1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 286

Ресурсы и капиталы

В индустриальной экономике трудовые ресурсы остаются неизменно значимыми. Их безусловная поддержка и вложения в них — это необходимые затраты «здесь и сейчас». В экономике знаний (постиндустриальной экономике) решающим фактором развития является человеческий капитал, который одновременно становится важнейшей формой капитала. Вложения в него принято считать эффективными, долгосрочными инвестициями. Как в условиях российского перехода от одной стадии экономического развития к другой разумно распорядиться достигнутыми возможностями трудовых ресурсов и набирающим обороты потенциалом человеческого капитала?

*****

Трудовые ресурсы — часть населения, способная по степени своего физического, психологического и интеллектуального развития и образования, приобретённой профессиональной квалификации заниматься трудовой деятельностью.

Исторически большинство таких лиц — наёмные работники. Их поддержание в состоянии, позволяющем участвовать в производственном процессе, — задача владельца соединяемых с работником средств производства.

В России значительная часть таких работников лишены иных источников существования, кроме зарплаты. Поэтому собственники (частник, государство) в той или иной степени несут ответственность за предоставление минимально достаточных социальных гарантий и иных необходимых условий жизни.

Подобная система отношений позволяет обеспечивать определённые потребности граждан и получила название патернализм. В основном это удел государства, превращающийся в нынешних условиях в тяжёлый, всё менее подъёмный груз.

Конечно, есть и важные плюсы — одновременно повышается легитимность власти, укрепляются её позиции в обществе. Естественно, чем сильнее отчуждение наёмного работника от средств производства и результатов труда (чем выше уровень несправедливости в экономике), тем более востребована политика государственного патернализма. Однако бесперспективность постоянного наращивания социальных обязательств государства очевидна. Это дорога в тупик.

В развитых экономиках со второй половины прошлого столетия продуманно, не в ущерб капиталу меньшинства развивают различные формы повышения экономической самодостаточности граждан. Решение подобной грандиозной задачи, существенно снизившей накал социального напряжения, далось не сразу и нелегко. Оно продолжается и поныне, принимая различные формы, сопровождаясь не только стабилизирующими общество экономическими достижениями и определённым ростом благосостояния населения в этих странах, но и проблемами в экономике, непрекращающимися социальными конфликтами и т.д.

Чтобы адекватно реагировать на подобные процессы, власть и имущий класс пытаются учитывать логику объективных противоречий развития, регулярно отслеживать и оптимизировать подвижный, меняющийся баланс интересов общества, государства и бизнеса.

Информация к размышлению

1. Мэтью Барроуз, известный американский аналитик, в книге «Будущее рассекречено. Каким будет мир в 2030 году» пишет: «Властям придётся принять существование общественного запроса на более высокий уровень госуслуг и соцзащиты».

2. Наблюдающееся глобальное усиление социального неравенства во многом объясняется более быстрым ростом доходов на капитал по сравнению с экономическим ростом («О капитале и справедливости в XXI веке» — см. здесь же).

3. Влиятельный американский философ и писатель Фрэнсис Фукукяма справедливо отмечал, что «было много радостных разговоров об экономике знаний, о том, что грязная, опасная работа на производстве будет неминуемо вытеснена, а высокообразованные работники займутся интересными креативными вещами. Это оказалось лишь тонкой завесой, скрывающей суровую реальность деиндустриализации. При этом незамеченным остался тот факт, что блага нового порядка сконцентрированы у очень небольшой группы людей в сфере финансов и высоких технологий, интересы которых доминируют в СМИ и общеполитических дискуссиях» (выделено мной. — В.Т., Фрэнсис Фукуяма «Будущее истории»).

К указанным экспертами обстоятельствам, характерным и для России, следует добавить сокращающиеся финансовые возможности федерального бюджета (о региональных возможностях за весьма редким исключением и говорить нечего).

