела две комнаты в 1997 г., третью комнату — в 2005 г. В 2013 г. она объединила комнаты в один объект недвижимого имущества — квартиру, и в том же году квартиру продала.

Налоговый орган отказал в предоставлении имущественного налогового вычета по НДФЛ на основании того, что после объединения физическим лицом комнат в коммунальной квартире возник новый объект. Следовательно, не соблюдается условие, установленное ст. 220 НК РФ о сроке владения имуществом на праве собственности, дающем право на имущественный налоговый вычет.

Судебная коллегия по административным делам ВС РФ, признавая решение налогового органа незаконным, указала, что согласно п. 1 ст.235 ГК РФ право собственности прекращается в случаях, прямо предусмотренных законом. При этом действующее законодательство не предусматривает в качестве основания прекращения права собственности на недвижимое имущество объединение двух объектов недвижимости в один с последующей постановкой на кадастровый и технический учет. Изменение объекта недвижимого имущества в связи с объединением трех комнат в квартире в один объект (трехкомнатную квартиру) без изменения внешних границ объекта не влечет за собой прекращения или перехода прав на него. Следовательно, срок нахождения объекта недвижимости в собственности следует исчислять именно с момента приобретения третьей комнаты, а не с момента регистрации изменений объекта недвижимости в связи с объединением комнат в квартиру.

Какие последствия наступают при возникновении контролируемой задолженности

В Определении ВС РФ от 18.03.2016 по делу № 305-КГ15-14263, А40-87775/14 ВС РФ согласился с фирмой, которая не удерживала налог на прибыль при погашении контролируемой задолженности

Российское общество — заемщик (ООО) выплачивало проценты по займам другому российскому обществу — заимодавцу (ЗАО). Заимодавец на 90% владел заемщиком и, в свою очередь, на 99,9% принадлежал кипрской компании. Причем у заемщика (ООО) величина чистых активов была отрицательной, и все начисленные проценты включались в состав налоговых расходов. Кроме того, было установлено, что сумма этой задолженности более чем в три раза превышает величину собственного капитала налогоплательщика.

Инспекция, переквалифицировав проценты в дивиденды иностранной фирме, начислила на них налог на прибыль по дивидендной ставке, сославшись на п. 4 ст. 269 НК РФ, и оштрафовала заемщика, который не удержал налог.

Общество не согласилось с инспекцией и обратилось в суд. Суд первой инстанции признал решение инспекции незаконным. Суд первой инстанции установил: компания расходовала сумму займа на ведение текущей деятельности, а заимодавец для выдачи средств взял кредит в российском банке. Это дало основания полагать, что в данном случае иностранная фирма не финансировала участников договора займа и не получала выплат. Тем не менее контролируемая задолженность возникла именно перед ней. Но арбитры исходили из того, что применение налоговым органом п. 2 ст. 269 НК РФ привело к нарушению международного соглашения об избежании двойного налогообложения, заключенного между Россией и Республикой Кипр.

Инспекция не согласилась с решением суда первой инстанции и обратилась в апелляцию. Апелляционный суд признал решение инспекции правомерным и отменил решение суда первой инстанции. Затем кассационный суд согласился с мнением апелляционного суда. Общество обратилось в Верховный суд РФ.

ВС РФ посчитал иначе. Он отметил правовую неопределенность ситуации и истолковал ее в пользу заемщика: нормами НК РФ не установлена обязанность заемщика удерживать налог с суммы избыточных процентов, приравненных к дивидендам, рассчитанным в соответствии с п. 4 ст. 269 НК РФ, если в качестве заимодавца выступает российская организация. В случаях возникновения контролируемой задолженности в результате выдачи займа российской организацией наступают только последствия, предусмотренные п. 3 ст. 269 НК РФ в виде ограничения вычета процентов при исчислении налога.

