1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4379

«Гонорар успеха»: законность и проблемы налогового учета

Несмотря на то что такое понятие, как «гонорар успеха», активно используется в практике в договорных отношениях на протяжении ряда лет (введено в 1990-х г.), до сих пор продолжаются споры о законности таких выплат. К спорам правового характера (возможности взыскания «гонорара успеха» с проигравшей стороны) добавляются еще и налоговые споры, связанные с правом налогоплательщика учесть расходы на выплату «гонорара успеха».

По общим правилам, установленным п. 2 ст. 101 АПК РФ, расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Таким образом, в основу распределения судебных расходов между сторонами положен принцип возмещения их правой стороной за счет неправой.

Для защиты интересов в суде компания вправе привлечь сторонних адвокатов, несмотря на наличие в штате собственных юристов. Как правило, штатные юристы компании разрешают споры в трудовом, гражданском законодательстве. Но когда необходимо оспорить налоговые штрафы, возникает потребность в привлечении юриста, специализирующегося на налоговых спорах.

В подобных ситуациях компании заключают договор на оказание юридических услуг, в котором размер вознаграждения зависит от исхода судебной баталии.

Понятие «гонорара успеха»

Согласно сложившейся судебной практике под «гонораром успеха» понимается вознаграждение, которое выплачивается исполнителю не за выполненную им работу по договору об оказании правовых услуг, а ставится в зависимость от принятия судом конкретного судебного акта, желательного для заказчика.

Например, договор возмездного оказания услуг может содержать следующее условие: услуга будет оплачена в определенном размере, если заказчик будет освобожден от налоговых претензий в результате рассмотрения дела. В постановлении КС РФ от 23.01.2007 № 1-П «гонорар успеха» определяется как плата за конкретное решение суда безотносительно к тому объему работы, который должен выполнить исполнитель по договору.

Правомерность выплаты «гонорара успеха»

По общему правилу по договору возмездного оказания услуг (к которому относится договор на оказание юридических услуг) исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить эти услуги (ст. 779 ГК РФ). При этом заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре (п. 1 ст. 781 ГК РФ).

На первый взгляд, нормы ГК РФ не запрещают сторонам сделки привязывать возникновение обязанности по выплате вознаграждения исполнителю к исходу судебного разбирательства. Однако правовая позиция высших судей исходит из недопустимости подобных условий.

Как уже было отмечено, выплата «гонорара успеха» зависит от исхода судебной баталии.

С одной стороны, данное условие договора является справедливым, поскольку стимулирует представителя компании на победу.

С другой стороны, по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей (то есть независимо от вынесенного судебного вердикта).

Анализируя положения п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ, КС РФ (постановление от 23.01.2007 № 1-П) пришел к выводу, что предметом договора возмездного оказания правовых услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем. Достижение результата, ради которого заключается договор возмездного оказания услуг, не включено федеральным законодателем в понятие предмета этого договора.

Более того, в системе действующего правового регулирования судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК РФ), поэтому достижение положительного результата деятельности исполнителя выходит за предмет регулирования по договору оказания правовых услуг. Практически это означает, что включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от факта принятия положительного для ответчика решения суда означает введение иного, не предусмотренного законом предмета договора.

В 2015 г. высшими судьями была сформулирована позиция в части возможности взыскания «гонорара успеха» с проигравшей стороны (определения ВС РФ от 22.07.2015 №240-ПЭК15, от 09.06.2015 № 307-ЭС15-6328, от 25.05.2015 № 302-КГ15-2312, от 10.04.2015 № 302-КГ15-2312, от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167).

По мнению ВС РФ, «гонорар успеха» является вознаграждением, выплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства в суде в том случае, если они привели к удовлетворению заявленных требований.

Данная выплата представляет собой дополнительное единовременное вознаграждение представителю — премию за успешный результат рассмотрения дела («гонорар успеха»), которая непосредственно не связана с оказанием правовых услуг и представительством в судах. Выплата указанной суммы привязана к исходу судебного разбирательства, а именно к удовлетворению требований заказчика по его заявлению. Размер данного вознаграждения зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг, а поэтому не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной этого соглашения не является.

Несмотря на выводы, изложенные высшими судьями, арбитражные суды по-разному трактуют легитимность подобных договоров и возможность в последующем взыскания с проигравшей стороны судебных расходов в виде «гонорара успеха».

Проанализируем сложившуюся арбитражную практику после принятия правовой позиции ВС РФ.

