1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 309

Правительство «троечников»

Опросы показывают: деятельность российского правительства большинство граждан оценивают как удовлетворительную, то есть на тройку. Между тем неистощимо оптимистические прогнозы на бумаге сменяются удручающе пессимистическими результатами на практике. В сокращении темпов падения ВВП угадывают то близость дна, то признаки грядущего экономического роста. Любой слегка сократившийся минус, не мешкая, объявляют уже разворачивающимся плюсом. Можно ли с такой волатильностью между «словом и делом» надеяться на достижения, которые позволят России преодолеть системный кризис и войти в группу глобальных экономических лидеров?

*****

Противоречащими друг другу заявлениями российских министров уже никого не удивить. Но в последнее время поток несуразностей зашкаливает. По словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, в экономике кризиса нет. Низшая точка падения пройдена в июне, а с сентября началось восстановление, под которым подразумевается… замедление спада ВВП до 3,8% после 4,6% в августе: «Уверен, что падать дальше мы не будем, но и восстанавливаться будем медленно» («Ведомости», 20 октября 2015 г., NEWSru.com/Экономика, 20 октября 2015 г.).

Напрашиваются вопросы: долго на дне лежать будем? И если скорость отступления со 100 км/ч снизилась до 10 км/ч — это что, предвестие будущей победы? Ответ министра «У нас есть осторожный оптимизм» в комментариях не нуждается…

Ещё более удивляет следующее высказывание: «Кризис — это когда происходит обесценение прежней модели развития, вместо неё возникает новая модель развития, которая позволяет двигаться вперёд» (там же). В том, что прежняя модель развития обесценилась, не сомневается никто. Однако ни новой модели развития, ни движения вперёд нет. Следуя министерской логике, нет и кризиса?!

Усугубляет положение дел растущий ударными темпами дефицит Пенсионного фонда России. В этом году он составит порядка 8%, или 623 млрд руб. По прогнозам, доля населения в трудоспособном возрасте — тех, чьи отчисления кормят нынешних пенсионеров, — с 70% в 2010 г. упадёт до 57% в 2050 г.

Министр финансов Антон Силуанов предупреждает, что «сейчас 120 работающих на 100 пенсионеров», и с каждым годом разрыв будет сокращаться. Отсюда настоятельные призывы от экономического блока правительства не откладывать повышение пенсионного возраста до 63 лет для мужчин и женщин — уже с 2016 г. (предложение Минфина в сентябре. — В.Т., NEWSru.com/Экономика, 19 октября 2015 г.).

Но в начале октября премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что пока пенсионный возраст россиян меняться не будет. Одновременно в третий раз подряд был продлён мораторий на накопительные пенсионные взносы на 2016 г. По данным различных опросов, порядка 80% населения России категорически не одобряют перспективу увеличения возраста выхода на пенсию (там же).

Информация к размышлению

1. Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты»: до этого говорили «мы опускаемся на дно». Теперь — «мы вышли на пик» (кризиса. — В.Т.). «Психотерапевт Улюкаев беседует с народом, посылая сигналы о том, что всё хорошо, — это длится уже больше года. При этом других сигналов, которые бы говорили о том, что что-то делается, и от этого бы радость у людей была, не очень много» (выделено мной. — В.Т., «Независимая газета», 19 октября 2015 г.).

2. Для обозначения экономической ситуации в лексиконе власти наиболее популярны изыски типа «перед нами полоса трудностей», «хрупкое дно достигнуто», «пик кризиса пройден» и т.д.

С физической точки зрения отскок от удара после падения ожидаем. Но насколько упругим будет отскок, под каким углом, в какую сторону? Не погасят ли его вязкое «дно» и спонтанные, зачастую плохо обоснованные действия тех, кто падением «руководил»?

Каким бы радужным ни представляли отскок наши записные «толкователи», по данным недавнего опроса ВЦИОМ 48% граждан считают, что тяжёлые времена впереди («Ведомости», 21 октября 2015 г.).