Выездные и камеральные проверки: запрещено осуществлять контроль цен по сделкам между взаимозависимыми лицами

Определением ВС РФ от 11.04.2016 № 308-КГ15-16651 по делу № А63-11506/2014 разрешен в пользу плательщика вопрос о невозможности применения полномочий по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами, никакими другими контролирующими органами кроме ФНС России.

«Получение необоснованной налоговой выгоды» — термин, который прочно вошел в обиход налоговых органов и судов. Данное понятие не закреплено на уровне закона, оно было установлено и раскрыто в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление № 53). Судебная практика давно трактует его достаточно широко, о чем свидетельствуют многочисленные споры, связанные с «должной осмотрительностью», особенно в связи с проверками деятельности взаимозависимых лиц.

В рамках данного спора рассмотрена следующая ситуация: общество заключало договоры поставки сжиженного газа с взаимозависимыми лицами по ценам ниже минимальной рыночной цены, рассчитанной инспекцией.

Контролирующие органы руководствовались позицией, изложенной письмах ФНС России от 30.09.2015 № ЕД-4-2/17078@, от 16.09.2014 № ЕД-4-2/18674@, Минфина России от 18.10.2012 № 03-01-18/8-145.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, соглашаясь с доводами инспекции, указали, что контроль соответствия цен, примененных в сделках, не отвечающих признакам контролируемых, может быть предметом выездных и камеральных проверок.

Коллегия ВС РФ признала судебные акты апелляции и кассации принятыми с существенными нарушениями норм материального права и подлежащими отмене в силу двух следующих обстоятельств, имеющих важнейшее значение при разрешении аналогичных споров.

Во-первых, по сравнению с ранее действовавшим правовым регулированием контроля цен (ст. 40 НК РФ) положения Раздела V.1 НК РФ сузили круг контролирующих органов, наделенных полномочиями по контролю цен, применяемых в сделках между взаимозависимыми лицами, на соответствие цен рыночным ценам, предоставив такие полномочия исключительно ФНС России.

Кроме того, НК РФ установил специальные процедуры проведения данного вида контроля (сроки, ограничения по количеству проверок, возможность заключения соглашения о ценообразовании, право на симметричную корректировку). При этом из числа сделок между взаимозависимыми лицами, подлежащих контролю в порядке, предусмотренном разделом V.1 НК РФ, исключены сделки, не соответствующие критерию контролируемых сделок, а также сделки, по которым объем доходов не превышает установленные ст. 105.14 НК РФ суммовые критерии.

В силу прямого запрета, установленного в абз. 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ, контроль соответствия цен, примененных в контролируемых сделках, не может быть предметом выездных и камеральных проверок. С учетом сказанного судебная коллегия решила, что при проведении выездной налоговой проверки инспекция вышла за пределы предоставленных ей полномочий, произведя на основании положений главы 14.3 НК РФ корректировку цен в проверяемый налоговый период по сделкам общества с взаимозависимыми лицами.

Во-вторых, взаимозависимость участников сделок сама по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, только если установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки как возможность для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами. Однако инспекция в ходе выездной налоговой проверки, установив факт взаимозависимости общества с контрагентами по сделкам, ограничилась констатацией данного факта, не обозначив совокупности условий, свидетельствующих о согласованных действиях взаимозависимых лиц в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Из материалов дела следует, что налоговым органом не были установлены при проведении налоговой проверки общества, помимо взаимозависимости лиц — участников сделок, иные обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии разумных экономических оснований для совершения указанных хозяйственных операций, направленных на искусственное создание условий получения необоснованной выгоды, в связи с чем отсутствовали основания для принятия оспариваемого решения о доначислении соответствующих сумм налогов, пеней и налоговых санкций.

Таким образом, суд подтвердил, что территориальные налоговые органы не имеют права проводить в рамках камеральных и налоговых проверок контроль за сделками между взаимозависимыми лицами.

