1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2605

Вытянут ли «полюса роста» всю Россию

В Санкт-Петербурге 21—22 октября прошел XII Общероссийский форум «Стратегическое планирование в регионах и городах России. Выстраивая систему». Судя по выступлениям его участников, в целом выстраивается она непросто. Но есть регионы-лидеры, реализация стратегических планов которых уже приносит весомые экономические и социальные плоды. Подтянутся ли к ним остальные территории — вопрос неоднозначный.

Установка на внедрение стратегического планирования социально-экономического развития по всей административной вертикали — от федерального до муниципального уровня — политическая, с самого верха. Готовится по этому поводу и соответствующий закон. Поэтому хочешь не хочешь, а учиться грамотно просчитывать и ставить выполнимые стратегичес­кие задачи приходится. Впрочем, никто и не спорит, что перманентное затыкание текущих экономических и социальных дыр в регионах будет нескончаемым, если зацикливаться только на этом. Другое дело, что возможности для уверенного самостоятельного развития среди регионов сильно разнятся, и немалая часть экспертов полагают, что имею­щиеся «точки роста» притянут и подтянут к своему уровню экономически более слабые регионы.

В презентации исследования «Индекс конкуренции регио­нов — полюса роста России», которую сделал в ходе форума председатель Правления/управляющий партнер AV Group, сопредседатель Экспертного совета «Потенциал России» Алексей Крыловский, эти «точки», как видим, звучат весомее, «притягательнее».

Вероятно, имена «полюсов роста», представленные в исследовании управляющей им компании, заинтересованным наблюдателям неожиданностей не принесли, но конкретизация всегда полезна.

Итак, это семь регионов — Мос­ква, Московская область, Республика Татарстан, Свердловская область, Санкт-Петербург, Краснодарский и Красноярский края. Это и есть первая пятерка в Индексе конкуренции регионов. По мнению А. Крыловского, именно они в первую очередь должны брать на себя ответственность за экономический рост России.

Но есть и «перспективный резерв», входящий в первую двадцатку рейтинга AV Group, — ­Самарская область, Республика Башкортостан, Ростовская, Челябинская, Иркутская, Нижегородская области, Пермский край, Ханты-Мансийский АО, Новосибирская, Ленинградская, Белгородская, Воронежская области и Приморский край. ­Перечень — тоже в порядке рейтинга. И успокаивающе, что Дальний Восток из него не выпал, хотя и замкнул двадцатку. Но выше среднероссийского индекс получили только 14 регионов.

Конечно, исследователи уделили внимание всем регионам, но пристальные обобщения представили по 40 из них, что объяснимо ниже представленными данными.

По усредненным значениям валовой региональный продукт Топ-7 составляет 42%, Топ-20 — 66%, Топ-40 — 85%.

По инвестициям — 30, 56 и 79% соответственно.

Экономически активное население по трем региональным группировкам рейтинга составляет 28, 53 и 75% соответственно.

Заметим, что субъектов Федерации в России 81, а в расширенном составе — 83. Однако авторы исследования подчеркивают, что в каждом государстве в силу природных, исторических и экономических причин заметно выделяется один или несколько экономических центров. Страны, показывавшие устойчиво высокие темпы экономического роста, достигали их за счет нескольких базовых регионов. В хозяйстве индустриально развитых стран тоже существуют свои «полюса роста».

Так, в США доминирует штат Калифорния, в Китае — провинция Гуандун, в Индии — штат Махараштра (и ее центр Мумбаи), в Японии — районы Канто (Токио), Кинки (Осака, Киото) и префектура Айчи (Нагоя), в Германии — Северный Рейн-Вестфалия и Бавария, в Великобритании — Лондон и Восточная часть Англии, в Бразилии — Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро, во Франции — регионы Иль-де-Франс (Париж) и Прованс (Марсель).

