Кодекс повысит уровень защиты и расходов

| статьи | печать

Новая редакция главы 7 «Ценные бумаги» Гражданского кодекса РФ вступает в силу с 1 октября 2013 г. Она существенным образом меняет правовое регулирование ценных бумаг, в том числе осуществление и защиту прав по ним. Что касается бездокументарных ценных бумаг, то новые положения ГК РФ не только значительно расширяют их правовое регулирование (вместо единственной ст. 149 «Бездокументарные ценные бумаги» теперь Кодекс содержит параграф из шести статей), но и «забрались» во многие пограничные сферы — например, корпоративные правоотношения и рынок оказания услуг по ведению реестра акционеров.

Регистраторам прибавится работы

Прежде всего, обращает на себя внимание п. 2 ст. 149 ГК РФ в новой редакции:

«Учет прав на бездокументарные ценные бумаги осуществляется путем внесения записей по счетам лицом, действующим по поручению лица, обязанного по ценной бумаге, либо лицом, действующим на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге. Ведение записей по учету таких прав осуществляется лицом, имеющим предусмотренную законом лицензию».

Эта с виду скромная запись имеет важнейшее значение. Учитывая, что «именные эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами» (ст. 16 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о РЦБ)), это влечет обязанность всех акционерных обществ передать ведение реестра владельцев ценных бумаг юридическому лицу, имеющему лицензию на осуществление такого вида деятельности (ст. 8 Закона о РЦБ).

В настоящее время закон предусматривает обязанность передачи ведения реестра акционеров другому юридическому лицу — регистратору только для обществ с числом акционеров более 50 (п. 3 ст. 44 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО)).

Принцип установления обязанности передать ведение реестра другому лицу, имеющему лицензию, в зависимости от количества акционеров в обществе гораздо более разумен. С 1 октября 2013 г. вводится запрет самостоятельного ведения реестра любыми обществами — включая даже те, где всего один акционер. Указанное нельзя признать обоснованной мерой, направленной на защиту интересов акционерных обществ. Многие компании будут нести необоснованные расходы по оплате ведения реестра, в то время как в силу небольшого количества акционеров и малого числа сделок с акциями они вполне могли бы делать это самостоятельно.

Не исключено, что для многих акционерных обществ данная норма послужит поводом для преобразования в общество с ограниченной ответственностью или использования иных способов ухода от акционерной формы ведения бизнеса.

обратите внимание

Переходный период для передачи ведения реестра независимому регистратору для обществ, которые вели реестр самостоятельно по состоянию на 1 октября 2013 г., составляет год. Общества, созданные после указанной даты, обязаны передать ведение реестра независимому регистратору с момента своего создания.

«Акционерные общества, которые на день вступления в силу настоящего Федерального закона в соответствии с пунктом 3 статьи 44 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ „Об акционерных обществах“ были держателями реестров акционеров этих обществ, сохраняют право вести указанные реестры в течение года после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По истечении года после дня вступления в силу настоящего Федерального закона указанные акционерные общества обязаны передать ведение реестра лицу, имеющему предусмотренную законом лицензию, в соответствии с пунктом 2 статьи 149 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона)» (п. 5 ст. 3 Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Пострадавшим от незаконного списания — универсальное средство защиты права

Другой интересной новеллой ГК РФ являются подробные нормы о защите нарушенных прав правообладателя по бездокументарным ценным бумагам.

Кодекс рассматривает неправомерное списание бездокументарных ценных бумаг со счета правообладателя как основной вид нарушения прав в указанной сфере. Это полностью соответствует сложившейся практике, поскольку нарушения, связанные с незаконным списанием акций со счета, получили широкое распространение. Данная ситуация вызывает многочисленные конфликты, причиняет большие убытки предпринимателям и экономике страны в целом, нередко используется и как элемент схем по отъему бизнеса рейдерами.

Гражданский кодекс РФ теперь предоставляет пострадавшим от незаконного списания (по сути, отъема) бездокументарных ценных бумаг универсальное правовое средство защиты своих прав — «требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг» (п. 1 ст. 149.3)1.

