1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

С территории Украины стреляют по рублю

Стабильная ситуация с российской национальной валютой со среды, 3 июня, начала портиться, и, как соглашаются аналитики, основой для резкого ослабления рубля стала политика Центробанка, а обвал вызвало обострение ситуации на юго-востоке Украины, где внезапно возоб­новились боевые действия с применением тяжелой техники. В среду доллар подорожал за торговую сессию на 1,6 руб., а евро — на 2,2 руб.; после закрытия торгов и на премаркете рубль продолжал слабеть, и к 11.30 мск средневзвешенный курс доллара на Московской бирже с расчетом «завтра», на основе которого происходит курсообразования доллара на следующий день, подскочил еще на 1,93 руб. — до 54,9908 руб. Средневзвешенный курс евро со сроком расчетов «завтра» взлетел на 2,89 руб. и составил 61,9782 руб.

Интересно, что буквально накануне решительного ослабления руб­ля, 2 ­июня, во вторник, с оптимис­тическим заявлением выступил в Госдуме министр финансов Антон Силуанов: «Курс руб­ля в настоящий момент соответствует тому уровню внешней торговли, уровню оттока капитала, платежного баланса, который сегодня складывается. Мы видим, что сегодня достаточно сильный платежный баланс. Курс руб­ля стабилизировался, считаю, что нет никаких оснований для волатильности руб­ля как в ту, так и в другую сторону». В конце апреля А. Силуанов указывал, что рубль укрепился слишком сильно.

Министр Силуанов, говоря о стабилизации, имеет в виду, очевидно, события прошлой осени и начала зимы, когда из-за войны на юго-востоке Украи­ны и резко подешевевшей нефти рубль потерял 72% в долларовом выражении и 52% — в евро; доллар заходил за 80 руб., а евро — за 100. Это стало следствием еще и того, что Цент­ральный банк России с ноября перестал поддерживать курс руб­ля.

Схожее мнение и у первого зампреда ЦБ Ксении Юдаевой: «Укрепление руб­ля закончилось, частично закончилось — то, которое мы видели, связанное с резким движением цены на нефть вверх на 30%, оно закончилось. Сейчас началась стабилизация». По мнению К. Юдаевой, и волатильность руб­ля вернется к показателям прошлой осени.

Альфа-банк в своем очередном обзоре состояния российской экономики также высказывается на тему валютного курса и обращает внимание (следом за Силуановым), что рубль укрепился на 20% в марте — апреле. В конце 2014 г. рубль был сильно перепродан относительно валют других развивающихся рынков и нефтяных валют, но в марте — апреле произошло обратное движение, пишут аналитики Альфа-банка и объясняют, что этому способствовали три события: рост цен на нефть с 55 долл. за баррель в середине марта до 65—70 долл. за баррель в начале мая; прохождение пика погашения внешнего долга (30 млрд долл.) в феврале — марте; ослабление геополитической нестабильности — напряженное, но все-таки перемирие на Украине.

Эти факторы создали благоприятное поле для иностранных инвестиций в высокодоходные российские активы, а население даже начало продавать валюту.

Дополнительным краткосрочным фактором укрепления руб­­ля был сезон налоговых платежей, продолжают аналитики Альфа-банка: в марте — апреле компании выплачивают годовые налоги, и для этих целей более активно продают валюту на рынке. Обычно календарный фактор способствует укреплению курса в этот период.

Все эти факторы, казалось бы, должны были бы привес­ти к тому, что курс закрепится в диапазоне 45—50 руб. за доллар, и так, видимо, и было бы, уверены аналитики Альфа-банка, если бы ЦБ не принялся активно препятствовать укреплению. Мало того, что он ухудшил условия предоставления валютного репо, а один из его видов — годовое — просто отменил, мало того, что ключевая ставка была понижена до 12,5%, так еще ЦБ возобновил дневные валютные интервенции, установив максимальную за день сумму в 200 млн долл. По общему мнению валютных дилеров, однократное появление на рынке такой суммы прошло бы незаметным, но постоянное кроме как интервенцией никак назвать нельзя.

Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина не считает эти интервенции чем-то из ряда вон выходящим, что и подтвердила на банковском форуме. Накопление резервов будет происходить постепенно, чтобы не противоречить основной цели Банка России — снижению инфляции до 4% в год. «Мы собираемся накапливать резервы медленно, постепенно, торопиться у нас нет необходимости», — объяснила она и заговорила о доверии к национальной валюте: по ее мнению, оно неотделимо от размера золотовалютных резервов. «Даже в условиях инфляционного таргетирования, при плавающем валютном курсе размер резервов имеет значение», — настаи­вает Э. Набиуллина.

ЦБ посылает негативные сигналы в отношении руб­ля, дезориентируя рынок, считают аналитики Альфа-банка. Непоследовательность нынешней политики ЦБ проявляется по двум направлениям: во-первых, инфляция высока (16% в годовом выражении), сильно превосходит заданный самим же ЦБ ориентир 4%, то есть успех пока не достигнут, и в этот момент ЦБ смещает фокус своей политики в сторону управления валютным курсом, по крайней мере, его действия создают такое впечатление; во-вторых, ЦБ комментирует, в какой степени укрепление руб­­ля, по его мнению, представляет угрозу финансовой стабильности, что также делает интервенции неоправданными, уже не говоря о том, что ЦБ пуб­лично сообщил, до какой суммы (500 млрд долл.) собирается довести золотовалютные резервы.

Текущий диапазон курса, продолжают аналитики Альфа-банка (50—55 руб. за доллар) соответствует фундаментальной стоимости руб­ля, и воздействие на валютный курс со стороны ЦБ в этой ситуации представляется излишним. Уверенность рынка к независимости ЦБ снижается, и теперь распространяется небезосновательное мнение, что ассиметричный подход ЦБ к управлению курсом проводится в интересах бюджета, который выигрывает от слабого руб­ля.

А тем временем, подчеркивают аналитики, долларизация корпоративных счетов достигла высокого уровня 40—45% и собирается расти далее. Смещение акцента в политике ЦБ ведет к тому, что экономика начнет подготовку к продолжительному периоду ослабления руб­ля. На практике это будет означать рост долларизации сбережений. Доля валютных корпоративных депозитов уже высока и составляет 40—45%, а в розничном сегменте долларизация выросла до 20—25%. Однако если опасения, связанные с санкциями и слухами о введении ограничений на движения капитала, снизятся, то уровень долларизации может вырасти еще сильнее.