*****

Далеко не оптимистично мнение рядовых россиян и о проводимой правительством экономической политике. Оснований для этого достаточно.

Согласно подсчётам Минэкономразвития реальное снижение зарплат в сентябре составило 9,7%, а в целом за 2015 г. может достигнуть 15%. По словам вице-премьера Ольги Голодец, в 2016 г. рост реальных доходов населения не ожидается («В сентябре реальная зарплата упала на 9,7%», «Экономика и жизнь», 19 октября 2015 г. — см. здесь же).

Сентябрьский опрос Левада-Центра показал, что без малого 80% (!) либо определённо, либо скорее согласны с утверждением, что в России сейчас экономический кризис (http://www.levada.ru/12-10-2015/ekonomika-i-potreblenie, 12 октября 2015 г.).

Кризис будет долгосрочным: год-полтора (23%) или не менее двух лет (24%). Ещё 23% в целом уверены, что «кризис будет очень продолжительным, его последствия будут проявляться на протяжении многих лет» (NEWSru.com/Экономика, 12 октября 2015 г.).

В том, что кризис вызван внешними причинами — спадом мировой экономики, падением цен на нефть и т.п., уверены 34% респондентов; 26% указывают на внутренние причины — структуру российской экономики, излишнее воздействие государства на экономику, военные расходы, деятельность госкорпораций, плохое управление и т.п.; 36% — на сочетание обоих факторов (http://www.levada.ru/12-10-2015/ekonomika-i-potreblenie, 12 октября 2015 г.).

Показательны ответы на вопрос как правительство справляется с такими проблемами, как борьба с финансовым кризисом, инфляция, безработица и прочими составляющими экономической политики (см. таблицу, там же).

Таблица. Оценки текущей деятельности правительства

Год

Хорошо

Средне

Плохо

Затруднились ответить

Сентябрь 2015 г.

7

57

32

5

Август 2015 г.

4

55

37

4

Март 2015 г.

5

57

34

4

Март 2014 г.

6

53

37

5

Июль 2013 г.

6

48

42

4

Август 2011 г.

5

44

47

4

Август 2010 г.

6

58

35

2

Август 2009 г.

6

54

37

4

Октябрь 2008 г.

13

52

27

9

Как интерпретировать полученные результаты?

«Общепримиряющая» (термин Владимира Высоцкого) оценка — порядка половины граждан считают работу правительства удовлетворительной: пусть не добились прорывов, но и существенного ухудшения не допустили. Колебания (несколько процентов в обе стороны) несущественны.

Но почему-то мало кто обращает внимание, что число оценивающих деятельность правительства на «хорошо» — менее 10%. А ведь именно этот показатель крайне важен с точки зрения обоснованности и перспективности проводимой экономической политики, её адекватности глобальным трендам, соответствия внутренним требованиям и интересам населения.

По данным ВЦИОМ, более половины опрошенных (57%) характеризуют ситуацию, сложившуюся конкретно в их жизни, как нормальную, положительно её оценивают 30% респондентов, плохо — 11%. В январе эти показатели были на уровне 27, 61 и 8% соответственно. 62% россиян экономят на продуктах питания и потребительских товарах.

ФОМ приводит близкие данные: 46% россиян сокращают траты на еду, прежде всего на мясо, сыр, колбасу и рыбу. Согласно опросу Sberbank CIB, 36% населения сократило все расходы, опасаясь дальнейшего ухудшения экономической ситуации. Как при этом стимулировать конечный спрос и инвестировать в человека (NEWSru.com/Экономика, 20 октября 2015 г., «Эксперт», 20 октября 2015 г.)?

