1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 785

Суды решили так (УСН)

[-] Доход от реализации недвижимого имущества, использовавшегося предпринимателем в предпринимательской деятельности, включается в налоговую базу по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН

(Постановление АС Северо-Западного округа от 24.07.2015 по делу № А52-1132/2014)

В ходе проверки индивидуального предпринимателя налоговая инспекция пришла к выводу о занижении им налоговой базы по налогу по УСН на сумму выручки от продажи нежилого помещения. В результате предпринимателю был доначислен налог по УСН, начислены пени и штраф.

Предприниматель утверждал, что помещение было приобретено им в личных целях, а не в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, и продано им как физическим лицом, поэтому доход от его реализации обоснованно не отражен в налоговой декларации по УСН.

За защитой своих прав предприниматель обратился в суд. Однако суд поддержал решение налоговой инспекции.

Арбитры указали, что выбор системы налогообложения, применяемой к полученным налогоплательщиком доходам от продажи спорного помещения, обусловлен отнесением указанных доходов к предпринимательской деятельности.

В силу ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 18384/12 сказано, что о наличии в действиях гражданина признаков предпринимательской деятельности могут свидетельствовать, в частности, изготовление или приобретение имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации, хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок, взаимосвязанность всех совершенных гражданином в определенный период времени сделок.

Суд установил, что спорное помещение предприниматель приобрел в период осуществления предпринимательской деятельности, произвел перевод приобретенного жилого помещения в нежилое, заявил об осуществлении деятельности по сдаче внаем собственного нежилого помещения, получил доход от сдачи в аренду этого нежилого помещения, на момент его продажи статус предпринимателя не утратил.

Доказательств, свидетельствующих об использовании спорного нежилого помещения в личных целях, предприниматель не представил.

Арбитры отметили, что использование дохода, полученного от реализации нежилого помещения, на погашение кредита, приобретение автомобиля, не имеет правового значения, поскольку не влияет на оценку деятельности по использованию спорного имущества до его продажи.

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что спорное недвижимое имущество использовалось предпринимателем в предпринимательской деятельности, в связи с чем он должен был отразить доход от его реализации в налоговой декларации по УСН.

[+] Денежные средства, поступившие в счет исполнения обязательств во договору займа, не учитываются в составе доходов при применении упрощенной системы налогообложения

(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.07.2015 по делу № А67-6957/2014)

ООО в счет исполнения обязательств по договору займа получило от заемщика право требования задолженности медицинского учреждения по государственному контракту на предоставление коммунальных ресурсов.

В соответствии с соглашением об уступке права (требования) заемщик уступает, а ООО принимает на себя в полном объеме право (требование) по государственному контракту на предоставление коммунальных ресурсов, заключенному между заемщиком и медицинским учреждением. Соглашение устанавливает также, что за уступленное право (требование) ООО производит зачет по договорам займа.

Денежные средства от медицинского учреждения по мере их поступления приходовались ООО как возврат долга заемщика.

По результатам выездной проверки налоговая инспекция привлекла ООО к ответственности за совершение налогового правонарушения. Основанием для принятия решения послужил вывод налогового органа об утрате обществом права на применение УСН, поскольку сумма дохода, полученная заявителем, превысила допустимый главой 26.2 НК РФ максимум (60 млн руб.). Превышение доходов произошло в результате включения налоговиками в состав доходов ООО поступивших от медицинского учреждения денежных средств в оплату предоставленных коммунальных ресурсов. По их мнению, поскольку ООО приобрело долг по оплате предоставленных коммунальных ресурсов, следовательно, к нему переходят все права продавца этих услуг. Таким образом, полученные средства являются для налогоплательщика выручкой от реализации и должны учитываться им в составе доходов.

ООО обратилось в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями ст. 249, 251, 346.12, 346.14, 346.15, 346.18, 346.25 НК РФ, пришли к выводу об отсутствии оснований для включения спорной суммы, поступившей от медицинского учреждения в счет погашения договоров займа, заключенных между ООО и заемщиком, в налоговую базу в виде дохода ООО.

Кассационная инстанция поддержала выводы судов, исходя из следующего.

Подпунктом 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ установлено, что при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, предусмотренные ст. 251 НК РФ.

Согласно подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ при определении налогооблагаемой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.

Установив фактические обстоятельства по делу и с учетом вышеназванных норм права, суды сделали вывод о том, что в данном случае у налогового органа не имелось правовых оснований для включения спорной суммы в налоговую базу в виде дохода заявителя и вывода об утрате налогоплательщиком права на применение УСН, поскольку денежные средства поступили на расчетный счет ООО от медицинского учреждения в счет погашения договоров займа, заключенных между ООО и заемщиком.

