1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Куда помчится тройка: о стратегии российских реформ

В экспертном сообществе существует убеждение, что реальные трансформации в российской экономике возможны либо после смены действующих представителей власти, либо как следствие утверждения одной из противоборствующих экономических стратегий. Характерно, что авторы последних не демонстрируют стремления к конструктивному сотрудничеству.

*****

По информации Якова Миркина, заведующего отделом международных рынков капитала ИМЭМО, в соответствии с февральским поручением председателя правительства Дмитрия Медведева представителям Столыпинского клуба, Минэкономразвития, Минфина, Банка России, других федеральных ведомств, экспертам предложено совместно доработать концепцию программы «Экономика роста» (Expert Online, 7 марта 2016 г.).

Основные положения программы, разработанной Столыпинским клубом, были обнародованы ещё осенью прошлого года соавторами — бизнес-омбудсменом и сопредседателем «Деловой России» Борисом Титовым, советником президента РФ академиком Сергеем Глазьевым и профессором Я. Миркиным.

Суть — обоснование механизмов ускоренного развития отечественной экономики с использованием комплексных мер в сфере денежно-кредитной, тарифной, налоговой, институциональной политики. Развивающиеся экономики (Китай, Бразилия, а ранее Япония) во время экономического роста планомерно снижали процентную ставку, повышали монетизацию экономики и объёмы кредитования при невысоких государственных расходах (http://www.deloros.ru/stolypinskij-klub-obsudil-mehanizmy-realizacii-programmy-ekonomika-rosta1.html).

Комментарии экспертов были как всегда противоположны (там же).

Вице-спикер Госдумы Николай Левичев отметил, что предложена чёткая программа развития, отличная от многих аналогичных документов: «Принимая бюджет, мы с каждым годом видим, как оттуда исчезает осмысленная долгосрочная политика. Правительство просто не знает, куда ведёт страну». Однако полностью отсутствует социальный блок, что является серьёзным недостатком.

Первый проректор НИУ ВШЭ Лев Якобсон увидел в программе Столыпинского клуба яркий пример промышленного лоббизма: «Ваша программа хороша как лоббистский документ, но не подходит как стратегия, так как там не учтены интересы других страт».

Экономический редактор журнала «Деньги» Максим Кваша подчёркнул, что Россия до сих пор не достигла макроэкономической стабилизации, и в связи с отсутствием реальных денег любые институциональные или монетарные инструменты работать не будут.

Осмысление приходит постепенно…

Информация к размышлению

Виктор Ивантер, академик, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН: «Основное преимущество мер, предложенных Столыпинским клубом, заключается в том, что они носят системный характер. То есть это не просто набор отдельных мер, это системный набор мер и воздействий, которые должны привести к определённым результатам» (Expert Online, 7 марта 2016 г.).

Но окажется ли это достаточным для того, чтобы убедить правительство в актуальности «нового разворота», отойти от скомпрометировавшей себя либеральной политики в пользу реальной ориентации в промышленности на новую индустриализацию?

Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, выделяет две чёткие тенденции. С 1999 по 2007 гг. экономика в среднем ежегодно росла на 6,2% — меньше, чем темпы развития Китая, но больше, чем Западной Европы или США (2—4%). После 2008 г. среднегодовой экономический рост не превышал 1%. Причём по итогам 2015 г. российский ВВП сократился почти на 4% (Forbes.ru, 29 февраля 2016 г.).

Для первого этапа характерно догоняющее развитие, для второго — стагнация как проявление глубокого кризиса, поразившего отечественную экономику. Никем не оспаривается, что существенной (если не важнейшей) причиной экономического роста в «тучные нулевые» был значительный рост цен на энергоносители и другие природные ресурсы российского экспорта. Очевидно, что вместе с падением цены на нефть «иссяк и потенциал роста». Это ставит под сомнение эффективность миллиардных инвестиционных вложений в экономику: «Мы находились в тяжёлом положении все 1990-е гг., находимся в нём же сейчас, и похоже, нас ожидает ещё много трудных лет» (там же).

Вот уж действительно, за что боролись?

Напомним, в апреле 2015 г. аналитический центр газеты «Экономика и жизнь» выяснил мнение читателей относительно позитивных последствий в случае успешного выполнения антикризисного плана (табл. 1).

Таблица 1. Что обеспечит выполнение антикризисного плана Правительства РФ, % (можно отметить несколько ответов)

Ничего не изменится

25,12

Ситуация в экономике ухудшится

25,12

Развитие малого и среднего бизнеса

22,22

Устойчивое развитие экономики

19,81

Импортозамещение

18,84

Социальная стабильность

16,43

Другое

16,43

Затрудняюсь ответить

0,97

Фактически половина ответивших не поверила в первый антикризисный план как пакет продуманных эффективных мероприятий, способных изменить ситуацию к лучшему, и в возможность членов правительства, ответственных за его выполнение. Год спустя «воз и ныне там»…

*****

Д. Травин рассматривает три известных варианта стратегии.