Выплата «гонорара успеха» вне закона

Отказывая в удовлетворении права победившей стороны на взыскание судебных расходов в части оплаты представителю «гонорара успеха», суды исходят из следующего:

1) включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для стороны по делу решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Таким образом, сумма, выплаченная заявителем в качестве премиального вознаграждения, не может быть признана судебными расходами ввиду отсутствия связи с конкретными действиями представителя (постановления АС Уральского округа от 12.02.2016 № А76-14717/2014, Северо-Западного округа от 21.01.2016 № А56-18333/2015, Определение АС Свердловской области от 08.10.2015 № А60-3421/2015);

2) предусмотренное соглашением условие, поставившее оплату оказанных услуг в зависимость от судебных актов, которыми будет снижена кредиторская задолженность должника, противоречит существу обязательств возмездного оказания услуг, а потому является ничтожным и в силу ст. 167 ГК РФ, не порождающим правовых последствий (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.02.2016 № А32-5921/2014);

3) суду не представлено доказательств того, что вознаграждение является возмещением расходов, понесенных исполнителем в связи с рассмотрением судебного спора (постановление АС Центрального округа от 29.05.2015 № ФA0-983/2015);

4) заявленная сумма не конкретизирована со стороны заявителя в разрезе конкретных юридических услуг, а ее выплата была произведена после вынесения постановления судом кассационной инстанции в пользу компании. Заявитель никаких расчетов, подтверждающих разумность и обоснованность указанной суммы, ее соразмерность сложившимся в регионе средним расценкам на юридические услуги не представил. Доводы адвоката, что его гонорар отличается от стоимости услуг юридических компаний в сторону увеличения по причине необходимости осуществлять отчисления на общие нужды Адвокатской палаты, отчислять средства на содержание соответствующей коллегии адвокатов, а также оплачивать обязательные страховые взносы и подоходный налог в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», суд не принял во внимание. Как подчеркнули судьи, специфика деятельности лица, оказывающего правовые услуги, не является критерием оценки разумности взыскания судебных расходов с проигравшего дело участника (Определение АС Новосибирской области от 04.03.2016 № А45-7879/2014);

5) в рассматриваемом случае стороны в договоре разделили сумму, выплачиваемую за фактические оказанные услуги, и сумму премирования, выплата которой поставлена в зависимость от положительного процессуального результата для истца, при этом сумма премирования не может быть признана судебными расходами (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2016 № А50-4545/2014);

6) из содержания договора следует, что цена договора составляет 10% от суммы, указанной в акте «О приемке выполненных работ», расчет производится по окончании судебного производства. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является (определения АС Тамбовской области от 01.03.2016 № А64-1618/2015, Хабаровского края от 26.02.2016 № А73-9930/2014).

Законность выплаты «гонорара успеха»

Если выплата «гонорара успеха» является единственной суммой, суды в части разумности удовлетворяют ее.

Так, суд, проанализировав договор, согласно которому заказчик обязался выплатить исполнителю с момента вступления в законную силу решения вознаграждение за оказанные услуги в сумме 10% от суммы удовлетворенных судом исковых требований, пришли к выводу о том, что в данном случае вознаграждение исполнителя поставлено в зависимость от положительного результата рассмотрения дела и не обусловлено содержанием работ, а значит, является «гонораром успеха». Результат такого соглашения заказчика и исполнителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента заказчика, который не является стороной указанного соглашения.

Вместе с тем суд, принимая во внимание вышеуказанные положения и учитывая, что иных сумм, подлежащих оплате представителю за оказанные юридические услуги, договором не предусмотрено, справедливо указали на необходимость отнесения на ответчика части расходов по оплате услуг представителя в разумных пределах (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013).

Арбитражные суды Московских округов, удовлетворяя требования по взысканию выплаченного «гонорара успеха» с проигравшей стороны, исходили из следующего:

1) из буквального толкования п. 1 ст. 779, п. 1 ст. 781 ГК РФ вытекает не общий запрет условий об оплате услуг за выигрыш дела, а лишь ограничение возможностей по принудительному взысканию расходов на выплату таких вознаграждений с проигравшей стороны. В данном случае размер вознаграждения определен в твердой сумме и является не усмотрением заказчика, а его обязательством, которое предприятием исполнено добровольно и в полном объеме.

То обстоятельство, что предусмотренные договором услуги исполнителем оказаны в полном объеме, а предприятием понесены расходы на оплату услуг представителя в размере 4 млн руб., при рассмотрении дела нашло свое подтверждение. Условия договора сторонами фактически исполнены (постановление АС Московского округа от 29.07.2015 № Ф05-8658/2015);

2) принимая решение об удовлетворении исковых требований и взыскании с проигравшей стороны задолженности в размере 2 млн руб. («гонорар успеха»), арбитражные суды исходили из документального подтверждения истцом заявленных исковых требований (постановление АС Московского округа от 17.03.2016 № А40-74291/2015);

3) размер «процента успеха» исчислен из расчета суммы, оплаченной должником в рамках настоящего дела: 17 млн руб. × 5% = 883 000 руб.