Из ежегодного доклада Global Wealth Report банка Credit Suisse следует, что с середины 2014 г. благосостояние отдельного россиянина в долларовом выражении снизилось с 19 590 до 11 726 долл., а совокупное благосостояние сограждан — с 2,2 трлн до 1,3 трлн долл. Главная причина известна всем — девальвация рубля. Благодаря росту цен на природные ресурсы с 2000 по 2007 гг. благосостояние россиян увеличилось в восемь раз. Но если в рублёвом выражении с 2007 г. благосостояние всё же выросло на 13%, то в долларовом — снизилось на 50% и приблизилось к уровню 2005 г. На каждого россиянина в среднем приходится 11 300 долл. нефинансовых активов, финансовых активов — на 2490 долл. и около 2000 долл. долга. Самые богатые 10% россиян владеют 87% всего благосостояния России по сравнению с 85% в 2014 г. Для сравнения: в США на 10% наиболее богатых приходится 76% богатства, а в Китае — 66% («За год россияне потеряли 900 млрд долл.», «Экономика и жизнь», 14 октября 2015 г. — см. здесь же).

*****

Правительство утвердило проект бюджета России на 2016 г., который предусматривает   экономию на пенсионном обеспечении, здравоохранении, коммуналке, образовании (рисунок, «Новые Известия», 12 октября 2015 г.).


Рисунок. Проект бюджета-2016

Формируя однолетний, а не трёхлетний бюджет, правительство не рассматривало прогнозы на 2017—2018 гг. В следующем году отменяется действие бюджетного правила (максимальный уровень расходов определяется исходя из средней за предыдущие три года цены на нефть).

В 2016 г. из каждых 100 руб. федеральная казна 19,2 руб. потратит на оборону, 12,7 — на правоохранителей. По сравнению с 2015 г. доходы бюджета снижаются на 380 млрд руб., расходы возрастут на 72,5 млрд руб. Дефицит бюджета — 3% ВВП, или 2,36 трлн руб. Основной источник финансирования дефицита — средства Резервного фонда в объеме 2,136 трлн руб. В результате к концу 2016 г. фонд сократится почти в четыре раза — до 1,25 трлн руб. с нынешних 4,67 трлн. Утверждена разовая индексация пенсий — на 4% по сравнению с уровнем 2015 г.

Бюджет-2016 верстался исходя из обновленного макропрогноза Минэкономразвития на 2016—2018 гг. Ожидаемая инфляция в РФ в 2016 г. — 6,4%, ВВП вырастет на 0,7%, средний курс доллара составит 63,3 руб. при цене нефти в 50 долл. за баррель. Спад инвестиций в РФ в следующем году ожидается на уровне 1,6%.

Информация к размышлению

1. А. Улюкаев назвал бюджет-2015 несбалансированным: «У нас постоянно сокращается доля производительных расходов, расходов в инвестиции, прямые инвестиции в человеческий капитал и возрастает доля непроизводительных расходов». Несбалансированный бюджет, каковым сейчас является бюджет РФ, «обречён» на то, что не может определять ориентиров развития, определять приоритеты («РИА Новости», 23 октября 2015 г.).

2.Оксана Дмитриева, депутат Госдумы, экс-министр труда и социального обеспечения: «Индексация пенсий в 2016 г., хотя бы по минимуму, должна составить 16% — примерно таков сейчас размер годовой инфляции. Но даже и в этом случае мы лишь зафиксируем текущий уровень жизни пенсионеров» (там же).

Согласно планам Минфина, из 14 основных статей расхода бюджета под сокращение идут шесть. В их числе расходы на образование (снижение почти на 8%) и на здравоохранение (почти на 11%). Сильнее урежут расходы по статье «Коммунальное хозяйство» — на 41,4%.

Большинство экспертов согласны, что бюджет на 2016 г. достаточно жёсткий и адекватный текущим возможностям. Однако очевидно, что его «мобилизационная» составляющая доминирует над актуальными «при любой погоде» вложениями в человеческий капитал. Фактически подтверждается наше неоднократное высказывание о том, что под инвестициями в человека власть подразумевает затраты, необходимые для поддержания трудовых ресурсов, что развитие человеческого капитала актуально на словах, но затратно на деле.