Итак, чтобы не только справиться с нарастающим социальным неравенством, всё более противодействующим успешному общественному развитию, преодолеть усиливающиеся негативные процессы и придать необходимый импульс экономической динамике, необходимо кроме назревших институциональных, структурных, административных и прочих преобразований обратить внимание на возможные варианты расширения легитимных источников дохода граждан.

Разумеется, следует учитывать, что экономически независимые граждане менее всего нуждаются в столь привычном для российской власти руководящем и направляющем участии (легко превращающемся во вмешательство) государства в их жизни и сопротивляются любым попыткам ограничить достигнутую самостоятельность и независимость («От трудового ресурса — к человеческому капиталу» — см. здесь же).

Проверенный временем экономический опыт развитых стран свидетельствует, что на этом пути возможны достаточно значимые подвижки. Правда, глубинной сути проблемы они не меняют: наёмный характер труда по определению ограничивает мотивацию и отчуждает работника от полученного с его участием дохода. А собственник заинтересован в минимизации затрат на поддержание трудовых способностей работника — естественно, без ущерба ожидаемой прибыли.

*****

В экономиках развитых (экономика знаний) и развивающихся (в основном высокоразвитая индустриальная экономика, в которой растёт удельный вес экономики знаний) стран трудовые ресурсы с той или иной интенсивностью и последовательностью приобретают качества человеческого капитала.

Согласно определению Организации экономического сотрудничества и развития, человеческий капитал — это знания, умения и способности людей, с помощью которых они создают личное богатство и вносят свой вклад в прирост национального благосостояния.

Его рассчитывают так же, как рыночную цену любого актива, по совокупной стоимости затрат на его формирование, поддержание, обновление и с учётом достигнутых результатов деятельности.

Человеческий капитал становится движущей силой общественного развития и замещает по ведущей доле в национальном богатстве физический и природный капитал.

Различают индивидуальный, корпоративный и национальный человеческий капитал (http://www.lerc.ru/?art=1&page=247&part=articles).

Индивидуальный человеческий капитал — это накопленные особенные и специальные знания, профессиональные навыки, позволяющие индивидууму получать дополнительные доходы и другие блага по сравнению с человеком, им не обладающим.

Корпоративный человеческий капитал — это накопленный особенный и индивидуальный человеческий капитал, ноу-хау, интеллектуальный капитал, особенные управленческие и интеллектуальные технологии, включая компьютерные и информационные разработки, повышающие конкурентоспособность компании.

Национальный человеческий капитал в широком определении — это инновационная (креативная) часть трудовых ресурсов, накопленные знания и профессионализм специалистов, их интеллект и трудовые способности, социальный капитал, культура, здоровье, высокое качество жизни. Совокупность данных факторов формирует и развивает инновационный сектор национальной экономики, конкурентоспособный и на внутреннем рынке, и в глобальных масштабах (там же).

Страны с накопленным качественным человеческим капиталом имеют решающие преимущества в формировании экономики знаний. Становление человеческого капитала как ведущего долгосрочного фактора цивилизационного развития предполагает изначальные системные концептуальные и стратегические разработки.

Их отсутствие, а равно и вектора движения, объясняет, почему в России инвестиции в человеческий капитал по-прежнему недостаточны, а его стоимость низка.

В таблице 1 представлены подтверждающие этот вывод расчётные данные, полученные Юрием Корчагиным, директором Центра исследований региональной экономики (http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=119).

Таблица 1. Стоимость национального капитала (2010 г.)

Страна

Индекс эффективности HC

HC на душу населения тыс. долл., ППС

США

1,23

1255,6

Великобритания

0,86

315,2

Германия

0,93

565,9

Япония

0,93

612,4

Китай

0,49

19,1

Индия

0,37

3,8

Эстония

0,67

143,6

Россия

0,3

14,5

Стоимость накопленного за 30 лет HC на душу населения России к 2011 г. составила 14 500 долл., что меньше в 87 раз, чем в США, в 39 раз — чем в Германии, в 42 раза — чем в Японии, в 1,3 раза — чем в Китае. Средняя оценка Всемирного банка для стран с трансформационными экономиками, к которым относится и Россия, — 30 500 долл. на душу населения (там же).

