1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1561

Dream team по-российски (квартальный отчёт № 1)


Dream
(англ.) – мечты, грёзы, сновидения
Team (англ.) – команда, бригада рабочих, артель

С апреля по июнь 2010 года аналитический центр еженедельника «ЭКОНОМИКА и ЖИЗНЬ» отработал первый в своей истории квартал. Проведено более десятка опросов читателей ЭЖ, подготовлены комментарии.

Некоторые выводы

1. Существуют серьёзные различия во взглядах власти и общества по ключевым российским проблемам, таким как реформы и перспективы рыночной экономики в России, модернизация и инновации, приватизация и управление собственностью, роль государства и др. Инициативы руководства страны и их восприятие российской общественностью зачастую есть процессы несовпадающие (параллельные) и независимые друг от друга.

Выступая на Петербургском экономическом форуме 18 июня 2010 года, Президент России Дмитрий Медведев объявил о подписании указа о сокращении перечня стратегических предприятий в пять раз, фактически дав старт новому витку приватизации. Ещё недавно нас убеждали в её необходимости как существенного источника пополнения дефицитного бюджета. Теперь руководство страны возлагает надежды на пришествие долгожданных (желательно, зарубежных) инвесторов-модернизаторов – в отличие от двух третей опрошенных читателей ЭЖ, которые не верят в общественную полезность деятельности новых собственников и значимое повышение эффективности и конкурентоспособности приватизируемых компаний. Напротив, большинство респондентов уверено, что снова выиграют частные инвесторы, а не российское общество.

О программе инновационного развития и модернизации российской экономики, её основных положениях (если таковые документы существуют в природе) не знает подавляющее большинство россиян. Кулуарное обсуждение проблем модернизации, развития экономики и демократизации общества ограничено узким кругом приближённых к власти лиц.Зато известно о наличии двух команд, двух комиссий – при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики и при Правительстве РФ по высоким технологиям и инновациям. Отсюда – устойчиво преобладающее мнение о договорённостях и борьбе групп влияния, конкуренции за право управлять денежными потоками, «двоевластии» и пессимизм относительно достижения заявленных целей.

2. Среди респондентов преобладают далеко не оптимистические (скорее, отрицательные) оценки «судьбоносных» программ и проектов – с точки зрения их проработанности, перспективности, осуществимости, эффективности использования финансовых ресурсов, общественной полезности. В частности, это касается «модернизационных» проектов, принимаемых законов и законодательных инициатив.

Большинство опрошенных читателей ЭЖ не верят, что в ближайшие годы Россия осуществит экономическую модернизацию. Участие Евросоюза (например, в рамках «Программы для модернизации») будет иметь важное, но не решающее значение. Иными словами, граждане отдают себе отчёт, что никто за нас не станет ни модернизировать отечественную экономику, ни обустраивать Россию.

При этом особого оптимизма не вызывают ни сколковский проект, ни планы его последующего тиражирования. По мнению большинства, грандиозное финансирование, сопровождающееся общими фразами при отсутствии внятной системной концепции преобразований и конкретных механизмов их осуществления, лишь повысит благосостояние чиновников-кураторов и принесёт немалую прибыль компаниям-участникам. В реальность модернизации, востребованность инноваций внутри страны, в перспективы масштабного производства продукции высоких технологий верят немногие. Иными словами, те, чей интеллект, способности и прочие человеческие качества и достоинства есть важнейшее условие достижения искомого результата, ни сном, ни духом не ведают «что? где? когда?».

3. Итоги российской экономики за 2009 год не свидетельствуют о её выздоровлении и реальных перспективах для большинства работающих граждан повысить своё благосостояние.

Кажущийся парадокс: на фоне финансово-экономического кризиса, дефицитного бюджета и снижения в 2009 году российского ВВП без малого на 8% произошло удвоение числа отечественных олигархов и увеличение в среднем на 14,5% накоплений на банковских вкладах. Это подтверждает легитимную возможность обогащения для меньшинства, активно использующего принадлежащий ему капитал в спекулятивных, а не инвестиционных целях (фактически «проедающего», а не капитализирующего доходы).

Именно данным обстоятельством в немалой степени объясняется, что зарплатоёмкость российского ВВП составила 40,7%, даже чуть-чуть превысив (?!) среднеевропейский показатель (40%) – несмотря на то, что и МРОТ, и средняя зарплата россиянина во много раз меньше, чем в Европе!