Заявителем в подтверждение разумности размера уплаченного вознаграждения («гонорара успеха») представлены в качестве доказательства распечатки с сайта юридических компаний. Из представленного следует, что в городе Сургуте имеется практика выплаты дополнительного гонорара, выплачиваемого за успешное ведение арбитражного дела («гонорар успеха»).

Размер такого гонорара сильно различается и составляет от 5 до 15% от суммы иска.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что ставка дополнительного гонорара соответствует сложившимся расценкам юридических услуг в городе Сургуте, размер гонора определен по минимальной вилке, что свидетельствует о разумном и обоснованном размере выплаченного заявителем «процента успеха» (Определение АС Ханты-Мансийского АО от 02.04.2015 № А75-3625/2014).

По той же причине суд не счел незаконным выплату «гонорара успеха» в размере 10% от реально взысканных сумм в случае положительного судебного разбирательства (Определение АС Ханты-Мансийского АО от 18.03.2016 № А75-9038/2010);

4) законодательством РФ установлен принцип свободы в заключении договоров, в том числе и на оказание юридических услуг. При этом гонорар представителя зависит от многих факторов, а сумма вознаграждения не может быть ограничена минимально установленными ставками на определенные виды услуг. Однако существуют средние тарифы на различного рода юридические услуги, которые и должны быть взяты за основу при анализе разумности размера расходов на оплату услуг представителя по конкретному делу. Вместе с тем если общая стоимость оказанных юридических услуг значительно превышает среднестатистическую, суд не может признать ее разумной и справедливой.

Таким образом, расходы на участие представителя в судебных заседаниях подлежат взысканию за каждый день судебного заседания (в том числе предварительного судебного заседания, судебного заседания, продолженного после перерыва) и не зависят от количества времени проведения заседания.

В данном деле условия выплаты вознаграждения юристу были поставлены в зависимость от исхода судебного решения (признания требования о наложении на министерство судебного штрафа за неисполнение судебного решения).

Судом принято решение о взыскании в полном объеме судебных расходов с ответчика (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24.02.2016 № А69-2060/2014);

5) за оказание услуг заказчик (истец) выплачивает исполнителю денежные средства за фактически оказанные исполнителем услуги, но не менее 50% от суммы, подлежащей взысканию с ответчика по решению арбитражного суда.

Поскольку в своем праве на заключение договора на оказание юридических услуг лицо, участвующее в деле, не может быть ограничено, а определение цены договора является прерогативой сторон договора, единственное, что подлежит оценке в вопросах о распределении между сторонами судебных расходов, — это обстоятельства целесообразности, разумности, а также документы, подтверждающие фактическое оказание услуг по договору.

Данная формулировка условий оплаты свидетельствует о несогласованности сторонами условий о цене подлежащих оказанию услуг, что не исключает возможность определения их стоимости исходя из объема фактически оказанных услуг (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2016 № А50-7069/2015).

В другом деле (договор на оказание услуг предусматривал вознаграждение за работу исполнителя в размере 10% от взысканной в суде суммы) суд признал в условиях договора признаки «гонорара успеха».

Тем не менее суд оценил разумность судебных расходов, исходя из затраченного представителем времени, продолжительности рассмотрения, сложности дела, объема выполненных работ, а также проанализировал сложившуюся в регионе стоимость оплаты услуг по участию представителя в арбитражном суде трех инстанций. И исходя из принципов разумности и соразмерности, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении заявления истца и о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2016 № А57-11898/2013).

Признание «гонорара успеха» в налоговых расходах

Правовая природа договора на оказание юридических услуг с условием выплаты «гонорара успеха» приводит к возникновению налоговых споров в части признания выплаченных сумм в налоговом учете.

Исходя из правовой позиции высших судей (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», Определение ВС РФ от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167), вознаграждение, выплата которого обусловлена исключительно положительным для заказчика исходом судебного разбирательства (гонорар успеха), не включается в судебные расходы заказчика и не может быть отнесена на процессуального оппонента по правилам ст. 110 АПК РФ.

При этом подобные выплаты высшими судьями были расценены как премирование заказчика.