*****

Всемирная организация здравоохранения рекомендует долю здравоохранения в ВВП свыше 6%. Так, в Бразилии расходы на медицину — 9,3% ВВП, в Германии — 11,3%, в США — 17,9%.

Совокупные расходы на образование и здравоохранение в 2013 г. в РФ составили 7% ВВП (3% — образование и 4% — здравоохранение), в США — 22,3% ВВП (5,2 и 17,1%), в Германии — 16,3% (5 и 11,3%), в Финляндии — 16,2% ВВП (6,8 и 9,4%). Чехии — 11,7% ВВП (4,5 и 7,2%) (http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=294).

В проекте российского бюджета на 2016 г. предусмотрены расходы на здравоохранение в размере 3%, на образование — 3,6%. Ситуация не меняется: государственные расходы в долях ВВП на образование, медицину, культуру, науку, личную безопасность граждан были и остаются в России одними из самых низких в мире. Отставание России от развитых стран по среднемировым объёмам финансирования медицины и образования в долях ВВП и качеству этих услуг сохраняется.

Представленные данные подтверждают отношение к трудоспособным гражданам в стране именно как к трудовому ресурсу, а не носителям (собственникам!) человеческого капитала. Отсюда расходы на образование и здравоохранение по остаточному принципу. Эту мысль подтверждают и провальные реформы с попытками максимизировать расходы граждан на эти услуги.

Информация к размышлению

Из обращения Всероссийского союза пациентов и Национальной медицинской палаты: в странах Европы доля здравоохранения в ВВП превышает 9–12%, что почти в три раза больше, чем в России. Затраты на одного россиянина в год составляет около 350 евро, во Франции, Германии и других странах — не менее 5000 евро.

Необходимо сохранить долю здравоохранения в ВВП в 2016 г. на уровне 2015 г. с   учётом инфляции, в 2017 г. — повысить до 4,0% ВВП, в 2018 г. — до 5,0% ВВП. Требуется увеличить   средства на лечение болезней, доминирующих по смертности и инвалидности, социально значимых болезней, диспансеризацию,  систему оздоровления, включая реабилитацию, паллиативную помощь, систему образования и повышение квалификации медработников,  обеспечить финансирование используемого комплекса импортного оборудования («Независимая газета», 25 ноября 2015 г.).

Более того. Недавно были озвучены предложения по сокращению объёмов бесплатной медпомощи населению: оставить её только для детей, пенсионеров и инвалидов, а для работающего населения ввести нормы по посещениям врача и вызовам скорой помощи, при превышении которых за работу медиков придётся платить.

Также платной предлагается сделать работу поликлиник в нерабочие часы и по субботам, а посещение врачом пациентов на дому упразднить, оставив лишь для маленьких детей и маломобильных инвалидов. Как заявляют в медицинском сообществе, при таком раскладе неизбежен рост заболеваемости и осложнений, количества инсультов и инфарктов (NEWSru.com/В России и «Коммерсантъ», 17 ноября 2015 г.).

Но почему бы не задуматься над тем, как сделать медицину и образование прибыльными? Например, почему не изучить за последние пять лет число иностранных студентов в США (где деньги точно считать умеют) выросло на 50%? («Ведомости», 19 ноября 2015 г.).

*****

Как известно, в текущем году сокращение российского ВВП может достигнуть 3,9—4,1%. Наиболее оптимистичные прогнозы на 2016 г. осторожно предсказывают рост около ноля. В то же время среднемировой рост ВВП в этом году составит более 2,5% и в следующем также превысит российский показатель. Следовательно, темпы трансформации трудовых ресурсов в человеческий капитал в России ни количественно, ни качественно не соответствуют мировым требованиям. В этом одна из важнейших причин того, что за редким исключением человеческий капитал в России как эффективный, производительный фактор всестороннего общественного развития в разы уступает аналогичному показателю ведущих экономик.