В исследовании говорится, что ключевые показатели российских регионов — «полюсов рос­та» Top-7 были сопоставлены с показателями «полюсов рос­та» экономически развитых стран мира (США, Индии, Бразилии, Китая, Японии, Германии, Франции, Великобритании). Заметим, что в перечне есть смешение экономически развитых и развивающихся экономик. Тем не менее:

  • среднегодовой рост ВРП в российских Top-7 (5,9%) выше, чем в «полюсах роста» экономичес­ки развитых стран мира США, Японии, Германии, Франции и Великобритании;
  • объем произведенного ВРП на душу населения и уровень производительности труда в российских «полюсах роста» выше, чем в «полюсах роста» Индии, Бразилии, Китая, но значительно ниже, чем в «полюсах роста» развитых государств;
  • уровень безработицы в российских «полюсах роста» — один из самых низких среди исследуе­мых стран — 3,8%, что, по мнению авторов исследования, характеризует высокую эффективность социальной политики «полюсов роста» России;
  • произведенный ВРП в российских «полюсах роста» сравним с ВРП «полюсов роста» Франции, Великобритании и Бразилии.

Однако сопоставили ключевые показатели регионов Top-7 и с достижениями стран БРИКС и еще 11 государств — Южной Кореи, Ирана, Мексики, Филиппин, Турции, Индонезии, Египта, Нигерии, Пакистана, Вьетнама и Бангладеш. Вот что получилось:

  • среднегодовой рост ВРП в регионах Top-7 (5,9% в 2002—2011 гг.) опережает многие страны БРИКС — +11 (кроме Индии, Китая, Нигерии и Вьетнама);
  • объем произведенного ВРП на душу населения и уровень производительности труда в российских «полюсах рос­та» выше, чем во всех странах БРИКС — +11 (кроме Южной Кореи и Турции);
  • уровень безработицы в российских «полюсах роста» — один из самых низких среди этих стран, что опять же, по мнению авторов исследования, характеризует более высокую эффективность социальной политики этих регионов России;
  • произведенный ВРП в российских «полюсах роста» сравним с ВВП некоторых стран БРИКС — +11 (Южной Кореи, Ирана, Турции, Индонезии) и превышает многие из них.

Обобщенные выводы в исследовании:

  • «полюса роста» России отстают от мировых «полюсов роста» по абсолютным показателям при более высоких темпах развития;
  • по качественным показателям «полюса роста» России находятся на уровне лидеров стран БРИКС — +11;
  • объем ВРП регионов Top-7 России очень низок. Только объем ВРП Москвы сопоставим с произведенным объемом ВРП других регионов — «полюсов рос­та» экономически развитых стран мира;
  • по ВРП на душу населения российские регионы Top-7 среди лидеров. Москва находится на уровне «полюсов роста» США, Германии и Франции, остальные — на уровне «полюсов рос­та» Индии, Бразилии, Китая;
  • темпы роста ВРП «полюсов роста» России сопоставимы с темпами роста ключевых регионов Индии и Бразилии. Среднегодовые темпы роста ВРП «полюсов» США, Японии, Германии, Франции, Великобритании значительно ниже (стоит подчеркнуть, что эти заключения ограничены по времени 2011 г., а на сегодня ситуация серьезно изменилась);
  • Top-7 России имеют средний уровень производительности труда. Наиболее высокая она фиксируется в развитых странах: США (штаты Нью-Йорк, Калифорния, Нью-Джерси, Техас, Иллинойс), Японии (Токио) и Великобритании (Лондон);
  • численность населения российских Top-7 близка к численности «полюсов» Японии, Франции и Британии, а население Москвы сравнимо с населением Огайо (США), Риу-Гранди-ду-Сул (Бразилия), Баден-Вюртемберг (Германия) и Иль-де-Франс (Франция);
  • численность экономически активного населения российских Top-7 сопоставима с ЭАН передовых районов развитых стран. ЭАН Москвы можно сопоставить с ЭАН регионов ­Пенсильвания и Огайо (США), Риу-Гранди-ду-Сул (Бразилия), Токио (Япония), Бавария (­Германия) и Иль-де-Франс (Франция);
  • численность занятого населения в Top-7 России сравнима с аналогичным показателем «полюсов» Японии, Франции, ­Великобритании. Занятое население Москвы сопоставимо с уровнем штата Иллинойс (США), Токио (Япония) и Баварии (­Германия);
  • наиболее высокий уровень безработицы среди исследуемых стран наблюдается в «полюсах» Германии (11%) и Франции (12), самый низкий — в «полюсах» Индии (2,3%);
  • на формирование «полюсов роста» страны влияет расположение его агломераций. В ключевых регионах — «полюсах ­роста» стран мира, как правило, присутствуют агломерации — города с высокой концентрацией трудовых и экономических ресурсов и с населением более 1 млн человек (плотность — более 2000 чел./кв. км).

