1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Снижение экономики в I квартале оказалось меньше, чем боялись

Сокращение ВВП в январе — марте нынешнего года составило, по предварительным данным, около 2%, что пока меньше прогнозных показателей. Особенно заметно снизился розничный товарооборот (93,3%). Промышленность находится в состоянии, близком к стагнации (99,6%), инвестиции сократились, но также меньше ожиданий экспертов (94%).

Выступая перед депутатами Госдумы, премьер Дмитрий Медведев так прокомментировал ситуацию: «В январе — марте этого года ВВП снизился на 2% приблизительно, объем промышленного производства — на 0,4% по отношению к I кварталу прошлого года. Ощутимый спад наблюдается в инвестициях. Тем не менее все, что происходит, — это далеко не самый жесткий из возможных сценариев».

В промышленности почти успех

Промышленное производство в марте сократилось на 0,6% к аналогичному периоду прошлого года. «В текущих условиях это можно считать успехом, — считает руководитель Центра макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка Юлия Цепляева. — Промышленность в терминах год к году демонстрирует умеренный спад, а сезонно-очищенные данные указывают на рост выпуска в марте по сравнению с февралем (+0,4% месяц к ­месяцу)».

Основной вклад в сокращение внесла обработка — –1,9% год к году. При этом промышленность поддержали и добыча (+0,4% год к году), и сектор коммунальных услуг (+0,8% год к году), восстановившийся после падения в аномально теп­лом феврале.

«В целом картина обнадеживающая — за I квартал выпуск снизился всего на 0,4% год к году, — полагает аналитик ЦМИ Сбербанка Юлия Сонина. — От более резкого падения промышленность удержали рост объемов производства товаров, попавших под российское эмбарго, и спрос со стороны оборонной промышленности, расходы на которую растут опережающими темпами».

Однако экономисты Сбербанка прогнозируют, что рассчитывать на рост промышленного производства в ближайшем будущем не приходится — его сдержит сжатие потребительского спроса, недостаток инвестиций и высокая волатильность курса ­руб­ля.

В потреблении весомый минус

Более пессимистичная картина в потребительском секторе. В марте на фоне падения темпов роста кредитования и значительного сокращения зарплат (–9,3% год к году в реальном выражении) продолжилось ускорение спада потребления домохозяйств (–1% месяц к месяцу, –8,7% год к году).

Углубление спада розничного товарооборота по сравнению с февралем произошло за счет большего провала продаж непродовольственных товаров (–10% год к году). Сокращение продаж продовольствия остается на уровне –7,5% год к году. «Судя по всему, пока это предел возможного сокращения потреб­ления продовольственных товаров при текущем ускорении инфляции продовольственных цен (около 23% год к году), — считает Ю. Цепляева. — Восстановление спроса в ближайшие месяцы маловероятно без индексации ­зарплат».

Ухудшение динамики потребительского сектора экономики отмечают также аналитики Росбанка: «Обращает на себя внимание продолжающееся падение потребительского спроса — оборот розничной торговли в I квартале снизился на 8,7% год к году, показав худшую динамику с 2009 г. Мы также выделяем рост цен производителей быстрее ожиданий (+13% год к году). Подобная динамика увеличивает инфляционные риски».

Инвестиции лучше ожиданий

Нынешняя экономическая рецессия, по оценке экономистов Сбербанка, отличается от кризиса 2009 г. весьма умеренным сокращением инвестиций (–5,3% год к году в марте и –6% год к году в I квартале 2015 г.). Тогда показатели инвестиций выглядели следующим образом: –18% год к году в I квартале и –20,9% год к году во II квартале.

Глава правительства связывает менее глубокое (по сравнению с прогнозами) снижение инвестиций с реализацией антикризисного плана: «Во-первых, мы проводим беспрецедентную по масштабам докапитализацию банков, которые активно работают с проектами в сельском хозяйстве и промышленности (порядка 831 млрд руб.). Во-вторых, в крупные, системно значимые проекты инвестируются средства Фонда национального благосостояния — до 40% от общего объема ФНБ. В-третьих, для инвестиций в диапазоне менее значимом, от 1 млрд до 20 млрд руб., запущен механизм проектного финансирования».

Банковский сектор в марте немного порадовал экономис­тов пусть небольшой, но прибылью (42 млрд руб.). Ее размер позволил компенсировать убыток первых двух месяцев года и вывести квартальные результаты в скромный плюс — 6 млрд руб. против 232 млрд руб. в I квартале 2014 г.

Кредитная задолженность с поправкой на валютную переоценку в марте не изменилась, а физических лиц — сократилась на 1,2% месяц к месяцу. Просроченная задолженность, напротив, активно выросла (около 50% год к году) и достигла по итогам марта 5 и 6,9% корпоративного и розничного портфеля соответственно. Но текущие темпы создания резервов (39 млрд руб.) позволяют банковскому сектору генерировать прибыль.

Вклады населения в марте с поправкой на изменение валютного курса выросли на 1,3% месяц к месяцу, а их «долларизация» сократилась на 0,9 п.п. (до 26,3%).