Информация к размышлению

Ректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ Владимир Мау, два года назад размышляя о перспективах развития российской экономики, не случайно обратил внимание, что «по оптимальным сценариям на „нужное и хорошее“ для основной части населения средств не хватает» (выделено мной. — В.Т.). А потому «поиск источников дополнительных ресурсов для реализации большого числа оптимальных сценариев на 2012—2020 гг. — задача следующего этапа разработки Стратегии» («Ведомости», 3 февраля 2014 г.).

Следующего этапа разработки, как известно, не было. «Стратегия-2020» почила на неизвестных полках. Для основной части населения (не для всех!) нехватка средств на «нужное и хорошее» лишь усилилась…

*****

В реальном секторе экономики ситуация не лучше. Осуществлять грамотное текущее управление (а не судорожно реагировать на события) следует в рамках долгосрочной стратегии экономического развития. Но такой стратегии у России не было и нет (как минимум со времён перестройки).

Недавно с неистощимым оптимизмом, традиционно далёким от действительности, правительство объявило о предстоящей до конца 2017 г. разработке очередной концепции развития («Стратегии-2020, 2030, 2035 — что дальше?» — см. здесь же). А пока одногодичный бюджет на 2016 г. и, возможно, на 2017-й?

Информация к размышлению

В разработанной перед кризисом 2008 г. Концепции социально-экономического развития России до 2020 г. россиянам были обещаны зарплата в среднем порядка 2700 долл. в месяц, не менее 100 кв. м жилья на семью из трёх человек, снижение годовой инфляции до 3%. Численность среднего класса должна была составить не менее половины населения («Dream team по-российски (квартальный отчёт № 1)» — см. здесь же).

Посткризисная реальность заставила пересмотреть неосторожные прогнозы. В новой версии «Стратегии-2020», подготовленной к президентским выборам 2012 г., о подобных «обещалках» даже не вспомнили.

Заметим, в соответствии со ст. 38 Жилищного кодекса РФ норма жилой площади равна 12 кв. м в расчёте на одного человека. Даже в Москве норма предоставления жилья на семью из трёх человек не превышает 74 кв. м (http://ppt.ru/info/28).

Как следует из доклада Всемирного банка, «среднесрочные перспективы роста российской экономики выглядят слабыми. Согласно подготовленному Всемирным банком прогнозу экономического роста, влияние санкций и снижения цен на нефть сохранится, что спровоцирует продолжительную рецессию в России». ВБ ухудшил прогноз по падению ВВП РФ в 2015 г. с 2,9 до 3,8%, в 2016 г. — на 0,3% (ttp://tass.ru/ekonomika/1871625).

Что необходимо для российской экономики в объективно сложившихся условиях? Ничего необычного: изыскивать инвестиции и развивать внутренний рынок. Западные инвестиции малодоступны в результате введённых против России санкций. Отсюда надежды на азиатских инвесторов и сбережения своих граждан. Но необходимы комплексный подход и обоснованная хотя бы на ближайшую перспективу политика. С одной стороны, стимулировать вложения населения — порядка 30 трлн руб. и привлекать тем самым зарубежных вкладчиков. С другой — одновременно сокращать мешающие им барьеры, оперативно согласовывать и унифицировать законодательные и прочие стандарты и нормы, подталкивая теперь уже россиян делать вложения.

Понятно, не всё так просто. Но надо не произносить мантры, а действовать продуманно, не заниматься имитацией, не противопоставлять интересы ведомственные (зачастую и корыстные) интересам государственным (общественным), а конструктивно решать вопросы.

В XXI веке сравнительные преимущества национальных экономик всё больше являются следствием изменений в законодательстве и в регулировании движения капитала, услуг, защиты прав интеллектуальной собственности и свободы перемещения рабочей силы, нежели сравнительные преимущества, определяемые климатом, наличием природных ресурсов («Независимая газета», 19 октября 2015 г.).

В России ситуация к оптимизму не располагает: большинство транснациональных компаний отмечают ухудшение экономической ситуации, не видят перспектив и готовы сворачивать своё присутствие («Ведомости», 20 октября 2015 г.).