[-] Доход от продажи имущества, не предназначенного по своему характеру и потребительским свойствам для использования в личных целях, признается доходом от предпринимательской деятельности

(Постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2015 по делу № А53-24595/2014)

Индивидуальный предприниматель, применяющий УСН с объектом налогообложения «доходы», осуществлял деятельность по сдаче внаем собственного недвижимого имущества и покупке и продаже земельных участков.

В ходе налоговой проверки налоговая инспекция установила, что предпринимателем были реализованы принадлежащие ему земельный участок с разрешенным использованием для эксплуатации складских помещений, а также нежилое строение с назначением «для материально технического, продовольственного снабжения, сбыта и заготовок». Доходы от продажи данного имущества не были включены в налоговую базу по налогу, уплачиваемому при УСН. В результате предприниматель был привлечен к ответственности за налоговое правонарушение, ему были доначислены налог и пени.

Предприниматель не согласился с решением инспекции. Он посчитал, что спорное недвижимое имущество реализовано им как физическим лицом, оно не использовалось в предпринимательской деятельности, следовательно, реализация имущества вне рамок предпринимательской деятельности не может составлять доход в целях исчисления налога, уплачиваемого в связи с применением УСН.

За защитой своих интересов коммерсант обратился в суд.

Суды всех трех инстанций признали решение инспекции законным и обоснованным. Они пришли к выводу, что предприниматель получил доход от продажи имущества, используемого в предпринимательской деятельности, который облагается налогом по УСН.

Установленное целевое назначение реализованных объектов, вид разрешенного использования земельных участков, а также дальнейшая реализация объектов недвижимости производственному предприятию свидетельствуют о том, что указанные объекты не предназначены для использования в личных целях. Доказательств использования таких объектов в личных целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, предприниматель не представил.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, суды сделали вывод о том, что все объекты по своему характеру и потребительским свойствам не предназначены для использования в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими, целях, поэтому отклонили доводы предпринимателя относительно источника средств для приобретения спорного имущества, о разовом характере сделки по реализации недвижимого имущества, о зачислении средств от его продажи на обычный счет, об указании в договоре статуса физического лица. Данные доводы не имеют правового значения.

Установив фактические обстоятельства дела, дав им надлежащую правовую оценку, суды пришли к выводу, что предприниматель занизил базу для исчисления налога по УСН.

[+] Нормами главы 26.2 НК РФ не предусмотрена необходимость учета в качестве дохода материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей

(Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 13.07.2015 по делу № А78-7533/2014)

По результатам выездной налоговой проверки предпринимателя инспекцией принято решение о доначислении налога по УСН, пеней и штрафов. Основанием для доначисления послужили выводы налогового органа о получении дохода в виде материальной выгоды от экономии на процентах за пользование заемными средствами по договору беспроцентного займа, заключенного между предпринимателем и ее мужем, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющим статус индивидуального предпринимателя; о неправомерном невключении во внереализационные доходы при исчислении налоговой базы по УСН кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности по этому договору займа.

Полагая, что решение инспекции нарушает его права и законные интересы, предприниматель обратился в арбитражный суд.

Суды первых двух инстанций, удовлетворяя требования предпринимателя, ссылаясь на положения ст. 11, 346.15 НК РФ, ст. 256, 807 ГК РФ и ст. 33, 34, 35 Семейного кодекса РФ, исходили из того, что денежные средства, передаваемые по договору займа между предпринимателями-супругами, являются общим имуществом супругов и не могут быть расценены как доходы для целей налогообложения по УСН.

Инспекция посчитала выводы судов об отсутствии оснований для признания заемными денежных средств, полученных предпринимателем от своего супруга по договору беспроцентного займа, неверными, ссылаясь на предусмотренные названным договором условия возвратности и ответственности за несвоевременный возврат, и подала кассационную жалобу.

По мнению суда кассационной инстанции, суды первой и апелляционной инстанций не учли следующее.

Отношения по установлению, взиманию налогов и сборов, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, регулируются законодательством о налогах и сборах, а институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено НК РФ (ст. 2 и 11 НК РФ).

В силу п. 1 ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц», «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

В соответствии со ст. 346.15 НК РФ налогоплательщики, применяющие УСН, при определении объекта налогообложения учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ.

Согласно п. 18 ст. 250 НК РФ в состав внереализационных доходов включаются суммы кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности или по иным основаниям.