Символично, что совокупное состояние 100 наиболее богатых россиян в 2009 году возросло на десятки миллиардов долларов США, составив примерно 337 млрд долл. США, или треть одновременно скукожившегося российского ВВП! Чтобы повысить благосостояние простых граждан, жизненный уровень всего народа, необходимы реальный подъем реального сектора экономики, конкретные производственные результаты во всех хозяйственных отраслях.

4. Растёт напряжённость в обществе, вызванная осознанием несправедливости существующей системы распределения, а точнее, растаскивания не только полученных доходов, но и национального богатства в целом, произведённого упорным трудом многих поколений. Но, словно не замечая нарастающего отчуждения и расслоения, власть пытается пустить общественную мысль по ложному следу, отвлечь от серьёзных дискуссий. Так, общественности подброшена «безусловно, будоражащая» идея повышения пенсионного возраста как одного из путей преодоления триллионного дефицита Пенсионного фонда. Но разве проблема в избытке пенсионеров? Средняя продолжительность жизни мужчины в России даже теперь, если верить официальной статистике, составляет 60 с небольшим лет – на 15-20 лет ниже, чем в развитых европейских странах. И приток мужчин-пенсионеров все последние годы был весьма ограниченным именно вследствие высокой смертности граждан в ещё трудоспособном возрасте. Да и проблему безработицы среди граждан предпенсионного возраста нельзя игнорировать – молодые и креативные, по сравнению с 60-летними, вне конкуренции.

Проблема – в несправедливом распределении доходов, громадная доля которых всё ещё формируется, в основном, эксплуатацией природных ресурсов, разведанных в прошлом веке, и советского наследия, доставшегося меньшинству в лихие 90-е годы или перераспределённого в последнее десятилетие. В этом смысле – доходы баснословные и нетрудовые (с т. зрения завышенной оценки многими собственниками своего вклада в производственные результаты).

На фоне бюджетного дефицита это плохой пример молодым: честным трудом столько не заработать. А как тогда вернуть труду его профессиональную привлекательность и общественную полезность? Как убедить общество, что надо производить больше, чем потреблять, то есть общественно полезно работать, а не только эффективно корыстно «пилить». Но здесь «табу»… И законодатели не спешат внести разумные и справедливые коррективы… Но ведь конституционные права граждан на труд, на скромную социальную поддержку должны быть надёжно гарантированы – ведь реализуется право на немалые (см. выше) дивиденды олигархов и топ-менеджеров, владеющих крупными пакетами акций ведущих российских компаний.

5. Российские граждане в своём большинстве положительно воспринимают рыночную экономику, ведущую роль в которой играет частная собственность. Но к значимым составляющим экономических отношений относят также государственную и коллективную формы собственности (до трети ответов). Большинство опрошенных рассматривает коллективизм (в противовес индивидуализму) в качестве базовой ценности, выделяет как приоритетный баланс материальных и духовных ценностей. Более половины респондентов считает, что в настоящее время обеспечение общего порядка, борьба с коррупцией и правовая ответственность органов власти, в том числе силовых структур, важнее расширения личных свобод граждан.

Однако, несмотря на то, что несколько более половины опрошенных положительно относятся к бизнесу, в российском обществе утвердилось мнение, что отечественные предприниматели нацелены, прежде всего, на достижение корпоративных целей. В развитых экономиках мира общественная полезность бизнеса есть обязательное условие его легитимного существования. В России учёт общественных интересов проявляется, как правило, после «многозначительных намёков» государственных руководителей или под воздействием административного ресурса, по мере необходимости или по «остаточному» принципу.

Мечты, мечты …

В речи на Петербургском экономическом форуме Дмитрий Медведев заявил, что «в течение ближайших десятилетий Россия должна стать страной, где благополучие и высокое качество жизни граждан обеспечивается не столько за счёт сырьевых источников, сколько интеллектуальными ресурсами: инновационной экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий, экспортом продуктов инновационной деятельности. Россия должна стать привлекательной страной, куда будут стремиться люди со всего мира в поисках своей особенной мечты, в поисках лучших возможностей для успеха и самореализации, которые Россия сможет дать всем, кто готов принять этот вызов и полюбить Россию как свой новый или как свой второй дом.

Создание комфортных условий для инвесторов, по сути, является нашей важнейшей задачей. И сегодня мы ставим эту задачу в центр наших действий. Таковы цели нашей модернизации. Эти цели – я в этом абсолютно уверен – реалистичны и достижимы. Главное, что нужно для их претворения в жизнь, – это «умная политика».