Заметим, что на мировом уровне из семи российских «полюсов роста» чаще называется Москва, и в ходе форума слышались отдельные мнения, что внутри России против нее конкурировать практически невозможно — регионам нужно искать собственные поля для конкуренции и упорно работать в этом направлении.

Но почему — против? Как раз пленарное заседание второго дня форума подняло тему регио­нальных агломераций. И Москва не звучала в отрыве от ближайшего «полюса рос­та» — Московской области. Как и Санкт-Петербург — вне своего областного окружения. Это две крупнейшие агломерации страны, социально-экономические связи внутри которых экспертами оцениваются как единое целое. А вот губернатор Туль­с­кой области Владимир Груздев считает необходимым развитие мос­ковской агломерации за счет охвата окружающих ее облас­тей. Столичный регион, по его мнению, перегружен финансами и инфраструктурой. Доходы Мос­ковского региона превышают 2 трлн руб., что в разы больше возможнос­тей Тульской и еще пары соседних областей вместе взятых. При этом туляки, следуя разработанной стратегии развития до 2030 г., решают задачи создания комфортных условий для жизни населения, диверсификации производств, строительства жилья, реконструкции автодорог…

На вопрос модератора пленарки бывшего министра финансов России, руководителя «Фонда по поддержке гражданских инициатив» Алексея Кудрина, не много ли федеральный центр забирает средств и мало оставляет регионам, В. Груздев дип­ломатично ответил, что вложения в дорожную инфраструктуру опоя­сывающих Московский регион областей было бы экономичес­ки эффективнее строительства скоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань.

Это лишь один из примеров возможного развития «полюсов роста» с пользой для окружающих их регионов. Однако пойдет ли этот процесс именно по такому сценарию и хватит ли «полюсов» на все регионы, нуждающиеся во внешнем локомотиве роста, остается гадать. Пока из той же Тульской области, по словам ее губернатора, ежегодно на заработки в Москву отправляются свыше 100 000 человек. А что говорить об экономически и географичес­ки куда более периферийных территориях? В отличие, например, от Китая, Индии и Бразилии в России, с ее выдающейся территорией и относительно скромной численностью населения да пятикратной разницей в уровне жизни между регионами, «полюса роста» грозят стать «пылесосами» трудовых ресурсов для депрессивных регионов. На круглом столе по проблемам расселения в России оптимизма по этому поводу не звучало. Так, директор Цент­ра развития нормативной базы градостроительства ГУП «НИ и ПИ Генплана г. Москвы» ­Георгий Юсин сетовал на моноцентризм, что на периферии деградация, утрата культурного ландшафта, который формируется столетиями. Культурно звучит, но, по сути, — пугает.

Словом, полезный для раздумий форум. За уровень экспертов и организации — устроителям спасибо.

Рейтинг конкуренции регионов России

1.

Москва

2.

Московская обл.

3.

Республика Татарстан

4.

Свердловская обл.

5.

Санкт-Петербург

6.

Краснодарский край

7.

Красноярский край

8.

Самарская обл.

9.

Республика Башкортостан

10.

Ростовская обл.

11.

Челябинская обл.

12.

Иркутская обл.

13.

Нижегородская обл.

14.

Пермский край

15.

Ханты-Мансийский АО

16.

Новосибирская обл.

17.

Ленинградская обл.

18.

Белгородская обл.

19.

Воронежская обл.

20.

Приморский край

21.

Хабаровский край

22.

Омская обл.

23.

Ставропольский край

24.

Тюменская обл.

25.

Кемеровская обл.

26.

Ярославская обл.

27.

Калужская обл.

28.

Ульяновская обл.

29.

Волгоградская обл.

30.

Саратовская обл.

31.

Томская обл.

32.

Оренбургская обл.

33.

Мурманская обл.

34.

Тульская обл.

35.

Сахалинская обл.

36.

Ямало-Ненецкий АО

37.

Липецкая обл.

38.

Алтайский край

39.

Владимирская обл.

40.

Республика Коми

Источник: AV Regions Competition Index