И в большинстве случаев при рассмотрении аналогичных споров судьи ссылаются на позицию высших судей в части того, что предусмотренное сторонами условие о выплате исполнителю вознаграждения поставлено в зависимость от принятого судом решения, а это выходит за рамки предмета регулирования по договору оказания правовых услуг. Оплата суммы поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела, не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые указаны в договоре. Указанная дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если судебный акт был принят в пользу заявителя, то есть признается своего рода премированием представителя (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.03.2016 № А33-18815/2015).

Такое премирование (например, если услуга будет оплачена в случае, когда «заказчик будет освобожден от налоговых претензий в результате рассмотрения дела») не может быть взыскано в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является (постановления АС Поволжского округа от 03.03.2016 № А65-20192/2014, Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013, Уральского округа от 24.12.2015 № А50-9960/2012, Волго-Вятского округа от 08.12.2015 № А82-8749/2013).

В одном из арбитражных дел судьи признали договор, в котором оплата юридических услуг поставлена в зависимость от принятия арбитражными судами выигрышного для компании решения, недействительным. На основании недействительности договора налоговики отказали налогоплательщику в праве учитывать в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль расходы на выплату «гонорара успеха». При этом довод компании относительно уникальности дела по причине большого размера цены иска был отклонен судебными инстанциями, поскольку объем совершаемых действий не зависит от этого обстоятельства. Ни цена иска, ни квалификация исполнителя не могут оправдывать установление «гонорара успеха» (постановление АС Поволжского округа от 23.01.2015 № Ф06-19062/2013, Определением ВС РФ от 09.06.2015 № 306-КГ15-4120 оставлено в силе).

Необходимо отметить, что в налоговом законодательстве отсутствуют специальные положения о том, какие последствия влечет недействительная сделка, и признание гражданско-правовой сделки недействительной само по себе не может изменять налоговые правоотношения.

Как отмечает ряд судов, положения НК РФ не ставят действительность договора в качестве основания для корректировки налоговых обязательств по налогу на прибыль (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 № А28-6295/2015, решение АС Красноярского края от 15.01.2016 № А33-412/2015). Поэтому перерасчет налоговых обязательств по расторгнутой сделке должен проводиться только после осуществления двухсторонней реституции, то есть возврата сторонами друг другу всего полученного по сделке (постановления АС Уральского округа от 21.10.2015 № А76-315/2015, Поволжского округа от 29.12.2014 № Ф06-18103/2013).

Исходя из сказанного, признавать подобные расходы в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль (даже при наличии надлежащим образом оформленных документов) рискованно.

Учет предъявленного НДС

В том случае если компания (или ИП), с которой у организации заключен договор на оказание юридических услуг, является плательщиком НДС, возможность принятия «входного» НДС к вычету может быть поставлена налоговыми органами под сомнение.

На практике налоговые органы нередко отказывают в праве налогоплательщика на вычет «входного» НДС по оказанным услугам, расходы на которые не признаются в налоговом учете.

Какие аргументы можно привести в защиту права налогоплательщика на вычет «входного» НДС в части оказанных юридических услуг, содержащих условие о выплате «гонорара успеха»?

По общим правилам, суммы «входного» НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), имущественным правам принимаются к вычету, если одновременно выполняются следующие условия:

1) товары, работы, услуги, имущественные права приобретены для осуществления облагаемых НДС операций (п. 2 ст. 171 НК РФ);

2) товары, работы, услуги, имущественные права приняты на учет (п. 1 ст. 172);

3) наличие надлежащим образом оформленного счета-фактуры (п. 1 ст. 172, п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ).

Таким образом, в перечне обязательных условий для принятия НДС к вычету отсутствует требование учета расходов в целях исчисления налога на прибыль в соответствии с главой 25 НК РФ.

Тем не менее налоговые органы соотносят право на вычет НДС с учетом признания расходов в налоговом учете.

Какие аргументы приводят налогоплательщики в защиту своей позиции?

Критерии обоснованности расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, установленные ст. 252 НК РФ, не могут служить критериями обоснованности налоговых вычетов по НДС, так как последние установлены ст. 171—172 НК РФ и не регулируются правилами, относящимися к налогу на прибыль.

Налоговое законодательство не связывает принятие к вычету сумм НДС, уплаченных поставщикам товаров (работ, услуг), с отнесением стоимости приобретенных товаров (работ, услуг) в состав расходов, учитываемых при налогообложении прибыли. Экономическая обоснованность расходов на приобретение товаров (работ, услуг) правового значения при принятии НДС к вычету не имеет, поскольку право на налоговые вычеты не поставлено в зависимость от учета расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль (решения АС Республики Бурятия от 03.06.2015 № А10-6158/2014, Орловской области от 12.02.2015 № А48-4708/2014, постановление ФАС Поволжского округа от 23.01.2013 № А55-17744/2012).

