1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 12143

Истина в суде: оспаривание действий налоговых органов, связанных с регистрацией записей в ЕГРЮЛ

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам, касающимся исполнения налоговыми органами полномочий по внесению записей в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). Рассмотрены решения, вынесенные федеральными арбитражными судами в августе — октябре 2012 г. Проанализировано 210 судебных вердиктов. Приводятся нормы законодательства и нормативные правовые акты, которыми руководствуются арбитры, а также примеры конкретных решений.

Немного статистики

Всего за рассматриваемый период было вынесено 210 дел, так или иначе касающихся внесения записей в ЕГРЮЛ. Доля таких дел составляет примерно 4,5% от общего количество споров с налоговыми органами, рассмотренных за три месяца.

Лидером по количеству вынесенных решений стал Московский округ: за три месяца на него приходится почти четверть вердиктов — 55. Второе место поделили Северо-Кавказский, Северо-Западный и Западно-Сибирский округа — 24, 22 и 20 дел соответственно. Меньше всего дел интересующей нас тематики рассмотрено в Центральном округе — всего шесть. В остальных округах количество дел не превышает 16.

Инициаторами судебных разбирательств в большинстве случаев выступают организации, их контрагенты, кредиторы, физические лица, представляющие учредителей или участников. Реже оспаривать те или иные произведенные регистрационным органом записи пытаются налоговые инспекции или территориальные органы Пенсионного фонда. Межрайонные инспекции чаще всего оспаривают действия своих районных коллег, а ПФР пытается оспорить запись о ликвидации или исключения общества из ЕГРЮЛ как недействующего, если за этим обществом числится задолженность перед бюджетом.

При этом в большинстве случаев требования заявителей остаются без удовлетворения.

Так, за рассматриваемый период количество проигранных заявителями дел почти в два раза превышало количество выигранных: 118 против 65. Еще 27 дел, то есть каждое седьмое, отправлено на новое рассмотрение.

В регионах, лидирующих по количеству рассмотренных дел, судебная практика складывается одинаково. Не стала исключением на этот раз и Москва — заявители чаще проигрывали.

Скажем также несколько слов об основаниях, которые чаще всего приводят заявителей в суд.

Так, за рассмотренный период чаще всего компании, их представители, контрагенты а также другие заинтересованные лица оспаривали действия регистрирующего органа, связанные с внесением записи в ЕГРЮЛ об исключении юрлица как недействующего или записи о его ликвидации. Доля таких дел составила 20%.

Далее в списке оснований для судебного разбирательства идет внесение изменений в сведения о юридическом лице. Это могут быть сведения, не связанные с внесением изменений в учредительные документы, или, наоборот, изменения, вносимые в учредительные документы, в устав общества. Доля таких дел также составила почти 20%. Отказ регистрирующего органа в регистрации юридического лица или каких-либо сведений о нем становится причиной 16% судебных споров, решения общего собрания акционеров или внеочередного собрания акционеров и соответствующие записи в ЕГРЮЛ пытаются оспаривать примерно 13% обратившихся в суд. Еще столько же делят доли в уставном капитале. Дела о признании записи, содержащейся в ЕГРЮЛ, недействительной в связи с незаконными действиями налоговой инспекции составляют примерно 4%. Дела, связанные с реорганизацией компаний и внесением соответствующих регистрационных записей, — 3%.

Нормы законодательства, на которые ссылаются судьи

Основным правовым основанием при вынесении решения в случае с оспариванием действий регистрирующего органа по внесению каких-либо сведений в ЕГРЮЛ является Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон № 129-ФЗ).

Оспаривание фактов госрегистрации в ЕГРЮЛ происходит в соответствии с главой 24 АПК РФ, которая регулирует порядок рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления. Согласно п. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемых решений и действий возлагается на ответчика, то есть на налоговый орган, который произвел госрегистрацию сведений в ЕГРЮЛ. Если же суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения или действия регистрирующего органа соответствуют закону и не нарушают интересов заявителя, в удовлетворении заявленных требований будет отказано (ч. 3 ст. 201 АПК РФ).

Основные положения закона № 129-ФЗ

Отношения, возникающие в связи с госрегистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы и при ведении единого государственного реестра юридических лиц, регулируются законом о регистрации.