Важно отметить ряд принципиальных новшеств, связанных с этой мерой.

Во-первых, она не является повторением и вообще не связана с таким способом защиты прав как истребование имущества из чужого незаконного владения (виндикация), предусмотренным, например, для документарных ценных бумаг (ст. 147.1 ГК РФ).

В связи с этим ее использование не ограничено фактом добросовестности приобретения бездокументарных ценных бумаг лицом, от которого они подлежат возврату (за определенными исключениями, о которых ниже). Сам по себе текст нормы п. 1 ст. 149.3 ГК РФ в новой редакции — в частности, фраза «требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены», — не предполагает, что такое зачисление происходило непосредственно со счета лица, чьи права нарушены. То есть правообладатель вправе требовать возврата бездокументарных ценных бумаг как от первого, так и от любого последующего приобретателя — причем, по общему правилу, и от добросовестного.

обратите внимание

Передача бездокументарных ценных бумаг, полученных по сомнительной сделке (либо в результате незаконного безосновательного списания бумаг со счета в реестре), добросовестному приобретателю, ранее использовавшаяся как способ «спрятать» акции от взыскания собственника, чьи права были нарушены, теперь ничем не поможет правонарушителям.

Отметим, что Кодекс все-таки предусматривает два исключения, в которых защищает добросовестных приобретателей. Итак, согласно абз. 2 п. 1 ст. 149.3 у добросовестного приобретателя не могут быть истребованы:

  • бездокументарные ценные бумаги, удостоверяющие только денежное право требования (­например, облигации);
  • бездокументарные ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах, независимо от вида удостоверяемого права (то есть приобретенные на фондовой бирже).

Однако если ценные бумаги были приобретены безвозмездно, возврат допустим в любых случаях (абз. 3 п. 1 ст. 149.3 ГК РФ).

Во-вторых, помимо «добросовестного приобретателя» Кодекс закрывает такую много лет существовавшую лазейку для «увода» ценных бумаг от претензий лица, со счета которого они были списаны, как конвертация акций. Незаконно получив крупный пакет ценных бумаг (зачастую вкупе с контролем над бизнесом), новый приобретатель (например, рейдерская структура) немедленно проводил увеличение (или уменьшение) номинальной стоимости акций, хотя бы на копейку, или еще какой-либо вариант их конвертации. В результате акции нового выпуска оказывались недоступны для взыскания лицом, права которого были нарушены, поскольку формально он лишался прав на иное, по сути, имущество — акции другого выпуска.

Теперь ГК РФ прикрывает рейдерам и прочим лицам, любящим присваивать чужие акции, возможность выйти сухими из воды: «если бездокументарные ценные бумаги, которые правообладатель вправе истребовать, были конвертированы в другие ценные бумаги, правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы ценные бумаги, списанные с его счета» (п. 2 ст. 149.3).

В-третьих, предусмотрена новая возможность защиты прав правообладателя, которая может быть использована им по своему усмотрению в качестве альтернативы требованию о возврате ценных бумаг и только при наличии соответствующей возможности: «правообладатель, со счета которого бездокументарные ценные бумаги были неправомерно списаны, при наличии возможности приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах по своему выбору вправе потребовать от лиц, несущих перед ним ответственность за причиненные этим убытки, приобретения таких же ценных бумаг за их счет либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов» (п. 3 ст. 149.3 ГК РФ).

Указанная возможность будет актуальна для акционеров обществ, акции которых активно торгуются на фондовом рынке.

Баланс найден

Другой существенной новеллой нового параграфа ГК РФ стало введение защиты не только имущественных прав владельца бездокументарных ценных бумаг от их незаконного списания со счета в реестре, но и корпоративных прав такого владельца. На практике распространены ситуации, когда даже вернув себе незаконно отобранный (например, рейдерами) пакет, законный владелец получает акции общества-«пустышки», поскольку в то время, когда он был лишен ценных бумаг, незаконные владельцы успели принять ряд корпоративных решений, в том числе ведущих к полному отчуждению всего имущества общества (например, перерегистрировав компанию в другом регионе и т.п.), по итогам которых вернувшийся законному владельцу пакет терял ценность.