Кроме того, в силу положений ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами, при этом ИФНС не вправе вмешиваться в нормальную хозяйственную деятельность налогоплательщиков, являющихся субъектами предпринимательской деятельности, в том числе и посредством оценки целесообразности использования тех или иных возможностей, а также не вправе давать оценку экономической целесообразности действий юридических лиц (решения АС Ивановской области от 09.12.2015 № А17-4461/2015, Самарской области от 25.11.2015 № А55-18739/2015, постановления ФАС Поволжского округа от 10.04.2014 № А12-13984/2013 и от 02.04.2014 № А57-9787/2013). То есть для получения права на вычеты по НДС необходимо соблюдение вышеприведенных условий. При этом документы в совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность операций, с которыми НК РФ связывает право налогоплательщика на получение возмещения налога из бюджета (постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.10.2015 № А15-4194/2014).

В то же время, следует учитывать, что акты по оказанным юридическим услугам должны содержать все обязательные реквизиты, предусмотренные Федеральным законом от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Как отметили высшие судьи, расходы, затраченные на оплату услуг представителей в судебном споре, должны быть подтверждены первичными учетными документами, позволяющими достоверно установить объем, стоимость и количество оказанных юридических консультационных услуг. В противном случае у налогового органа имеются правовые основания для доначисления организации НДС, учитывая заявительный характер налоговых вычетов по НДС (Определение ВС РФ от 29.10.2014 № 308-КГ14-2792).

Еще одним поводом для отказа в принятии «входного» НДС к вычету является признание договора на оказание юридических услуг недействительным. Но как и в случае в корректировкой налоговых обязательств по налогу на прибыль, о которой говорилось выше, нормы НК РФ не ставят действительность договора как одно из условий для получения вычетов по НДС (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.02.2016 № А28-6295/2015, решение АС Красноярского края от 15.01.2016 № А33-412/2015). Поэтому, как и в случае с корректировкой налоговых обязательств по налогу на прибыль, перерасчет налоговых обязательств по НДС по расторгнутой сделке должен проводиться только после осуществления двухсторонней реституции (постановления АС Уральского округа от 21.10.2015 № А76-315/2015, Поволжского округа от 29.12.2014 № Ф06-18103/2013).

Таким образом, у налогоплательщиков имеется хороший шанс отстоять право на принятие предъявленного НДС к вычету в части расходов на оплату услуг «гонорара успеха».

Бухгалтерский учет

Как уже было отмечено, к судебным издержкам относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (ст. 101 и 106 АПК РФ).

В бухгалтерском учете расходы на услуги адвокатов, сторонних юристов в связи с их участием в судебном процессе принимаются к учету в суммах, присужденных судом или признанных должником в том отчетном периоде, в котором судом вынесено решение об их взыскании или они признаны должником.

Согласно п. 12 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 33н) судебные расходы отражаются в бухгалтерском учете в составе внереализационных расходов. Для учета подобных расходов используется счет 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-2 «Прочие расходы» (Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утв. приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н, далее — Инструкция).

Дебет 91-2 «Прочие расходы» Кредит 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с юридической компанией»

— отражены судебные издержки;

Дебет 19-4 «НДС по приобретенным услугам» Кредит 76-5 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет «Расчеты с юридической компанией»

— учтен «входной» НДС.

Судебные расходы, понесенные организацией и взысканные судом, признаются в составе прочих доходов в момент вступления в силу решения суда (п. 7 ПБУ 9/99 «Доходы организации», утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 32н, письмо Минфина России от 23.12.2004 № 03-03-01-04/1/189).

Напомним, что сторона, выигравшая суд, может взыскать с проигравшей стороны расходы на услуги адвоката (представителя).

Но, как свидетельствует практика арбитражных дел, взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны проблематично (п. 5 Обзора судебной практики ВС РФ от 26.06.2016 № 2).

Тем не менее если выплата «гонорара успеха» является единственной суммой по договору на оказание юридических услуг, суды в части разумного предела удовлетворяют ее (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 09.02.2016 № А19-6769/2013).

В этом случае для учета подобных доходов используется счет 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-1 «Прочие доходы» (Инструкция к счету 91).

В бухгалтерском учете присужденные суммы подлежат отражению следующими записями:

Дебет 76-2 «Расчеты по претензиям» Кредит 91-1 «Прочие доходы»

— учтены в составе прочего дохода присужденные судом суммы судебных расходов (услуги адвоката);

Дебет 51 Кредит 76-2 «Расчеты по претензиям»

— поступили на расчетный счет суммы судебных расходов, взысканные с проигравшей стороны.