1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 72

Импортозамещение «тренеров»

В российской сборной по футболу произошло долгожданное — зарубежного тренера заменили на отечественного. Чуда ждать не приходится, но многие в подобном решении давно видели шанс оздоровить ситуацию. Также и в экономике: четверть века исполнилось тщетным попыткам обосновать и привнести зарубежные модели (во многом опровергнутые самой жизнью) в нашу действительность. Итог — в стране разразился экономический кризис, долгосрочной стратегии развития нет, правительство фактически выжидает, демонстрируя инстинктивную реакцию на происходящее и реагируя «по ходу» — неэффективно и с опозданием.

*****

Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН, сопредседатель МЭФ, считает, что «экономический кризис создаёт правительство». Оно сделало много ошибок, которые ведут к длительной стагнации, а не развитию, боится решительных, нестандартных действий по выходу из кризиса.

Российский бюджет — бюджет не развития, а выжидания подъёма цены на нефть, что маловерятно даже в длительной перспективе. Роста нет — ничего не предпринимаем, много не тратим, но и не зарабатываем, ждём, прозябаем... (http://me-forum.ru/media/news/5009/).

Понятно желание правительства сохранить казну, резервы, копить, а не тратить — учитывая те же коррупционные риски и небыструю ожидаемую (и возможно, низкую?!) отдачу от инвестиций. Но это путь в никуда, разве что на обочину цивилизационного развития.

Информация к размышлению

Р. Гринберг: кто будет менять правительство? «Наша политическая система не предполагает конкурентных сил, поэтому остаётся уповать только на волю президента. А он тысячу раз подумает, прежде чем вносить изменения в свою команду, к которой он привык». Действующая команда не способна изменить курс. Есть «один очевидный успех в импортозамещении — замена иностранного тренера футбольной сборной России на своего. Других очевидных удач не назову» (выделено мной. — В.Т., там же).

Известный экономист справедливо отмечает, что Россия болезненно зависит от мировой конъюнктуры, но в экономике ведёт себя пассивно — приспосабливаясь к ситуации, а не влияя на неё. «Делать прогнозы бессмысленно. Лучше влиять на ситуацию, чем прогнозировать её. Лучший способ точного прогнозирования будущего — это его создание. Но у наших финансовых и монетарных властей это не получается».

Информация к размышлению

Призывая к стабильности, следует помнить глубокое по смыслу предупреждение Джона Медины в книге «Правила мозга»: практически все виды живых существ, появлявшиеся в процессе эволюции, исчезали, не выдержав глобальных изменений, потому что стремление приспособиться к существующим условиям оказалось ошибочным. Предки человека пошли другим путём — выбрали приспособление не к условиям, а к изменениям, и стали доминирующим видом («Учиться или переучиваться?» — см. здесь же).

Р. Гринберг уверен: чтобы изменить экономическую политику, нужно сменить власть. Так, общественное устройство и формы правления в США и Китае принципиально расходятся, но есть «общий принцип: каким бы ты ни был эффективным и мудрым — можешь работать два срока, и не больше. Процедуры сменяемости разные, смысл один: хочешь развиваться — обновляйся» (выделено мной. — В.Т., http://me-forum.ru/media/news/5009/). И даёт понять: речь идёт именно о правительстве, т. к. с геополитикой у нас всё в порядке.

Но шансы на обновление невелики.

Мнение Р. Гринберга о приближённых к власти бизнесменах совпадает с размышлениями Джоэля Мокира, американского экономиста, работы которого посвящены исследованию взаимосвязи между европейским просвещением, промышленной революцией и современным экономическим ростом.

Он утверждает, что «элиты находили изощрённые способы сохранения status quo, а интеллектуальные инновации оказываются допустимыми только тогда, когда они не противоречат существующей ортодоксии». Идеи, несовместимые с интеллектуальным или технологическим status quo и противоречащие интересам элиты, нередко подавляются силой (выделено мной. — В.Т., www.intelros.ru/pdf/Prognozis/Prognozis_2_2008/3.pdf).