Информация к размышлению

Вячеслав Тетекин, член комитета Госдумы по обороне:

1. По оценке РАН, 82% стоимости российского ВВП составляет природная рента, 12% — амортизация промышленных предприятий, построенных ещё в советское время, и только 6% — непосредственно производительный труд. То есть 94% национального дохода образуются за счёт природных ресурсов и проедания советского наследия. Такая структура лишает экономику источников роста даже в случае повышения цен на нефть.

2. Весь мир переходит на стратегическое планирование. Переход на одногодичный бюджет — один из признаков того, что правительство не справляется с управлением страной. Что-то неладно в коридорах власти, если правительство руководствуется принципом «день простоять, ночь продержаться» («В. Тетекин (КПРФ): кризис в стране — прямое следствие бездарного курса правительства», «Экономика и жизнь», 20 октября 2015 г. — см. здесь же).

С позицией депутата согласен его коллега-парламентарий Валерий Зубов, подчёркивающий, что главная проблема российской экономики — в архаичной структуре, не способной «материализовывать современные технические и социальные продукты, а следовательно, генерировать новые конкурентные рабочие места… Перед правительством стоит проблема стимулирования накоплений и их трансформации во внутренние инвестиции» (Slon.ru, 9 октября 2015 г.).

*****

В сентябрьской статье в «Российской газете» премьер-министр Дмитрий Медведев утверждал: «Сегодня одна из ключевых задач системы госуправления — стимулировать инвестиционную активность. Её решение во многом зависит от готовности и способности работать над улучшением делового климата и убеждать предпринимателей инвестировать в соответствующие сектора и регионы».

Особой готовности и способности не видно. Возникает очевидный вопрос: для чего стимулируют инвестиционную активность? Чтобы развивать производство и выпускать конкурентную продукцию, пользующуюся спросом (будем реалистами) прежде всего на внутреннем российском рынке. Но если у предприятий не хватает оборотных средств, а кредиты непомерно дороги, если у населения падают реальные доходы, скукоживающие и платёжеспособный спрос, и потребление, — о какой инвестиционной активности можно говорить?

Олег Дерипаска, президент UC Rusal, председатель наблюдательного совета «Базового элемента», не согласен с мнением правительства, что падение приостановлено. Сегодня нет ни одной причины для восстановления экономического роста: эффект девальвации на внутреннем рынке съедается падением реальных доходов населения. Раскрутка несырьевого экспорта в масштабах, достаточных для компенсации падения сырьевого экспорта, — долгий процесс, требующий от государства серьёзных инфраструктурных инвестиций. Но ЦБ зажимает денежную массу, и количество денег в системе ограничено. Обрабатывающие и добывающие производства должны закупать оборудование за доллары и евро, при этом никто не думает о стоимости валютных и рублевых заимствований для компаний. Откуда возьмутся инвестиции? («Эксперт», № 43, 20 октября 2015 г.).

*****

Дефицит бюджета усугубляется дефицитом ответственности. Очень точно по этому поводу говорит Елена Панфилова, вице-президент международной организации Transparency International: главный реальный ресурс текущего момента — готовность взять на себя личную ответственность за любое осмысленное общественно-политическое или правовое действие. Именно за действие, а не за слова.

И далее: «Чтобы накопить ресурс репутации, надо не болтать тут и там с теми, кто отчего-то считает себя элитой, а работать с обычными людьми в поле. Работать не по должности и не по приказу, и уж точно не за денежку малую, а просто постоянно работать, живя рядом с теми, о ком в элитах принято говорить через губу; работать, понимая их потребности и стремления не через соцопросы, фокус-группы и пересказы колумнистов разной степени таланта и честности, а просто проживая эти потребности и стремления в режиме повседневного действия» (выделено мной. — В.Т., https://www.facebook.com/eapanfilova/posts/10207557313832102).

Но никто не говорит об обратной стороне медали: не справился — уйди!