В Российской Федерации ведется государственный реестр, содержащий сведения о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц и соответствующие документы (ст. 4, 5, 6 и 7 Закона № 129-ФЗ). Согласно ст. 5 этого закона в ЕГРЮЛ содержатся, в частности, следующие сведения и документы о юридическом лице:

— способ образования юридического лица (создание или реорганизация);

— сведения об учредителях (участниках) юрлица, в отношении акционерных обществ — также сведения о держателях реестров их акционеров, в отношении обществ с ограниченной ответственностью — сведения о размерах и номинальной стоимости долей в уставном капитале общества, принадлежащих обществу и его участникам, о передаче долей или частей долей в залог или об ином их обременении, сведения о лице, осуществляющем управление долей, переходящей в порядке наследования;

— сведения о правопреемстве — для юридических лиц, созданных в результате реорганизации иных юрлиц, для юридических лиц, в учредительные документы которых вносятся изменения в связи с реорганизацией, а также для юридических лиц, прекративших свою деятельность в результате реорганизации;

— способ прекращения юридического лица (путем реорганизации, ликвидации или путем исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа).

Записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. Каждой записи присваивается государственный регистрационный номер, и для каждой записи указывается дата внесения ее в соответствующий госреестр (п. 4 ст. 5 Закона № 129-ФЗ)

Порядок государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащихся в госреестре, а также документы, предоставляемые для госрегистрации данных изменений, регулируются ст. 17 и 18 Закона № 129-ФЗ.

Решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в госреестр, при этом в случае изменения содержащихся в госреестрах сведений ранее внесенные сведения сохраняются (ст. 11, п. 3 ст. 5 Закона № 129-ФЗ). Таким образом, оспаривать нужно не саму запись, внесенную в реестр, а основания для ее внесения, которыми руководствовался регистрирующий орган при вынесении соответствующего решения.

Запись об исключении

Как уже было отмечено, большинство споров касается решения налоговых органов о внесении в ЕГРЮЛ записи об исключении юридического лица из реестра как недействующего.

Юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ). При наличии одновременно всех указанных признаков регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юрлицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Заявления могут быть направлены в срок не позднее чем за три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юрлица из ЕГРЮЛ не принимается и такое юрлицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Если в течение установленного срока заявления не направлены, регистрирующий орган исключает недействующее юрлицо из ЕГРЮЛ путем внесения в него соответствующей записи (п. 7 ст. 22 Закона № 129-ФЗ).

Нормативные положения, позволяющие исключать юридическое лицо из ЕГРЮЛ по решению наделенного соответствующим полномочием органа исполнительной власти, введены в правовое регулирование Федеральным законом от 02.07.2005 № 83-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей“ и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации». Такое правовое регулирование, как указал Конституционный суд РФ, направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым — на обеспечение стабильности гражданского оборота (постановление КС РФ от 06.12.2011 № 26-П).

Постановлением Правительства от 19.06.2002 № 438 утверждены Правила ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений.

Чаще всего к положениям данных правил судьи прибегают именно при решении вопроса о правомерности принятия регистрирующим органом решения об исключении юрлица из ЕГРЮЛ.

В соответствии с п. 5 Правил непосредственными основаниями для принятия регистрирующим органом решения о предстоящем исключении юрлица из ЕГРЮЛ являются две справки налогового органа. Одна из них должна подтверждать непредставление юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах, вторая — отсутствие в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или отсутствие у юрлица открытых банковских счетов.

Запись о ликвидации

В связи с ликвидацией юридического лица в регистрирующий орган представляются заявление о государственной регистрации, в котором подтверждается, что соблюден установленный федеральным законом порядок ликвидации юридического лица и расчеты с его кредиторами завершены, а также ликвидационный баланс (подп. «а» и «б» п. 1 ст. 21 Закона № 129-ФЗ).

Необходимые для госрегистрации документы должны соответствовать требованиям закона и, как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

В соответствии с подп. «а» п. 1 ст. 23 Закона № 129-ФЗ отказ в госрегистрации допускается, в том числе в случае непредставления определенных законом необходимых для государственной регистрации документов.

Представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчетов с кредиторами, является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица (постановление Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 № 7075/11).

За непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственные реестры сведений, а также за представление недостоверных сведений заявители, юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели, несут ответственность, установленную законодательством РФ. Кроме того, регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требованием о ликвидации юридического лица в случае допущенных при создании такого юрлица грубых нарушений закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также в случае неоднократных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых актов государственной регистрации юридических лиц (ст. 25 Закона № 129-ФЗ).

Если отказали в госрегистрации

Решение об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в судебном порядке (п. 5 ст. 23 Закона № 129). И если решение суда будет положительным, судебный акт по такому делу будет являться самостоятельным основанием госрегистрации изменений в учредительные документы юридического лица, внесения сведений о юридическом лице в ЕГРЮЛ.

Следует учитывать, что перечень оснований для отказа в регистрации, приведенный в ст. 23 Закона № 129, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. И если заявителю отказали в регистрации по какой-то другой причине, у него есть все основания оспорить такой отказ в суде.

В целях защиты

Зачастую оспаривать в суде произведенные налоговым органом госрегистрации приходится в целях защиты прав и интересов законных участников (акционеров) общества.

Дело в том, что регистрация сведений в ЕГРЮЛ носит заявительный характер. Нередко этим пользуются лица, вознамерившиеся произвести захват хозяйственного общества. Для этого достаточно подать в налоговые органы новые уставные документы и решение об утверждении учредительных документов, оформленное от имени высшего органа управления общества. При этом данный пакет документов не содержит правоустанавливающих документов, подтверждающих права учредителей (участников) хозяйственных обществ.

В таких случаях законные участники общества вынуждены в рамках арбитражного дела признавать недействительными решения общих собраний участников (акционеров) об утверждении учредительных документов общества и избрании новых исполнительных органов общества, а также оспаривать факты государственной регистрации, произведенной налоговым органом.

Следует помнить, что исковое требование о признании недействительным решений общего собрания участников ООО может быть предъявлено в арбитражный суд в течение двух месяцев с момента, когда участник узнал или должен был узнать о факте принятия незаконного решения об утверждении новых редакций учредительных документов общества и избрании исполнительного органа общества.

Исковое требование о признании недействительным решений общего собрания акционеров АО может быть предъявлено в арбитражный суд в течение шести месяцев с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении.

Примеры судебных решений, проигранных заявителями

Поздно спохватились

В признании недействительным решения налоговой об исключении налогоплательщика из ЕГРЮЛ отказано, так как факт обращения заинтересованного лица в налоговый орган в течение трехмесячного срока со дня опубликования спорного решения не доказан.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.08.2012 по делу № А82-10236/2011)

Налоговый орган принял решение об исключении ООО из ЕГРЮЛ и внес в реестр соответствующую запись. Учреждение, как заинтересованное лицо, решило оспорить данное решение на основании того, что налоговый орган надлежащим образом не исполнил обязанность по опубликованию сведений о предстоящем исключении недействующего юрлица из ЕГРЮЛ.

Однако суд отказал в удовлетворении этих требований.

Как следует из материалов дела, в апреле 2009 г. межрайонная инспекция зарегистрировала изменения в ЕГРЮЛ относительно сведений об ООО: общество поменяло название и адрес места нахождения. В связи с этим ООО было поставлено на учет в новом налоговом органе по месту нахождения.

Далее, в течение 12 месяцев ООО не представляло отчетность, кроме того, в течение этого времени у него отсутствовало движение денежных средств по банковским счетам, что подтверждается соотетствующими справками налоговой.

10 сентября 2010 г. инспекция вынесла решение о предстоящем исключении ООО из ЕГРЮЛ как недействующего юрлица. Это решение, а также информация о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными заинтересованными лицами с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления, были опубликованы в журнале «Вестник государственной регистрации» 15 сентября 2010 г. Запись об исключении ООО внесена в ЕГРЮЛ 30 декабря 2010 г.

Обосновывая свою позицию в суде, учреждение указало, что являлось заказчиком ООО, которое в соответствии с контрактом обязалось выполнить комплекс работ по проведению инженерных изысканий для подготовки проектной документации, необходимой для принятия конструктивных и объемно-планировочных решений на реконструкцию автомобильной дороги.

Однако на представленные работы было получено отрицательное заключение экспертизы, в связи с чем учреждение предъявило обществу претензии и потребовало устранить недостатки в проектной документации. Данные претензии были оставлены без ответа.