Информация к размышлению

В конце XX века накопленный человеческий капитал в развитых странах в 1,5 раза превышал объём основного вещного капитала, а его вклад в прирост ВВП составлял около 60%. В последние годы в таких странах, как Германия, Япония, Швеция, по оценкам Всемирного банка, на его долю приходится уже 80% общего накопленного капитала.

В Российской Федерации сохраняется структура накопленного капитала, характерная для индустриального общества: 72% — природный капитал, 14% — физический капитал и лишь 14% — человеческий капитал (http://www.lerc.ru/?art=1&page=247&part=articles).

Однако интенсивные призывы правительства к инвестициям в человека не сопровождаются адекватными подвижками ни в разработке долгосрочной государственной политики в области воспроизводства и развития человеческого капитала, ни в эффективном использовании уже имеющихся его возможностей для создания высокоразвитой индустриальной экономики и реального формирования экономики знаний. В неоднократно провозглашавшейся политике реиндустриализации отечественной промышленности, резко деградировавшей за последние четверть века, убедительные результаты до настоящего времени достигнуты не были.

*****

Ещё в 2012 г. аналитический центр газеты «Экономика и жизнь» выяснил мнение читателей относительно целей экономической модернизации (табл. 2). Менее четверти опрошенных считают, что необходимо сосредоточиться исключительно на новой индустриализации, лишь 10% — на формировании экономики знаний. Зато без малого 60% уверены, что проводимые реформы должны предусматривать одновременное развитие обоих направлений.

В таком сбалансированном подходе — одна из искомых опорных точек затянувшегося «запуска» давно назревших преобразований. Но «прорывов» не произошло…

Таблица 2. Что должна в первую очередь предусматривать экономическая модернизация в России, %

Одновременное развитие обоих направлений в единстве

58,2

Новую индустриализацию

24,3

Формирование экономики знаний

9,7

Другое

6,8

Затрудняюсь ответить

1,0

На индустриальной стадии с доминированием материального производства в наибольшей степени реализуется рыночный принцип «спрос определяет предложение». Но уже в 70-е гг. прошлого века «японское чудо», кроме всего прочего, наглядно продемонстрировало: по мере усложнения производства и ассортимента выпускаемой продукции, внедрения высоких технологий, расширения сферы услуг, то есть роста доли нематериальных продуктов, во всё большей степени «хайтек-предложения формируют спрос».

Характерно высказывание Александра Аузана, декана экономического факультета МГУ на третьем Общероссийском гражданском форуме: в инновационном развитии потребитель не заинтересован. Замена автомобиля или телефона (все функции которых мы даже не освоили полностью) каждые два года не делает нас счастливее («Ведомости», 23 ноября 2015 г.).

В мире знания, созидающий творческий потенциал всё большего числа работников (человеческий капитал!) становятся весомыми факторами производства.

Происходит возникновение своеобразных «протозародышей» постиндустриальной экономики, взаимовыгодное сотрудничество науки и бизнеса. Наука, стимулируя частные инвестиции, на деле становится производительной силой общества, привязывая научно-технологическое развитие к соответствующему экономическому циклу. Конкурируют высокие технологии и наукоёмкие производства, в которых заинтересованы и частные компании, и государство, и общество.

При этом, если в первой половине 1960-х гг. в США государство обеспечивало почти 70% финансирования НИОКР, то во второй половине нулевых — меньше 30%, остальные инвестиции пришли из частного бизнеса. Иная ситуация в России, где бюджетное финансирование научно-технологических разработок не получает встречной адекватной поддержки частного бизнеса.