И далее: «Создание комфортных условий для инвесторов, по сути, является нашей важнейшей задачей… Мы прекрасно понимаем, что современную экономику невозможно построить сверху и по приказу. Сколько бы госкомпаний у нас ни было, модернизация будет проведена, прежде всего, силами частного бизнеса. И только при наличии конкуренции. А роль государства – создавать для российских и иностранных предпринимателей благоприятный деловой климат, а также честную конкурентную среду».

Как говорится, «и снова здравствуйте!». Безусловно, «умная политика» должна опираться на потенциал частного бизнеса – основу современной рыночной экономики. Но его успешность – в ряду многих объективных и субъективных факторов – определяется, прежде всего, заинтересованностью десятков миллионов работающих в эффективном, конкурентном, общественно полезном труде, их уверенностью в необходимости декларируемых перемен как неотъемлемого условия значимого повышения уровня жизни большинства граждан.

По словам президента, возглавляемая им комиссия по модернизации «активно работает по приоритетным направлениям: это энергоэффективность, космос, атомные, медицинские, информационные технологии. Это всё очень важные для нас направления. К 2015 году Россия полностью завершит переход на цифровой формат телевещания. К этому же времени 60 процентов пользователей в стране будут иметь доступ к широкополосному интернету. Считаю также формирование национальной платёжной системы, развитие интернета и электронных СМИ важнейшим ресурсом повышения темпов модернизации общества».

Между прочим, чуть более года назад вице-премьер России Игорь Шувалов также убеждал, что «какие бы ни были кризисные явления, мы не забываем стремиться к тому, чтобы Россия стала самой привлекательной для проживания страной в мировой экономической системе. Это не абсурд и не сказка – мы имеем для этого все необходимые условия… Главным источником должен стать малый и средний бизнес, а потому предстоит серьёзная работа по поддержанию малого предпринимательства».

Более того. В разработанной ещё в 2008 году и не претерпевшей корректировок из-за кризиса Концепции социально-экономического развития России до 2020 года россиянам обещаны зарплата в среднем порядка 2700 долларов в месяц, не менее 100 квадратных метров на семью из трёх человек, численность среднего класса не менее половины населения. При этом годовая инфляция снизится до трёх процентов.

«Халва, халва»! Но слаще не становится…

Точки зрения

Ну, кто бы возражал против вышесказанного? Но как, к примеру, соотнести идеи привлекательности проживания, энергоэффективности, информационных и атомно-космических технологий с тем печальным и недостойным страны, претендующей на статус мировой державы, фактом, что уровень газификации субъектов РФ в 2008 году составлял лишь 62%, а программа газификации 2009 года охватывала 69 регионов? Что большая часть нашей территории всё ещё без электричества? Это не только малолюдные (безлюдные) отдалённые и северные районы (2/3 России, где проживают всего 9 млн человек), но и населённые пункты Центра, Северо-Запада, Урала, Сибири (Независимая газета, 26.04.2006 г.).

Кстати, страну-сказку не оценили эксперты ООН, подвергнув строгой критике правительственную Концепцию долгосрочного развития России до 2020 года. Зависимость реальных доходов многих россиян, систем образования и здравоохранения от госбюджета ведёт к росту бедности, социальной нестабильности и снижению качества жизни в целом. Чем выше экономический подъем в РФ, тем больше сокращение благосостояния россиян – подобный парадокс, по мнению экспертов, результат ошибочной политики властей. Сценарий диверсификации экономики и преодоления зависимости от экспорта энергоресурсов в ближайшие годы невозможно будет воплотить в жизнь. На преодоление финансового кризиса в России уйдёт несколько лет. Сделан вывод, что реализация инновационного прорыва возможна будет не ранее середины 20-х годов.

Вряд ли следует сомневаться, что, если будет выгодно, частный бизнес вначале проведёт модернизацию принадлежащих ему компаний, затем последовательно перейдёт к смежным отраслям, более дальним, но находящимся в сфере его интересов и т.д. Но ведь речь идёт о модернизации в конкретные сроки даже не только всей экономики, а, по сути, всех сфер жизнедеятельности, совокупности общественных отношений. Здесь явно недостаточно деловой активности предпринимателей. Причём объективная реальность такова, что мобилизационная политика неприемлема и заранее обречена. Это же подтверждают и результаты проведённых нами опросов, и другие многочисленные социологические данные. Для успеха исторических по значимости преобразований потребуются именно усилия большинства, ведь, как известно, сам народ – истинный творец истории.