В пункте 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ дано понятие дохода каждого из супругов, к которому относятся в том числе доходы от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности.

Таким образом, понятие дохода и его определения при исчислении налога по УСН в законодательстве о налогах и сборах предусмотрено, нормы семейного законодательства правила определения дохода от предпринимательской деятельности не устанавливают.

Следовательно, полученные от предпринимательской деятельности доходы в целях их применения в семейном законодательстве становятся таковыми после уплаты установленных действующим законодательством налогов.

Поскольку по настоящему делу договор займа был заключен и исполнялся сторонами, являющимися предпринимателями, при осуществлении ими предпринимательской деятельности, и полученные по этому договору предпринимателем (супругой) денежные средства для целей налогообложения не учитывались, вывод судов о том, что эти средства являются общим имуществом супругов и не могут быть расценены как доходы для целей налогообложения по УСН, ошибочен, так как основан на неправильном толковании норм налогового и семейного законодательства (применение к налоговым правоотношениям норм семейного законодательства в отсутствие оснований).

Между тем АС Восточно-Сибирского округа отметил, что поскольку из содержания обжалуемых в кассационной инстанции судебных актов следует, что основанием для признания решения инспекции незаконным по данному эпизоду явились и выводы судов о неисследовании и неучете налоговым органом обстоятельств возврата заемных средств по договору займа и, как следствие, недоказанности инспекцией обстоятельств, послуживших основанием для доначисления оспариваемых по УСН сумм недоимки, пеней и штрафа, учитывая приведенные в кассационной жалобе доводы, неправильное применение норм материального права в данном случае не привело к принятию неправильного судебного акта.

Доводы кассационной жалобы об отмене судебных актов в части доначисленных сумм по НДФЛ суд кассационной инстанции не принял во внимание в связи со следующим.

Необходимость учета в качестве дохода материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей, предусмотрена в ст. 212 главы 23 НК РФ.

Предприниматель находилась в проверяемый период на упрощенной системе налогообложения и в силу положений главы 26.2 НК РФ не являлась плательщиком НДФЛ.

Поскольку нормами главы 26.2 НК РФ необходимость учета в качестве дохода материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей, не предусмотрена, вывод судов о наличии оснований для признания решения инспекции в указанной части недействительным является правильным.

В результате АС Восточно-Сибирского округа постановил решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанций оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

[-] Льготный тариф страховых взносов, предусмотренный п. 8 ч. 1 ст. 58 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», применяется только при исчислении страховых взносов на фонд оплаты труда, источником финансирования которого являлись налогооблагаемые доходы хозяйствующего субъекта

(Постановление АС Северо-Западного округа от 31.07.2015 по делу № А44-6044/2014)

В ходе камеральной проверки правильности исчисления дошкольным образовательным учреждением (детский сад) страховых взносов управление ПФР установило, что учреждение в 2013 г. при исчислении страховых взносов неправомерно применяло льготный пониженный тариф, предусмотренный п. 8 ч. 1 ст. 58 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон № 212-ФЗ). В результате было принято решение о привлечении детского сада к ответственности за совершение нарушения законодательства РФ о страховых взносах.

Детский сад оспорил решение управления в арбитражном суде.

Суды трех инстанций согласились с правовой позицией управления ПФР по следующим основаниям.

Статьей 58 Закона № 212-ФЗ определены пониженные тарифы страховых взносов для отдельных категорий плательщиков страховых взносов в переходный период 2011—2027 гг.

Для плательщиков страховых взносов, указанных в п. 8, 10—12 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, тариф страховых взносов в льготном размере применялся в течение 2013 г. — по ч. 3.4 данной статьи Закона.

Пунктом 8 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ право на применение пониженных тарифов предоставлено организациям и индивидуальным предпринимателям, применяющим упрощенную систему налогообложения, осуществляющим как основной какой-либо из видов экономической деятельности (классифицируемый в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности), перечисленных в названном пункте ст. 58 Закона № 212-ФЗ. В частности, к таким видам деятельности в силу подп. «с» приведенной нормы относится образование.

Частью 1.4 ст. 58 Закона № 212-ФЗ установлено, что соответствующий вид экономической деятельности, предусмотренный п. 8 ч. 1 настоящей статьи, признается основным видом экономической деятельности при условии, что доля доходов от реализации продукции и (или) оказанных услуг по данному виду деятельности составляет не менее 70% в общем объеме доходов.

Сумма доходов определяется в соответствии со ст. 346.15 НК РФ.