Эффективная негосударственная система поддержки инноваций создана в Китае, где порядка 80% расходов на научные разработки в КНР — инвестиции предприятий. Второй год подряд расходы на научные исследования и инновационные разработки   превышают 2%. В 2014 г. на эти цели в Китае было потрачено около 1,3 трлн юаней — на 10% больше, чем в 2013 г. (около 85% — на ОКР, 11% — вложения в прикладные исследования, остальное — в фундаментальные) («Независимая газета», 25 ноября 2015 г.).

Иная ситуация в России, где бюджетное финансирование научно-технологических разработок не получает встречной адекватной поддержки   частного бизнеса. Более 80% вложений в инновации и модернизацию – расходы федерального бюджета. Количество взаимных упрёков не переходит в качественные решения и эффективные действия. Никто не хочет смотреть в зеркало!

Информация к размышлению

По данным ЮНЕСКО в 2013 г.   затраты на НИОКР в России составили 1,12% ВВП (в 2003 г. —    1,29% ВВП).

Для сравнения: в Германии — 2,94%   ВВП, в США — 2,81%, в КНР — 2,02%, в Великобритании — 1,63%, в Бразилии —1,21%. Меньше, чем Россия, в НИОКР вкладывают Турция — 0,95% ВВП, Индия — 0,81%, ЮАР — 0,76% (там же).

*****

Вместо консолидирующих решений — разноголосица, даже в правительстве.

Дмитрий Медведев, глава правительства: «Для России это может быть один из самых сложных периодов. Для нас имеет серьёзное принципиальное значение, что рухнули цены на нефть, резко упал курс рубля, плюс уже полтора года наша страна сталкивается с санкционным давлением. Но несмотря на это ситуация в экономике и финансовой системе у нас достаточно стабильная» (выделено мной. — В.Т., «Коммерсантъ», 18 ноября 2015 г.).

Аркадий Дворкович, вице-премьер: правительство ожидает, что продажи легковых авто по итогам 2015 г. снизятся в пределах 30%, и это лучше ожиданий начала года, когда были прогнозы по 50-процентному падению рынка (http://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/1659990-echo/).

Алексей Улюкаев, глава Миниэкономразвития: «Всё в пределах около нуля находится. Качественно это стагнация, конечно же… По итогам года падение ВВП может быть немножко меньшим, чем 3,9%, но ситуация очень вязкая» (выделено мной. — В.Т., NEWSru.com/Экономика, 18 ноября 2015 г.).

Он же: поквартальные оценки показывают, что рецессия , завершилась. Но  по сравнению с предыдущим годом фиксируется   спад до 3,7—3,9% к концу 2015 г.   (https://news.mail.ru/economics/24055966/?frommail=1).

Герман Греф, глава Сбербанка: в банковской сфере наблюдается масштабный кризис, ситуация тяжёлая, но контролируемая.

Алексей Симановский, первый зампред Центробанка: признаков кризиса в банковском секторе не видно (http://www.kommersant.ru/doc/2856646).

И т.д.

Информация к размышлению

Игорь Николаев, директор Института стратегчесского анализа ФБК: Международный валютный фонд в рейтинге 188 стран по приросту ВВП в 2015 г. поставил Россию на 180-е место (ожидаемое падение по темпам экономического роста — 3,8%). Даже у Греции прогноз падения 2,3% (177-е место) (http://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/1659990-echo/).

*****

Важная роль государства, всесторонне содействующего развитию экономики и оперативно корректирующего провалы рынка, обеспечивающего эффективное и гуманное функционирование общества и индивида, несомненна.

Но есть ещё одно слабо учитываемое сегодня обстоятельство. Успешное индустриальное и постиндустриальное развитие, глобальное технологическое усложнение и качественные перемены в промышленном производстве, его всё более наукоёмкий характер высвечивают возрастающую креативную роль работников в достижении высокой конкурентоспособности и эффективности компании.

Сегодня машины и механизмы, роботизированные комплексы всё более заменяют человека как непосредственного исполнителя той или иной технологической операции. И, освобождая от традиционных функций, одновременно способствуют его становлению «над производством» — управляющим теми или иными производственными процессами.