1. Провозглашённая правительством Д. Медведева политика импортозамещения (в целом буксующая). Среди причин не только недостаток свободных мощностей или отсутствие современного технологического оборудования для развёртывания производства конкурентной продукции. Девальвация рубля и значительное повышение ставки рефинансирования сделали «неподъёмными» ставки отечественных коммерческих кредитов. Усугубляет ситуацию фактический запрет на кредитование в западных банках; ограничены возможности бюджетного инвестирования и др.

Не придают оптимизма бизнесу в промышленности и сельском хозяйстве действия властей, основанные на примате политической целесообразности. Речь идёт о неоднократно звучавших заявлениях, что после снятия западных санкций Россия отменит контрсанкции. А ведь инвестиции — это, как правило, это вложения не на один год.

Добавить к сказанному можно несогласованные действия бюрократического аппарата, ошибки в оценке глубины возникших проблем и вероятных последствий.

2. Стратегия экс-министра Алексея Кудрина ориентирует на создание инвестклимата, обеспечивающего гарантию собственности, низкую инфляцию, политическую стабильность, ограничивающего в экономике роль государства, не мешающего частному бизнесу. Если риски растут, производство сворачивается, а капитал уходит из страны, возникает так называемый эффект сжимающейся «золотой смирительной рубашки», что ведёт к корректировке политического курса.

3. Стратегия советника президента по экономике С. Глазьева предусматривает увеличение денежной массы и дешёвые кредиты для бизнеса, работающего в реальном секторе экономики, — снабжённый деньгами, механизм российской экономики перезапустится. Однако печатный станок, скорее всего, разгонит инфляцию и будет провоцировать перевод даже целевых кредитов в валюту. Чтобы пресечь легальный вывоз капитала, понадобятся жёсткие валютные ограничения и т.д. В любом случае, появятся «группы по интересам», пытающиеся адаптировать реформы под свои цели.

По мнению Д. Травина, «проблема экономических реформ в том, что они никогда не выполняются так, как изначально планировали их авторы». А потому ни один из рассмотренных вариантов в нынешней ситуации не сработает. Остаётся нащупать экономическое дно и крепко на нём сидеть — по крайней мере до возникновения реальной возможности трансформировать старую систему.

Информация к размышлению

Экономист Владислав Иноземцев: «Сегодня в экономике нет недостатка денег как таковых — есть оцепенение экономических агентов, воздерживающихся от инвестиций. Чтобы процесс возобновился, предприниматели должны убедиться в том, что улучшение в экономике является не фиктивным, вызванным мимолетной государственной поддержкой части отраслей, а долговременным». При этом власть вырабатывает тактику «предельно малого вмешательства» в экономику («Газета.ру», 9 марта 2016 г.).

*****

Теперь должно быть очевидным для всех, что в целом политика правительства ситуативна и не основана на объективных прогнозах и долгосрочной стратегии развития. Вместо первого — чуть ли не ежедневно меняющиеся предсказания, вместо второго — демагогические формулировки, конъюнктурные разработки и отсутствие обоснованных индикаторов. Всё вместе взятое ставит под сомнение профессионализм «ударников» финансово-экономического блока правительства.

Поистине убийственное заключение следует из отчёта аналитиков Morgan Stanley после февральских встреч с чиновниками Минэкономразвития, Минфина, сотрудниками ЦБ и экспертами: у российского правительства практически «нет аппетита» к проведению структурных реформ.

Российские власти считают стабилизацию макроэкономических параметров ключевым условием для инвестиционного роста, игнорируют проблемы микроэкономики, не готовы развивать конкуренцию и поддерживать верховенство закона («Ведомости», 10 марта 2016 г.).

И далее: старая модель, основанная на перераспределении нефтяной ренты, не работает, власти делают ставку на импортозамещение, поддержку экспорта и перераспределение национального дохода от домохозяйств к корпорациям.

По оценкам аналитиков Morgan Stanley, оптимистичны и завышены прогнозы по доходам от приватизации — на 300 млрд руб. Более того. У правительства отсутствует «понимание среднесрочной фискальной стратегии»: что делать, если к 2017 г. в резервном фонде не останется денег и придётся принимать тяжёлые финансовые решения? Данное утверждение следует из состоявшихся ранее бесед с представителями МВФ, Всемирного банка и российскими экспертами (там же).

Общий вывод: правительство не заинтересовано в проведении реформ и излишне оптимистично.

Справедлива точка зрения эксперта МЭФ Владислава Жуковского: развиться в передовую экономическую державу России мешает отсутствие желания у бенефициаров «экономики трубы», экспорта нефти, газа, металлов, удобрений и леса, распила бюджетных и долларовых потоков. Политическая и экономическая системы неконкурентоспособны и монополизированы, закрыты от внешних сигналов и конкурентного очищения (http://me-forum.ru/media/news/5471/).