Информация к размышлению

Характерно высказывание одного из разработчиков «Стратегии-2020»: «К экспертам прислушиваются не тогда, когда они говорят правильные вещи, а когда они дублируют точку зрения чиновников». Во многих ситуациях между разными группами действительно нет консенсуса (выделено мной. — В.Т., «Коммерсантъ Власть», № 39, 5 октября 2015 г.).

*****

Разноголосица среди членов правительства при обсуждении экономической ситуации в стране зачастую усугубляется собственными неожиданными и противоречивыми высказываниями одного и того же лица.

Недавно вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе правительственного часа в Государственной думе допустил в этом году падение ВВП России на уровне 5%.

Но уже на следующий день он комментировал основные причины падения ВВП — девальвацию национальной валюты, практически двукратное и даже большее падение цены на нефть, снижение потребительского спроса. И, подчёркивая минимальный ущерб от западных санкций, сделал вывод, что ситуация в российской экономике стабилизировалась и «у иностранных инвесторов нет причин для опасений относительно возникновения рисков при вложениях в российский рынок» (http://me-forum.ru/media/news/5004/).

В это же время министр экономического развития Алексей Улюкаев озвучил прогноз Минэкономразвития: спад ВВП к концу года — 4% (http://www.gazeta.ru/business/news/2015/11/11/n_7873895.shtml).

Спрашивается: за сутки что-то изменилось, а мы не заметили?

Нет единого мнения о ситуации в российской экономике в 2016 г. Минэкономразвития обещает рост на 0,7% ВВП, а бывший замминистра Андрей Клепач — 1%.

Но в ЦБ считают, что при цене на нефть марки Urals порядка 50 долл. за баррель спад ВВП продолжится. Если баррель будет стоить не больше 40 долл., стране грозит финансовый кризис.

В Институте Гайдара разработали оптимистичный «индекс нормальности российской промышленности». По сравнению с максимальным значением 72% в III квартале 2007 г. и II квартале 2012 г., он опустился всего на 1% — до 71% в наиболее тяжёлом I квартале 2015 г. Сделан вывод, что промышленность давно адаптировалась к вялой динамике последних лет. Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики: работать в стагнации — плохая привычка,   у компаний нет стимулов наращивать производство и наращивать инвестиции   («Индекс нормальности российской промышленности — 71%», «Экономика и жизнь», 26 ноября 2015 г. — см. здесь же).

В свою очередь, эксперты «Столыпинского клуба» — известной дискуссионной площадки отечественных экономистов — обвиняют власти в том, что они выдают желаемое за действительное. Они полагают, что наша экономика может упасть в этом году на 7—8% и никакого роста в ближайшие годы не предвидится («Московский комсомолец», 22 ноября 2015 г.).

Нелишне напомнить, что по итогам кризисного 2009 г. российский ВВП упал на 7,9% — сомнительный рекорд среди стран «двадцатки».

Информация к размышлению

1. С начала года падение промпроизводства составило 3,3%. Реальная зарплата в октябре 2015 г. сократилась на 10,9% при средней зарплате немногим более 33 000 руб. На 4% сократились реально располагаемые доходы населения (зарплаты и пенсии).

По прогнозу Минэкономразвития, накопленная с начала года инфляция составит 12,2—12,3%. В Счётной палате эту цифру назвали заниженной. Глава аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев считает, что инфляция уже превысила 15% (там же).

2. Алексей Кудрин, экс-министр: реальные доходы населения снижаются впервые с начала 2000-х. Меры правительства по поддержке экономики и населения недостаточны. Реальные доходы населения упали на 5% — откат по уровню жизни на несколько назад.

Социальная политика, несмотря на большие затраты, не отвечает вызовам времени, не готова к кризисным ситуациям. Одно из главных проявлений этого — решение не индексировать пенсии на уровень инфляции (http://ria.ru/economy/20151121/1325506679.html#ixzz3sIhIaCdK).

3. Антон Силуанов, глава Минфина: при нынешних темпах расходования средства Резервного фонда могут закончиться в 2016 г.

