1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 521

Россия подбирается к нулю

Индекс деловой активности (PMI — purchase managers index) в обрабатывающих отраслях промышленности России в июне 2014 г. составил 49,1 пункта — против 48,9 пункта в мае, передало данные исследования банка HSBC агентство «Прайм».

Несмотря на рост показателя в июне, индекс деловой активности в России держится ниже значения 50 восьмой месяц подряд. Индекс PMI обрабатывающих отраслей промышленности России банка ­HSBC отслеживает состояние и динамику общей конъюнктуры рынка. Значение показателя выше 50 пунк­тов указывает на рост деловой активности, ниже этого уровня — на ее замедление.

Аналитики «ВТБ Капитала» Владимир Колычев и Дарья Исакова, комментируя очередной показатель PMI, пишут, что деловая активность в целом не изменилась, а зафиксированное статистиками возобновление роста производства пока не следует считать сигналом к восстановлению активности. Справедливые темпы годового роста производства в обрабатывающей промышленности составляют примерно 1%, продолжают Колычев и Исакова: внутренний спрос слаб, внешний спрос неравномерен, а ЦБ ведет неблагоприятную для бизнеса политику процентных ставок.

Видят аналитики «ВТБ Капитала» и положительные моменты: динамика обрабатывающей промышленности в целом не ухудшается, а замедление роста затрат может в определенной степени ослабить давление на рентабельность производителей.

Аналитики подчеркивают: тенденция к снижению индекса переломлена, есть рост, хотя и в отрицательной зоне. Впервые в этом году производство в обрабатывающей промышленности выросло, пусть ненамного и за счет промежуточной продукции. Такой вывод, подкрепленный фактической статистикой, может отражать, по их мнению, эффект от замещения импорта в металлургичес­кой промышленности и машиностроении.

Еще один отрадный факт: соотношение новых заказов и имеющихся запасов продукции вновь (второй месяц подряд) выросло и достигло 1,07. Тем не менее оно не только не достигло среднемноголетнего уровня, но и остается немногим выше минимумов за все послекризисное время. Кроме того, повышение коэффициента было полностью обеспечено за счет резкого снижения запасов, тогда как новые заказы сократились.

Это вроде бы противоречит другим имеющимся данным — например, информации о затоваривании складов автодилеров.

Особых оснований ожидать кардинальных улучшений в динамике российской экономики нет, полагают Колычев и Исакова: снижение инвестиционного спроса (а согласно индексу PMI, после разового майского отскока инвестиционные заказы в июне существенно уменьшились), ограниченный доступ к рынкам капитала и возросшая неопределенность в отношении экономической политики властей будут, судя по всему, и дальше негативно сказываться на уровне предложения.

Если оптимизм по поводу увеличения производства вызывает сомнения и, как пишут аналитики «ВТБ Капитала», будет непродолжительным, то инфляционный эффект от ослабления рубля явно начал ослабевать, способствуя замедлению инфляции. В июне оба ценовых субиндекса (закупочных и отпускных цен) заметно снизились, достигнув четырехмесячных минимумов. Это уменьшение инфляционного эффекта ослабления рубля подкрепляет тезис о развороте инфляционного тренда, который должен произойти уже в начале июля, заключают Владимир Колычев и Дарья Исакова.