Среднюю численность работников при совмещении патентной системы налогообложения с другими режимами нужно отслеживать отдельно

Определением ВС РФ от 01.06.2016 № 306-КГ16-4814 по делу № А72-3380/2015 поставлена точка в споре с налоговым органом по вопросу определения численности в целях использования патентной системы.

Предприниматель обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения инспекции о привлечении к ответственности.

По мнению инспекции, предприниматель не может применять патентную систему налогообложения наряду с системой налогообложения в виде ЕНВД, так как средняя численность работников предпринимателя для патентной системы налогообложения и ЕНВД составляет более 15 человек. Следовательно, допущено несоответствие требованию, установленному п. 5 ст. 346.43 НК РФ.

Суды всех инстанций сочли, что ограничение, предусмотренное п. 5 ст. 346.43 НК РФ, не может распространяться на иные режимы налогообложения, поскольку находится в главе НК РФ, регулирующей исключительно патентную систему налогообложения. Поэтому при совмещении патентной системы налогообложения с ЕНВД необходимо отслеживать среднюю численность работников, занятых в видах деятельности на патентной системе налогообложения.

Изменение кадастровой стоимости земельного участка на основании решения суда в течение налогового периода

Поскольку проверки правильности исчисления земельного налога в 2014 г. будут проходить и в 2017 г., стоит обратить внимание на Определение ВС РФ от 14.04.2016 № 302-КГ15-17096 по делу № А74-6649/2014.

Верховным судом в данном определении решен вопрос о налоговых последствиях снижения кадастровой стоимости земельного участка по решению суда в 2013 г., а именно с какого момента должна применяться новая кадастровая стоимость: с момента вступления в силу решения суда о ее изменении (как считал налогоплательщик) или с 1 января 2014 г. (на чем настаивали налоговики).

Логика высших судей такова. Постановлением Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 913/11 определено, что установление судом рыночной стоимости земельного участка — основание для обязания органа кадастрового учета внести такую стоимость в качестве новой кадастровой стоимости в Государственный кадастр недвижимости (далее — ГКН) с момента вступления в силу судебного акта. Следовательно, именно с момента вступления в силу судебного акта меняется экономическое основание земельного налога ввиду того, что изменилась стоимость объекта налогообложения. Вступление этих актов в силу является достаточным основанием для того, чтобы налогоплательщик исчислял земельный налог в соответствии с новой кадастровой стоимостью.

И последнее, исчисление по новой стоимости возможно лишь для той части налогового периода, которая следует за вступлением в законную силу судебного акта и внесением кадастровой стоимости в ГКН, и не может применяться в отношении той части налогового периода, которая предшествовала вступлению в законную силу указанного судебного акта.

Вывод: если заявление об изменении кадастровой стоимости подано налогоплательщиком в 2013 г., а также если в 2014 г. заявление подано и рассмотрено до 22 июля 2014 г., новая кадастровая стоимость в целях налогообложения применяется начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем вступления в законную силу судебного акта.

ТСЖ не является платежным агентом

В постановлении ВС РФ от 16.03.2016 № 306-АД15-16784 по делу № А12-18292/2015 сделан вывод о том, что ТСЖ является юридическим лицом, которому вносится плата за жилое помещение и коммунальные услуги, такая организация не является платежным агентом, поскольку для целей Федерального закона от 03.06.2009 № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» она признается поставщиком услуг.

Суть спора заключалась в том, что налоговый орган признал товарищество виновным в совершении правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 15.1 и ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ (неиспользование специального банковского счета платежным агентом и неприменение ККТ).

В то же время ВС РФ, учитывая положения ст. 155 Жилищного кодекса РФ, не согласился с позицией налоговиков. Он указал, что невнесение товариществом на специальный банковский счет поступающих платежей за жилое помещение и коммунальные услуги не образует в действиях товарищества составы административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 15.1 и ч. 2 ст. 14.5 КоАП РФ, так как товарищество в рассматриваемом случае не является платежным агентом.

1 Пункт 53.1 Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ (одобрена Решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 № 124(1).