Не утихают споры о том, начался выход России из кризиса или нет, и что делать. В прогнозах, как обычно взаимно исключающих друг друга, нет дефицита (в отличие от федерального бюджета). Правительство настойчиво уверяет граждан, что рост экономики вот-вот начнётся, но падение реальных доходов населения только усиливается. Однако при текущих ценах на нефть (40—44 долл. за Brent и 38, а не расчётные 50 долл. за Urals) дефицит бюджета, скорее всего, превысит прогнозируемые правительством 3% ВВП.

В нынешних условиях особую актуальность приобретает сокращение излишних и неэффективных трат. В рамках Федеральной адресной инвестиционной программы было ассигновано более 800 млрд руб.

По данным Счётной палаты, за последние десять лет введено в строй всего 20 объектов, не достроено более 9000 объектов, не освоено 5—6 трлн руб. — около трети бюджета («Московский комсомолец», 22 ноября 2015 г.).

К тому же, по признанию контролирующих органов, их ещё надо найти! Парадоксальная ситуация: деньги на развитие то ли есть, то ли должны быть, только их ещё надо разыскать?!

Информация к размышлению

Владимир Путин, президент России, выступая 25 ноября 2015 г. на заседании президиума Госсовета по вопросу реализации государственной политики в сфере импортозамещения в субъектах РФ, отметил: «В текущем году начал активную работу Фонд развития промышленности. Он предоставляет льготные займы для модернизации промышленных предприятий и открытия новых высокотехнологичных производств. Уже одобрено 56 проектов на сумму 19,2 млрд руб., при этом частные структуры инвестируют в них ещё около 140 млрд.

Фонд предоставляет целевые займы на условиях софинансирования по ставке 5% годовых сроком до семи лет в объёме от 50 до 700 млн руб. Фонд набрал хороший темп. Нужно внимательно следить за эффективностью этих вложений, за тем, чтобы производимая продукция была полностью конкурентоспособна — и по качеству, и, как я уже говорил, по цене» (http://www.kremlin.ru/events/president/news/50781).

Задумка, как это часто бывает, своевременная. Но окажется ли эффективным содействие Фонда в достижении целей импортозамещения? Не превратятся ли утверждаемые проекты в объекты коррупции и распилов? Займутся ли компетентные органы поиском совсем не лишних 5—6 трлн руб., упомянутых выше? Или в очередной раз подтвердится меткое выражение Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»?

*****

Выступая на Общероссийском гражданском форуме 21 ноября 2015 г., Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, сказал: объективно, современная система инвестирования должна быть ориентирована на вложения, во-первых — в человеческий капитал (образование и медицина), во-вторых — в инфраструктуру (дороги и др.), в-третьих — в оборону.

Трёхлетний горизонт планирования (теперь однолетний. — В.Т.) систему переворачивает: оборона (политически и фактически актуальна) — инфраструктура (распил средств, выделяемых из бюджета) — вложения в человеческий капитал (по остаточному принципу, с отложенной и не гарантированной отдачей) («Ведомости», 23 ноября 2015 г.).

В последнем случае речь должна идти о вынужденно необходимых вложениях в трудовые ресурсы, а не об инвестициях в развитие индивида («Ресурсы и капиталы» — см. здесь же).

А. Аузан размышляет о трёх вариантах будущего для России: военная супердержава, самая большая по территории страна и страна умных людей. Понятно, что надо не выбирать из этих вариантов, а стремиться к их не ущербной, обоснованной, совместной реализации — комплексной, сбалансированной.

И не забывать: только промышленное возрождение вызовет бурный экономический рост с позитивным эффектом в других областях, востребует науку и научные разработки, массовое качественное образование, будет сопровождаться улучшением культурного состояния общества.

А пока суета: «Шумим, братец, шумим!» Ставшая знаменитой фраза Репетилова из комедии Александра Грибоедова «Горе от ума» точно обозначает иллюзию активности, деятельности поспешной, но явно запаздывающей и потому неэффективной. Но пока одни изображают «бег на месте», другие уходят в отрыв…

Решений, принимаемых командой несменяемых «тренеров», не способных избавиться от импортозависимости в теории и на практике, более чем достаточно.

Нет главного — решительного движения отечественной экономики по выверенной траектории в согласии с глобальными трендами и российской спецификой.