Экономика знаний актуализирует творческие способности работника — как фактическую движущую силу экономического развития. Человек не оказался простым придатком или безликим участником высокотехнологичного производства, как это прочили на разных этапах индустриального развития по мере механизации и автоматизации технологических процессов.

Одновременно с растущей ролью человеческого фактора видоизменяются и стимулирующие факторы. Набирает силу тренд, при котором справедливое вознаграждение за добросовестный труд достигает наибольшего эффекта в условиях коллективного взаимодействия. Именно коллективные действия, работающие не на достижение личных сиюминутных целей, а на определённый солидарный и долгосрочный интерес, позиционируются как важнейшее условие общественного развития в XXI веке.

Информация к размышлению

Тапскотт Дон и Энтони Уильямс в книге «Викиномика. Как массовое сотрудничество изменяет всё» подчёркивают естественное следствие подобного взаимодействия людей: возможность преодолеть отчуждение большинства от обмена знаниями, властью и капиталом, а следовательно, от распределения экономических результатов («Как преодолеть отчуждение России?» — см. здесь же).

Одной из действенных мер, притупивших острую реакцию на нетерпимое социальное неравенство, углублявшееся по ходу капиталистического развития, стало активное расширение института акционирования с доступным участием для широких масс населения. У работников появилась возможность получать доходы не только через зарплату, но и, в частности, через дивиденды на акции.

Более того, С 70-х годов прошлого столетия в США и Европе принимаются программы, содействующие развитию в экономике «демократии участия», при которой работники (их представители) получают, например, право участвовать в управлении и принятии решений, приобретать на льготных условиях акции компании, в которой они работают — в немалом числе случаев вплоть до формирования на принципе совладения контрольного пакета акций у трудового коллектива («Народные предприятия России» — см. здесь же).

Оказалось, что такой путь преобразований, смягчающих общественное противостояние, может стать востребованным и эффективным направлением демократизации производственных отношений, сглаживания и цивилизованного разрешения социально-экономических противоречий, предотвращения их опасного вызревания до антагонистических противоположностей. И что не менее важно — мотивирующим моментом, стимулирующим трудовую активность и личную заинтересованность работника.

Информация к размышлению

Луис и Патриция Келсо, американские экономисты, авторы системы ЭСОП (плана создания акционерной собственности работников) в 90-е годы прошлого века в книге «Демократия и экономическая власть» указывали: капитал производит богатство, а труд — лишь средства к существованию.

Изложенное — один из примеров того, как, адекватно реагируя на внешние воздействия, демонстрируя удивительную живучесть и способность к модернизации, не поступаясь принципами, доминирующим из которых является максимизация прибыли и минимизация издержек, современная экономическая система капитализма способна на отдельные эволюционные трансформации, не изменяющие систему в целом.

*****

Саймон Кузнец (лауреат Нобелевской премии по экономике 1971 г.) утверждал, что существует некое пороговое значение накопленного национального человеческого капитала, без достижения которого переход к следующему технологическому укладу экономики невозможен (http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=294)

Неужели власть и общество не дозрели до понимания того, что для России человеческий капитал является залогом успешного решения двуединой задачи — построения полного варианта индустриальной экономики с одновременным постепенным переходом к постиндустриальной фазе развития? В настоящий момент человеческий капитал России разрознен, неорганизован, дискредитирован десятилетиями фактического отказа от его использования и пренебрежения в условиях так называемого первоначального накопления капитала с возникновением «дикого» капитализма, но свои возможности не исчерпал («Экономические науки», 2012, № 2).

В «Откровении» святого Иоанна Богослова сказано: «Я взглянул, и вот конь вороной, и на нём всадник, имеющий меру в руке своей…»

Когда же обретёт Россия меру в руке своей, чтобы, эффективно распоряжаясь трудовыми ресурсами, реализовать потенциал и возможности человеческого капитала?