Рассмотрев все приведенные доводы и доказательства, суд указал, что на основании решения инспекции и при отсутствии заявлений недействующего юридического лица, кредиторов юридического лица или иных заинтресованных лиц в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ инспекция правомерно исключила ООО из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее свою деятельность.

Суд учел, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что учреждение обращалось в налоговый орган в течение трехмесячного срока со дня опубликования решения о предстоящем исключении ООО.

Довод учреждения о том, что инспекция не представила доказательства надлежащей публикации сведений о порядке и сроках направления заявлений, суд отклонил. Было установлено, что вышеупомянутый журнал является общедоступным печатным изданием. Заявитель не воспользовался предоставленными гарантиями защиты своих интересов в установленном законом порядке и в установленные сроки.

При этом учреждение не представило доказательств, свидетельствующих о том, что оно не знало или не могло знать о начавшейся в отношении его контрагента процедуре ликвидации как недействующего юридического лица. Документы, указывающие на то, что учреждение проявляло должную осмотрительность в отношении своего контрагента в течение всего периода действия контракта (при том, что обязательства по нему сторонами в полном объеме не исполнены), в материалах дела также отсутствуют.

Иногда они возвращаются…

Содержащаяся в ЕГРЮЛ информация об участниках общества является обязательной.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.09.2012 по делу № А43-32895/2011)

Общество попыталось оспорить в суде действия налоговой инспекции по внесению в ЕГРЮЛ сведений об участниках общества. ООО утверждало, что восстановление налоговым органом участников общества в составе данного общества незаконно. Суд отказал заявителю, указав, что внесенная в ЕГРЮЛ запись об исключении участников общества из его состава недействительна.

Как следует из материалов дела, 21 марта 2006 г. ООО зарегистрировано в качестве юрлица, учредителями которого числились четыре человека, с долей уставного капитала по 25%.

Позже общество (покупатель) и двое его учредителей (продавцы) заключили договоры купли-продажи долей в ООО, принадлежащих продавцам, по 50 000 руб. каждая. В тот же день общее собрание участников приняло решение о передаче 50% долей этих граждан обществу.

22 апреля 2010 г. в ЕГРЮЛ внесена запись об изменении состава участников общества. Впоследствии суд признал недействительным данные договоры купли-продажи и обязал продавцов возвратить обществу по 50 000 руб. Запись в ЕГРЮЛ от 22.04.2010 также была признана недействительной.

Указанное решение налоговый орган исполнил путем внесения в ЕГРЮЛ сведений о признании недействительной записи от 22.04.2010, о чем в письменной форме сообщил обществу и его участникам. При этом налоговая указала, что размер долей участников в уставном капитале общества в результате был увеличен и в суммовом выражении не соответствует 100%. Кроме того, ООО было предложено представить заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, касающиеся сведений об участниках общества.

Общество не согласилось с действиями инспекции по внесению изменений в ЕГРЮЛ, в соответствии с которыми продавцы восстановлены в составе участников общества с долей в уставном капитале в размере 1/4 у каждого из них, и обратилось в арбитражный суд.

Однако, рассмотрев жалобу, суд не нашел оснований для ее удовлетворения.

Суд отметил, что вышеупомянутые граждане были восстановлены в качестве участников общества на основании судебного решения, о чем и была произведена соответствующая запись в ЕГРЮЛ.

Суд исследовал выписку из ЕГРЮЛ по состоянию на 3 ноября 2011 г. В соответствии с ней участниками ООО числятся пять человек. Согласно протоколу учредительного собрания общества от 06.03.2006 и протоколу собрания учредителей от 28.08.2009 на момент подачи заявления о признании действий налогового органа незаконными спорные граждане (продавцы) стали участниками ООО с долей 25% процентов от уставного капитала номинальной стоимостью по 50 000 руб.

Документы, подтверждающие прекращение права собственности доли уставного капитала общества у продавцов, на момент внесения инспекцией сведений о признании недействительной записи от 22.04.2010 и автоматического восстановления продавцов в ЕГРЮЛ в качестве участников общества в материалы дела не представлены.

Учитывая, что запись об исключении участников признана недействительной, а информация об участниках общества является обязательной информацией, содержащейся в ЕГРЮЛ, суд пришел к обоснованному выводу о правомерности оспариваемых действий налогового органа, связанных с внесением изменений в ЕГРЮЛ. Судьи отметили, что без указания государственного регистрационного номера записи и даты ее внесения в ЕГРЮЛ решение суда об обязании инспекции исключить из содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о спорных участниках общества исполнить невозможно.

