1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 28

Англичанин в Большом

Англичанин Джон Берри, возможно, получит топ-менеджерский пост в Большом театре и займётся превращением крупнейшего театра России в международный художественный центр. Бывший художественный руководитель Английской национальной оперы будет присутствовать на премьерных показах «Осуждения Фауста», которые пройдут с 22 по 25 июля.

Английская национальная опера — один из двух основных оперных театров Лондона, базирующийся в лондонском Колизее. В прошлом году Английская опера и Большой театр объявили о совместной постановке оперы Георгия Фридриха Генделя «Роделинда». Премьера состоялась 13 декабря на Новой сцене Большого театра.

Джон Берри (р. 1961) пришёл в Английскую национальную оперу в 1995 году, где стал директором по подбору исполнителей и учредил программу поддержки молодых артистов. В 2003 году Берри был назначен программным директором, а в 2005-м — художественным руководителем. Он привлекал к постановкам в Английской национальной опере театральных режиссёров, хореографов, художников, в том числе Мэттью Барни и Аниша Капура, и кинорежиссёров, таких как Терри Гиллиам и Майк Ли. Под руководством Берри Английская национальная опера осуществила совместные проекты с десятками оперных театров в разных странах, включая нью-йоркскую Метрополитен-опера. За годы работы в Английской национальной опере Берри стал лауреатом множества профессиональных наград, в том числе премий Лоуренса Оливье и Королевского филармонического общества.

Журналисты называют предстоящее назначение почётным, отмечая, что сегодня Большой театр располагает значительными ресурсами для воплощения самых амбициозных задумок. Новый руководящий пост в Большом создается специально для 54-летнего британца. Предполагается, что он будет развивать сотрудничество с ведущими мировыми оперными театрами, режиссёрами и исполнителями.

Назначение иностранца на такой высокий пост само по себе необычно и резко контрастирует с атмосферой, в которой Берри оставил свой пост в Английской опере в июле 2015 года. Тогда президент оперы Мартин Роуз в категоричной форме потребовал увольнения худрука, объяснив, что это необходимо для выживания организации. Мартин Роуз обвинил Берри в нецелевом расходовании финансовых средств на общую сумму 10 млн фунтов, а также в том, что худрук театра спровоцировал отставку его исполнительного директора Генриэтты Готц. В ответ бухгалтерия Английской национальной оперы предоставила данные, свидетельствующие о том, что при Берри доходы театра составили более 2,4 млн фунтов. В то же время руководители 33 ведущих мировых оперных театров и фестивалей публично выступили в пользу Берри.

«Вместо критики господина Берри его руководству следовало бы аплодировать ему за непрестанные усилия для сохранения свежести художественного содержания», — говорилось в открытом письме. Подписанты указывали, что за время пребывания специалиста на посту худрука Английская национальная опера получила многочисленные номинации и награды, Берри наладил сотрудничество со всеми ведущими оперными коллективами в мире и привлёк миллионы фунтов инвестиций.

Спустя год после ухода худрука Английская опера переживает непростые времена. Хор пригрозил забастовкой в связи с 25-процентным сокращением зарплаты, музыкальный руководитель, назначенный Берри, подал в отставку, заявив, что коллектив разваливается. СМИ отмечают, что по сравнению с этим ресурсы, которыми обладает Большой театр, выглядят гораздо более привлекательными. Главный театр России располагает почти 300 оркестрантами против 60 в Английской опере, его хор в три раза больше, чем в Английской опере, где около 45 певцов. У Большого есть две сцены, причём историческая полностью отремонтирована и даёт невероятные возможности. Джон Берри пока никак не комментирует информацию о своём возможном назначении. А генеральный директор Большого театра Владимир Урин и вовсе опроверг информацию о назначении на руководящую должность в ГАБТ Джона Берри. Об этом он сам рассказал в понедельник ТАСС.

«Ни о каком назначении Джона Берри на постоянную работу в руководящей структуре Большого театра речь не идёт, — заявил Владимир Урин. — Большой театр действительно ведёт переговоры с Джоном Берри, но только об одном творческом проекте. Сейчас он приезжает на премьерные показы „Осуждения Фауста“, которые состоится 22—25 июля. И только после того, как мы проведём переговоры с Джоном Берри, непременно расскажем более подробно о дальнейшем сотрудничестве».

На сегодняшний день пост начальника отдела планирования ГАБТа занимает театровед Ирина Черномурова. Не так давно она была принята на работу в Большой театр, которым руководит её супруг Владимир Урин. Одновременно вверенное ей подразделение было переименовано в отдел перспективного планирования и специальных проектов.

«В 1990-е все мы пытались освоить рыночные отношения и многое перенимали из зарубежного опыта, в том числе из американского, — говорит Ирина Черномурова. — Была полная уверенность в том, что у них всё лучше. У меня такой подход вызывал осторожную реакцию. Например, побывав в Америке, я обнаружила, что у нас всё есть, только называется по-другому. Безусловно, учиться надо, но перебарщивать не стоит. Перспективное планирование сегодня для всех, начиная с генерального директора, является главным приоритетом. Нужно наметить маршрут, проложить путь, по которому пойдёт корабль. Мы хотим не просто ставить что-то, руководствуясь словами „я хочу этим продирижировать“, а делать интересные художественные проекты. Для этого необходимо искать таланты, а они, как правило, редки и раскупаются задолго. Половина театров мира, использующая систему stagione, давно пришла к пониманию, что в театре нужен отдельный кастинг-директор, изучающий движение голосов на планете. Сейчас в структуре Большого театра есть помощник музыкального руководителя. Кастингом занимаются прежде всего музыкальный руководитель театра и дирижёры постановок. И есть помощник по кастингу. Это сложнейшая работа. Я всегда отдавала должное Мариинскому театру, который привык опираться на собственные силы, не гнался за stagione, и в итоге это одна из лучших оперных трупп мира. Если мы приглядимся, поймём, что и там есть проблемы, которые надо решать. Но они молодцы, мне их позиция близка: я люблю всё делать сама».