ГК РФ вводит правовое средство борьбы и с этой незаконной технологией:

«В случае реализации неуправомоченными лицами удостоверенных бездокументарными ценными бумагами права на участие в управлении акционерным обществом или иного права на участие в принятии решения собрания правообладатель может оспорить соответствующее решение собрания, нарушающее его права и охраняемые законом интересы, если акционерное общество или лица, волеизъявление которых имело значение при принятии решения собрания, знали или должны были знать о наличии спора о правах на бездокументарные ценные бумаги и голосование правообладателя могло повлиять на принятие решения» (п. 2 ст. 149.4).

обратите внимание

Приведенной нормой законодатель пытается соблюсти баланс между защитой прав законных владельцев акций и интересами стабильности гражданского оборота. Корпоративные решения, принятые незаконными владельцами ценных бумаг, могут быть оспорены в суде. Однако для удовлетворения иска необходимо будет доказать, что общество или иные лица, участвовавшие в принятии решения, знали или должны были знать о нахождении акций в споре.

Дополнительным фактором, направленным на поддержание стабильности гражданского оборота, также является установление срока обжалования решения собрания по подобным искам, сокращенного по сравнению со сроком оспаривания корпоративных решений: «Иск об оспаривании решения собрания может быть предъявлен в течение трех месяцев со дня, когда лицо, имеющее право на ценную бумагу, узнало или должно было узнать о неправомерном списании ценных бумаг с его счета, но не позднее одного года со дня принятия соответствующего решения» (абз. 2 п. 2 ст.149.4 ГК РФ).

Напомним, что срок оспаривания решения собрания по любым иным основаниям больше: «Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества» (п. 5. ст. 181.4 ГК РФ в редакции, вступающей в силу с 1 сентября 2013 г. в соответствии с положениями Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Следует сделать оговорку, что пока преимуществом в применении перед указанным шестимесячным сроком пользуется срок на обжалование решений собрания, предусмотренный Законом об АО как специальным законом, регулирующим соответствующие отношения: «Заявление о признании недействительным решения общего собрания акционеров может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным» (п. 7 ст. 49).

В связи с этим, с 1 октября с. г. законодательство фактически будет устанавливать «иерархию» сроков для обжалования решений общего собрания акционеров:

1) по общему правилу применению подлежит трехмесячный срок «со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным», предусмотренный п. 7 ст. 49 Закона об АО;

2) в ситуации, предусмотренной п. 2 ст. 149.4 ГК РФ (обжалование законным владельцем акций решений собрания, принятых незаконными владельцами во время нахождения акций у них) подлежит применению специальный срок, предусмотренный указанной нормой, — три месяца «со дня, когда лицо, имеющее право на ценную бумагу, узнало или должно было узнать о неправомерном списании ценных бумаг с его счета, но не позднее одного года со дня принятия соответствующего решения».

Разумеется, можно прогнозировать, что Закон об АО в этой части вскоре также будет изменен, чтобы соответствовать тенденциям, в соответствии с которыми меняется ГК РФ.

Как видим, обновление Кодекса приводит к изменению функционирования действующих акционерных компаний (в частности, меняет их отношения с регистраторами), а также к появлению новых и любопытных с точки зрения практики способов защиты прав участников гражданского оборота, в том числе имущественных, корпоративных и др. При этом следует учесть, что обновление далеко не завершено. К тому же, новые нормы немедленно найдут практическое применение, вызовут новые юридические вопросы и коллизии.

Редакция «КС» будет внимательно следить за развитием этих тенденций и своевременно информировать о них читателей.

1 Здесь и далее — нормы ГК РФ в новой редакции (вступают в силу с 1 октября 2013 г.).

День
Неделя
Месяц