А как обстоит дело с выполнением широко разрекламированных национальных проектов? О них уже забыли? А там ведь речь шла всего лишь о добротном жилье для нуждающихся, доступном и качественном образовании и медицинском обслуживании, соответствующих требованиям и нормам сельхозпродуктах и т.д. Словом, подразумевалась естественная обязанность государства обеспечить своих граждан (с помощью их труда, разумеется) стандартными благами цивилизации.

О первичности и вторичности

Разве не очевидно, что, прежде чем стать активным созидателем прогресса (как теперь принято говорить, креативной личностью), человек должен нормально есть, спать, иметь крышу над головой. Словом, жить достойно, в полном соответствии с реалиями той стадии развития, на которой мы находимся, – индустриальной стадии. Тогда и о прекрасном задуматься можно. А если над головой крыша течёт или её нет вовсе, в желудке играют марши – не до модернизации.

Потому подавляющее число россиян и оценивает сложившуюся в стране ситуацию как не способствующую инновационному рывку. В то же время общество даёт понять, что для успешного, всестороннего развития страны власть должна перейти от правильных слов к эффективным действиям. Недостаточно демонстрации политической воли, её нужно воплощать в реальных действиях, побуждающих российских граждан к заинтересованному, творческому труду. Государство становится процветающим, если всемерно поощряет стремление каждого к личному благополучию и достойной жизни через добросовестный труд и справедливое вознаграждение.

Спору нет – инновационные центры и нужны, и важны. Только могут они оказаться, словно редкие оазисы в безлюдной пустыне (малозначимо либо вовсе не влияющие на окружающую среду), словно изюм в булке, – вкусно, да не густо, и всё равно не пирог. К тому же нет вразумительного ответа на вопрос, почему не используются научно-технический потенциал и инфраструктура всемирно известных отечественных академгородков? Но даже в этом случае, если, по словам президента страны, «мы прекрасно понимаем, что современную экономику невозможно построить сверху и по приказу», то, сказав «а», должны сказать и «б». Надо одновременно (!) не только ресурсы контролировать и концентрировать во имя будущих единичных, пусть и выдающихся, постиндустриальных достижений, но и поднимать общее состояние российской экономики (системно восстанавливать её количественно и качественно утраченный индустриальный уровень в целом), создавать адекватную реалиям инфраструктуру, стремиться к результатам, обеспечивающим среднемировое качество жизни граждан.

Разве не очевидно, что реальная потребность в инновационном продукте, в постоянных преобразованиях возникает в стабильной, сбалансированной, конкурентной экономике, функционирующей, как надёжно отлаженный механизм, все детали которого хорошо смазаны и подогнаны друг к другу. В противном случае происходит имитация модернизации, единственный «успех» которой – безусловное освоение миллионов и миллиардов финансовых средств.

Иначе говоря, требуется скрупулезная всеобщая инвентаризация – слишком многое растащили и растеряли, в том числе безвозвратно. Поэтому важно наметить не только (ура!) «прорывные» направления постиндустриальной модернизации, но и определить (увы), где «тонко и рвется», где критично с точки зрения надежности и целостности исходного индустриального фундамента, на базе которого нам предстоит строить информационное общество, экономику знаний.

Необходим баланс усилий, предполагающих как достижение высшего мирового уровня в отдельных высокотехнологичных направлениях – плацдармах инновационного (постиндустриального) развития, так и каждодневные, конкретно осязаемые миллионами простых людей результаты, жизненно важные для абсолютного большинства граждан. Мысль президента о том, что мы обязаны грамотно распорядиться накопленными ресурсами, следует относить не только к целям и задачам модернизации (до сих пор не сформулированным), но, прежде всего, к конкретным программам практического удовлетворения текущих, будничных потребностей каждого россиянина.

Успех России начинается с благополучия граждан

Судя по опросам, российскому обществу не до решительного «модернизационного» движения, отсутствие которого упорно подменяют движением мало влияющих на ситуацию решений. Большинству – потому что забито-загружено текущими проблемами. Меньшинству – потому что и в таких условиях капиталы растут и множатся, а за рубежом – запасные аэродромы.

Вспоминается анекдот брежневских времен, когда поезд, олицетворяющий страну, остановился перед разобранными путями. Найти рельсы в эпоху дефицита не удалось. Была дана команда задёрнуть занавески и раскачивать вагоны, создавая имитацию дальнейшего движения…

Мы же ещё индустриальную стадию общественного развития толком не освоили! Поэтому безусловная поддержка конкурентных отечественных достижений постиндустриального уровня должна обязательно сопровождаться одновременным решением принципиальной исторически важной задачи – уже в ближайшие годы реально обеспечить большинству трудящихся (конкретным, а не среднестатистическим россиянам!) среднемировой уровень жизни, в полном объёме соответствующий возможностям именно индустриальной стадии развития.