Эксперт уверен, что без решения фундаментальных проблем выход из кризисной ситуации невозможен. На повестке дня вопрос о власти и собственности. Структура собственности непроизводительна, нелегитимна, социально несправедлива, неэффективна.

Но смена экономической политики означает «смену идеологии, программы, целей и задач, исполнителей, ответственных лиц и тех, кто будет получать от экономической политики преференции». Место офшорной аристократии и бюрократии как выгодоприобретателей «должны занять творческая интеллигенция, люди физического и интеллектуального труда, аграрии, представители малого несырьевого бизнеса и национального промышленного капитала. Приматом должны быть национальные интересы» (там же).

*****

За смену экономической политики выступают 65% опрошенных, 15% сомневаются и лишь 20% поддерживают нынешний курс. Согласно результатам опроса ВЦИОМ большинство респондентов наиболее эффективным средством выхода из экономического кризиса считают новую индустриализацию с активным развитием промышленного сектора и опорой на внутренние ресурсы и развитие науки и образования (по 26%). Привлечение иностранных инвестиций и развитие банковского сектора получили поддержку соответственно 6 и 5% опрошенных («Известия», 9 мара 2016 г., http://me-forum.ru/media/news/5379/).

В отличие от министров-оптимистов, граждане не считают успешной политику импортозамещения. Процесс тормозится прежде всего:

— неэффективной работой местных властей (25% респондентов);

— отсутствием у российского правительства общего плана по развитию промышленности (21%);

— нехваткой у государства денег на поддержку импортозамещения (14%);

— западными санкциями (10%).

Информация к размышлению

Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш»: по данным ВЦИОМ, промышленность как привлекательное место работы потеснила финансовый сектор и сегодня уступает только госслужбе и занятию бизнесом. При развитии производства появляется запрос на исследователей, инженеров, маркетологов, психологов, преподавателей, специалистов по рекламе. Конкурентоспособное производство сегодня — это увлекательное занятие, дающее огромный простор для творчества (там же).

По словам директора Центра общественных наук при МГУ Юрия Осипова, «с экономической точки зрения тяжко и капиталу, и народу. Нет развития капитала, сплошные поборы. Всё это не приводит к удовлетворительному результату». Главное препятствие — зависимость от выбранного в начале 1990-х пути: «Надо с него сойти, и для этого нужна другая экономическая концепция, другие люди». Острые проблемы назрели практически во всех сферах — промышленности, образовании, науке (http://me-forum.ru/media/news/5463/).

Таким образом, новая экономическая политика должна максимально раскрепостить творческий, предпринимательский, инновационный потенциал человека и вовлечь его в ответственную экономическую, культурную и социальную жизнь. Потребуется мощный мобилизационный рывок, консолидирующий элиты, перенастраивающий вертикаль власти, вовлекающий широкие слои общества в давно назревшие реформы (http://me-forum.ru/media/news/5471/).

Неудивительно, что у большинства россиян нет уверенности в способности правительства, в действующем составе приведшего к кризису отечественную экономику, перейти к новой экономической политике.

Три четверти опрошенных читателей газеты «Экономика и жизнь» (табл. 2, опрос проводился в сентябре 2015 г.) в это не верят, и лишь 16% ответили утвердительно.

Таблица 2. Способно ли нынешнее российское правительство обеспечить переход на путь успешного социально-экономического развития, %

Не способно

76

Способно

16

Затрудняюсь ответить

8

К тому же недопустимо подменять угодливой имитацией реальные дела, чем грешат власти на всех уровнях. Своевременно и образно напоминает об этом координатор российской Ассоциации футурологов Константин Фрумкин: «Есть поговорка: от ветра нужно строить не забор, а ветряную мельницу. Мы, к сожалению, строим забор и очень маленькие настольные мельницы, чтобы, если что, их можно было быстро убрать» («Газета.ру», 9 марта 2016 г.).

Рост социального неравенства препятствует консолидации российского общества и провоцирует его дальнейшее разобщение. Отсутствие у трудящегося большинства мотивации к эффективному труду ставит под сомнение осуществление давно назревших судьбоносных перемен. Отсутствие долгосрочной стратегии экономического развития власть поощряет многолетним и бескомпромиссным противостоянием научных школ, всё более напоминающим борьбу «нанайских мальчиков».

А время уходит, и окно возможностей необратимо закрывается…

*****

В ночь с 10 на 11 марта президент Владимир Путин провёл совещание с руководителями экономического блока кабинета министров. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, чтобы «сверить часы» по экономическим вопросам и обсудить тему среднесрочного развития российской экономики.

Рассвет близок? ...