*****

В речи на Петербургском международном экономическом форуме 2010 г. Д. Медведев (тогда президент страны) утверждал: «Создание комфортных условий для инвесторов, по сути, является нашей важнейшей задачей. И сегодня мы ставим эту задачу в центр наших действий. Таковы цели нашей модернизации. Эти цели — я в этом абсолютно уверен — реалистичны и достижимы. Главное, что нужно для их претворения в жизнь, — это «умная политика» (выделено мной. — В.Т.).

В ожидании «умной политики» с тех пор минула пятилетка — сегодня в России кризис...

Информация к размышлению

1. Как заявила в Госдуме председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, антикризисный план, утверждённый 27 января 2015 г.,    не выполнен на 36,7% (http://tass.ru/ekonomika/2365895).  

2. А.Силуанов: «Нельзя постоянно находиться в кризисе, экономика в этом году испытала шоки, она начинает приспосабливаться». В 2016 г. вместо антикризисного плана правительства в России будет действовать фонд поддержки приоритетных отраслей экономики (https://slon.ru/posts/58436).

3. Д. Медведев: работа по антикризисному плану текущего года в целом идет неплохо (http://tass.ru/ekonomika/2369106).

4. Д.Медведев: «Я подписал ряд решений о дисциплинарных взысканиях» (за недочёты и нарушение сроков исполнения антикризисного плана — В.Т., «Финмаркет», 2 ноября 2015 г.).

С кого спросят? Кому верить?

Два актуальных высказывания   К.Ремчукова:

1. Глава правительства утверждает, что трудности временные, а санкции полезны российской экономике: «Шанс был бы, если бы руководство страны и правительство понимало природу развития. Если бы оно понимало, что речь идет о капитале в сложной форме. Капитал … многие руководители страны понимают исключительно как деньги…   А у нас есть резервы, мы к резервам обратимся. Капитал это сложная вещь. Капитал в современном понимании это деньги, это технологии, это управленческие решения, новый персонал и новые методы управления и, наконец, это технологии доступа к рынку» (Выделено мной. — В.Т., «Независимая газета», 9 сентября 2014 г.).

2. Согласно положениям исторического материализма прогресс обусловлен потребностями развития производительных сил. «Если производительные силы не могут развиваться оттого, что нет капитала, а капитала нет, поскольку нет рынка капитала, а рынка капитала нет, поскольку нельзя обеспечить независимую судебную прозрачность принимаемых решений и риски становятся неразумными, то Россия, производительные силы России обречены на стагнацию… Я знаю, что потребности капитала сломают ту оболочку, которая препятствует его развитию» (выделено мной. — В.Т., «Независимая газета», 19 октября 2015 г.).

Продолжаем ждать?...

*****

Немного истории.   Известный предприниматель 19 века, публицист и меценат Василий   Кокорев в книге-завещании «Экономические провалы» писал: «… наш либерализм, начавшийся с 60-х годов и заявивший себя разными преобразованиями, был не искренний, а ложный. Первая подкладка преобразований заключалась большею частью в служебной карьере тех лиц, которые сочиняли и проводили новые законопроекты. Вторая подкладка при утверждении законопроектов — желание пощеголять перед Европой появлением в России либеральных начал. При всем этом никто не давал себе труда вникнуть в народные потребности, и оттого новые правила и постановления сыпались на русскую жизнь, как хлопья снега, производя всеобщее угнетение. … Все эти труженики усердно рыли ров для низвержения в него не только благосостояния, но даже и общественного порядка».

И далее: «Течение народной жизни не может быть направлено на путь спокойствия и благоденствия никакими иными мерами, кроме полного и верного согласования экономических законоположений с нуждами и потребностями народа».

Не прислушиваясь к   мудрым советам предшественников, мы готовим новые «экономические провалы». Как иначе относиться к отсутствию в российском обществе   запроса на   формирование у граждан   убеждения, что только общественно полезная трудовая деятельность большинства и справедливое вознаграждение, зависящее от лично достигнутых результатов, могут обеспечить достойную жизнь каждому и подобающее место России среди передовых государств мира?