1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 989

На Дальнем Востоке выделят территории роста

Важнейшим инструментом развития Дальнего Востока станут территории опережающего развития, подчеркивали в своих выступлениях участники Красноярского экономического форума. Минвостокразвития уже внесло в правительство законопроект, предполагающий целый ряд преференций для этих территорий. Разработчики документа надеются, что они позволят привлечь сюда отечественных и зарубежных инвесторов.

К 2018 г. Россия должна войти в число 20 лучших стран мира по условиям инвестирования и ведения бизнеса, отметил глава Минвостокразвития Александр Галушка. Одним из основных инструментов достижения этой цели призваны стать территории опережающего развития (ТОР) с особым налоговым режимом, которые будут созданы в Сибири и на Дальнем Востоке.

«Практически все страны мира, которые смогли реализовать ускоренную модель развития, использовали подобные инструменты. По такому же пути идут и страны АТР, в частности Япония и Китай», — заметил А. Галушка.

Минвостокразвития на днях внесло в Правительство РФ законопроект о создании и функционировании территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке. При его разработке был внимательно изучен международный опыт, проанализированы возможности и условия размещения таких территорий в дальневосточных регионах.

«Мы внимательно изучили эти площадки, обеспеченность инфраструктурой, кадрами, возможность подключения к электро­сетям и прочее, — сказал г-н Галушка. — Территории опережающего развития на Дальнем Востоке должны быть в первую очередь ориентированы на инвесторов, обес­печивать международные конкурентоспособные условия для ведения бизнеса. Только в этом случае мы получим экономичес­кую активность, новые высокопроизводительные, хорошо оплачиваемые рабочие места, дополнительные налоги в бюджет».

При создании ТОРов, по мнению губернатора Красноярского края Льва Кузнецова, важно учитывать три принципиальных фактора. Во-первых, возможность обеспечивать экономичес­кий рост выше среднего по количественным и качественным характеристикам. Во-вторых, они должны создаваться там, где уже есть инвестиционные проекты и потенциальные инвесторы, заинтересованные в их реализации. В-третьих, учитывая низкую плотность расселения и инфраструктурные проблемы в Сибири, нужно понимать, что требуется концентрация ресурсов. При этом совпадение границ ТОРов с административным делением значительно упрощает администрирование.

Интересная деталь: в Сибири, по словам главы Минвосток­развития, будет действовать тот же преференциальный налоговый режим, что и на Дальнем Востоке. В первую очередь это льготы по налогу на добычу полезных ископаемых, за исключением нефти и газа. Кроме того, продолжается поиск и разработка других эффективных моделей экономического развития восточной части России.

Система институтов развития

Для обеспечения формирования сети ТОРов предполагается создание единой системы институтов развития Дальнего Востока. Она будет включать ОАО «Дальний Восток», которое примет участие в создании и управлении территориями опережающего социально-экономического развития, и АНО «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Дальнего Востока», призванное оказывать поддержку компаниям при поиске инвестиций и продвижении товаров за рубежом.

Кроме того, будет сформировано АНО «Агентство по развитию человеческого капитала», задачей которого будет обеспечение инвесторов необходимыми кадрами, в том числе за счет обучения и привлечения новых жителей. В качестве одного из источников трудовых ресурсов министр считает привлечение кадров из Украины, возможность которого обсуждалась еще задолго до событий, которые сейчас происходят в соседней стране. До революции 1917 г. выходцы из Украины составляли 52% населения Дальнего Востока, и сегодня их здесь немало.

Правительство РФ также приняло решение о создании ОАО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона», нацеленного на финансирование инфраструктуры и проектов резидентов ТОР. Он будет находиться не в составе ВЭБ, а в подчинении кабинета министров. Новый финансовый институт, по оценке г-на Галушки, будет обладать необходимой компетенцией, квалификацией и при этом иметь самостоятельность и мотивацию на решение одной задачи — развитие Дальнего Востока.

Среди приоритетов развития Дальнего Востока выделяются нефте- и газохимия, рыбо- и лесопереработка, производство авиа- и автокомпонентов, судоремонт и судостроение, авиастроение, производство стройматериалов, сельское хозяйство и т.д. Причем это ни в коем случае не закрытый список.

Активное развитие добывающих предприятий не должно, по оценке Л. Кузнецова, смущать разработчиков территорий опережающего развития. В Сибири могут быть ТОРы, связанные с развитием традиционно высококонкурентных отраслей: цветной металлургии, лесопереработки, нефте- и газо­добычи, энергетики. Задачи опережающего развития тут можно решать, используя новые технологии. И конечно, современные производства должны создаваться при условии выполнения жесткого экологического стандарта. В Красноярском крае могут быть образованы ТОРы на основе Железногорского кластера (атомная, космическая промышленность, электронное машиностроение), Ангаро-Енисейского кластера (энергетика, металлургия, лесопереработка), Арктического кластера (Норильский промышленный район и освоение шельфа Таймыра).

Не все так прекрасно

Вместе с тем ряд экспертов выражает сомнения в результативности формирования территорий опережающего развития. Ведь создание института особых экономических зон (ОЭЗ) несколько лет назад далеко не везде оправдало возлагавшиеся на них радужные надежды. К примеру, именно на Дальнем Востоке портовая ОЭЗ «Советская Гавань» за пять лет существования не обрела ни одного резидента.

Наконец, некоторые из руководителей регионов выражают вполне обоснованные опасения, что благодатный бюджетный дождь прольется далеко не везде на Дальнем Востоке и в Сибири. Так, министр экономического развития Республики Алтай Александр Алчубаев обратил внимание, что их регион сейчас серьезно уступает другим территориям по условиям ведения бизнеса, например, тарифам на электроэнергию. Причем здесь нет никакой вины жителей республики. Просто еще в советское время было принято решение о строительстве гидроэлектростанции в Красноярском крае, а предприятия в Республике Алтай сегодня платят за электричество в 1,5 раза больше, чем их соседи.