Именно подобных показателей качества жизни своих граждан достигли передовые страны, прежде чем развивать постиндустриальное общество. Для России сегодня в такой политике и судьбоносная стратегия, и суть вложений в человеческий капитал. В противном случае бесконечные призывы и планов громадьё рискуют выродиться в банальную маниловщину.

Какое партнёрство нам нужно (кратко)

Необходима разработка системной, последовательной, общенациональной государственной политики с чётко определёнными приоритетами. В её основе – одновременная реализация взаимодополняющих друг друга программ – долгосрочной (инновационной) стратегии экспорта на уровне высших мировых стандартов и высших мировых цен («а») и ограниченной целесообразными временными рамками (технологической) тактики импорта для массового производства продукции внутреннего потребления на уровне средних мировых стандартов («б»):

А. Партнёрство для будущего (система ключевых проектов):

- активное создание в России и за рубежом международных исследовательских центров с участием российских учёных и их научно-технических разработок, соответствующих уровню постиндустриальной стадии и мало востребованных в современной России (в т.ч. предусматривающее модернизационный аспект);

- комплексная реконструкция добывающих и перерабатывающих производств сырьевых/базовых отраслей экономики по технологиям постиндустриальной стадии с привлечением крупнейших мировых концернов; использование прибыли от дополнительно добытого сырья и произведённого продукта в качестве основного инструмента взаиморасчётов с иностранными участниками; сопутствующее всестороннее освоение прилегающих территорий (опять же экономика, инфраструктура, социальная сфера, экология и т.д.).

Б. Партнёрство сегодня (система ключевых проектов):

- ускоренная модернизация отраслей, выпускающих товары народного потребления, перерабатывающих сельхозпродукцию, оказывающих строительные и прочие услуги населению, формирующих инфраструктуру;

- содействие иностранным и отечественным компаниям в перемещении на российский рынок/закупках предприятий и технологий индустриальной/постиндустриальной стадии – конкурентных либо менее конкурентных на местных рынках, но более эффективных в сравнении с российскими аналогами и обеспечивающих массовое производство товаров и услуг на уровне средних мировых стандартов; модернизация и создание производств следующих поколений, соответствующих стандартам и параметрам постиндустриальной стадии (завершение проекта).

Что в остатке

Консолидация российского общества не является глубинной и всесторонней – наряду с достигнутой политической стабильностью не получили адекватного развития другие важнейшие составляющие и институты, прежде всего, в сфере экономики, межэтнических и межрелигиозных отношений, соблюдения прав человека и др. Между общественными группами нарастают разногласия и противоречия – в материально-производственных, социальных, культурно-духовных отношениях и т.д. Особую озабоченность у граждан вызывает рост социального расслоения, чётко осознаваемый и практически ощущаемый населением страны.

Всё более распространяются иждивенческие настроения и неверие в собственные возможности. Через массовые коммуникации культивируется чуждая не только российскому, но любому цивилизованному обществу система ценностей, нивелирующая личность человека, значение его общественно полезной деятельности в угоду достижению корыстных целей. Власть денег и культ силы преподносятся как символ успеха. Остаются пустым звуком рассуждения о вложениях в человеческий капитал, примитивно подменяемые вынужденными социальными подачками. Перемены назрели, но в сложившихся условиях они слабо зависят от самого общества, от простых граждан, сполна несущих на своих плечах всю тяжесть основных проблем и более чем скромно и нечасто пользующихся благами цивилизации.

Отсутствует запрос на системную политику формирования у граждан потребности и убеждённости в том, что общественно полезная деятельность большинства и справедливое вознаграждение, зависящее от лично достигнутых результатов, могут обеспечить достойную жизнь каждому и подобающее место России среди передовых государств мира.

Пытаясь сотворить «”силиконовую” подтяжку а-ля Сколково», мы судорожно ищем национальную идею. А она на поверхности, в буднях каждого человека. Её суть проста и понятна - только заинтересованным и эффективным совместным трудом можно преобразовать Россию в страну, привлекательную и удобную, в первую очередь, для жизни собственных граждан. Тогда, глядишь, и другие к нам потянутся. И мечты сбудутся. Но об этом позже.