Подтверждение основного вида экономической деятельности организации или индивидуального предпринимателя, указанных в п. 8 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, осуществляется в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования. В случае если по итогам отчетного (расчетного) периода основной вид экономической деятельности организации или индивидуального предпринимателя, указанных в п. 8 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, не соответствует заявленному основному виду экономической деятельности, такая организация или такой индивидуальный предприниматель лишаются права применять установленные ч. 3.2 и (или) 3.4 данной статьи тарифы страховых взносов с начала отчетного (расчетного) периода, в котором допущено такое несоответствие, и сумма страховых взносов подлежит восстановлению и уплате в бюджеты государственных внебюджетных фондов в установленном порядке.

В силу подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения налогоплательщиками, применяющими упрощенную систему налогообложения, не учитываются доходы, указанные в ст. 251 НК РФ.

В соответствии с подп. 14 п. 1 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения.

К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) — источником целевого финансирования или федеральными законами, в том числе в виде лимитов бюджетных обязательств (бюджетных ассигнований), доведенных в установленном порядке до казенных учреждений, а также в виде субсидий, предоставленных бюджетным учреждениям и автономным учреждениям.

Суды установили, что детский сад в 2013 г., осуществляя образовательную деятельность, находился на упрощенной системе налогообложения, что соответствует условиям п. 8 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ. Основным видом его деятельности является образовательная деятельность, осуществляемая в рамках выполняемого муниципального задания и финансируемая из бюджета. При этом фонд оплаты труда работников учреждения формируется из средств целевого бюджетного финансирования, как и фонд уплаты обязательных страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, по утвержденной смете. При исчислении страховых взносов за проверяемый период школа применила льготный тариф.

Управлением ПФР при проверке установлено, что в 2013 г. у учреждения средства бюджетного финансирования составили около 19,5 млн руб., а доходы от дополнительных образовательных услуг, полученные вне связи с выполнением государственного (муниципального) задания, лишь около 2 млн руб. Выплаты за указанный период в пользу физических лиц (фонд оплаты труда) осуществлялись в основном за счет средств бюджетных субсидий.

Однако в целях применения льготного тарифа при определении базы по страховым взносам учреждением учитывались только доходы от дополнительных образовательных услуг, полученные вне связи с выполнением государственного (муниципального) задания.

При этом льготный тариф применен детским садом к общему фонду оплаты труда, то есть как к фонду оплаты труда, финансируемому из средств целевого бюджетного финансирования, так и к фонду оплаты труда, финансируемому из доходов, полученных вне связи с выполнением муниципального задания.

Доказательств ведения раздельного учета, из которого усматривалось бы, на какие цели направлены средства бюджетного финансирования и средства, полученные вне связи с выполнением государственного задания, в материалы дела не представлено.

Таким образом, при применении учреждением льготного тарифа имело место необоснованное удержание бюджетного финансирования выделенного в том числе на оплату страховых взносов, в то время как целью введения льготы являлось уменьшение налогового бремени для субъектов малого предпринимательства, применяющих упрощенную систему налогообложения.

Как сказано в Определении Конституционного суда РФ от 23.10.2014 № 2335-О, нормативно-правовое регулирование в сфере освобождения от уплаты страховых взносов учитывает специфику муниципальных автономных учреждений, осуществляющих свою деятельность в соответствии с формируемым для них муниципальным заданием и, как правило, за счет финансового обеспечения выполнения этого задания в виде субсидий из соответствующего бюджета (ч. 5 ст. 4 Федерального закона от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях»). В частности, указанный порядок финансирования деятельности муниципальных автономных учреждений предполагает необходимость выделения достаточных бюджетных средств, в том числе для оплаты труда работников учреждения с учетом уплаты страховых взносов в связи с выполнением муниципального задания на основе плана финансово-хозяйственной деятельности. Что же касается иных доходов, получаемых автономным учреждением от осуществления им своей деятельности, то указанные доходы поступают в его самостоятельное распоряжение и используются для достижения уставных целей с учетом обязанности уплаты всех законно установленных налогов и сборов (ст. 7—9 Федерального закона «Об автономных учреждениях»).

В связи с изложенным суды указали, что льготный тариф, предусмотренный п. 8 ч. 1 ст. 58 Закона № 212-ФЗ, применяется только при исчислении страховых взносов на фонд оплаты труда, источником финансирования которого являлись налогооблагаемые доходы хозяйствующего субъекта.

Таким образом, правовые основания для признания оспариваемого решения управления ПФР незаконным отсутствуют.