Должников тоже исключают из ЕГРЮЛ

Исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.10.2012 № Ф03-4438/2012)

Налоговый орган внес в государственный реестр запись об исключении ООО из ЕГРЮЛ вследствие фактического прекращения им своей деятельности. Однако Пенсионный фонд, обнаружив у общества задолженность по страховым взносам, попытался оспорить данное решение в суде.

Как следует из материалов дела, решение о предстоящем исключении недействующего юрлица из ЕГРЮЛ было опубликовано в соответствии с действующим законодательством 21 сентября 2011 г. Через месяц, 21 октября 2011 г., Пенсионный фонд направил в инспекцию уведомление о наличии задолженности ООО в Пенсионный фонд, в котором содержалась просьба не исключать его из ЕГРЮЛ до полного погашения задолженности.

В январе 2012 г. в Пенсионный фонд поступила выписка из ЕГРЮЛ об исключении ООО.

Отказывая в удовлетворении требований фонда, суд указал, что в соответствии с материалами дела ООО с 12 февраля 2010 г. не представляло в налоговый орган документы, отчетность, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, за период с 1 июля 2010 г. по 11 июля 2011 г. не осуществляло операций по единственному расчетному счету.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что исключение ООО из ЕРРЮЛ было обосновано и не противоречит нормам закона № 129-ФЗ. Общество обладало всеми признаками недействующего юрлица.

Руководствуясь п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц», суд указал, что исключение недействующего юрлица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа допускается и в тех случаях, когда указанное лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и санкциям перед бюджетами разных уровней. Кроме того, решение вопроса о целесообразности обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при условии наличия достаточной вероятности погашения в деле о банкротстве задолженности по обязательным платежам относится к компетенции уполномоченных органов в делах о банкротстве.

Следовательно, факт наличия у налогового органа сведений об имеющейся у недействующего юридического лица задолженности перед ПФР не препятствует исключению из ЕГРЮЛ юрлица, прекратившего свою деятельность.

Две большие разницы

Процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ является специальным основанием прекращения юридического лица, не связанным с его ликвидацией.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.08.2012 № Ф03-3427/2012)

Общество было исключено из ЕГРЮЛ. Решение о предстоящем исключении было опубликовано в установленном порядке. Кредиторы не объявились.

Но затем гражданин, являющийся учредителем и руководителем данного общества, обратился в суд с заявлением об обязании налогового органа восстановить его в ЕГРЮЛ в качестве действующего юридического лица, исключив сведения о прекращении деятельности. По мнению заявителя, исключение ООО из ЕГРЮЛ нарушает его права и права кредиторов данного общества. Кроме того, он посчитал ошибочным вывод о том, что ООО отвечает признакам недействующего юрлица.

Как следует из материалов дела, основным видом деятельности общества являлась перевозка грузов, дополнительным — управление воздушным движением, эксплуатация взлетно-посадочных полос, ангаров и др.

Инспекция 11 февраля 2011 г. приняла решение о предстоящем исключении недействующего юридического лица ООО из ЕГРЮЛ. Указанное решение было опубликовано в соответствии с нормами действующего законодательства. Заявления от кредиторов или других заинтересованных лиц в течение установленного срока в регистрирующий орган не поступали.

По словам заявителя, он, узнав 13 сентября 2011 г. о внесении в ЕГРЮЛ соответствующих сведений, обратился в арбитражный суд с вышеназванными требованиями.

Исследовав представленные документы, суд отклонил доводы заявителя с учетом того, что регистрирующим органом были соблюдены установленные порядок публикации сведений о принятом решении о предстоящем исключении и соответственно процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ.

Так, в материалах дела имеются справки инспекции о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, об отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам.

Доводы заявителя со ссылками на наличие заключенных договоров на оказание услуг междугородной и международной телефонной связи, об оказании услуг в аэропорту Хабаровска на срок до 31 декабря 2010 г. с последующей пролонгацией, на поставку авиатоплива, а также на судебные процессы в арбитражном суде и состоявшиеся по ним судебные решения, были судом отклонены. Суд исходил из недоказанности исполнения указанных договоров, отсутствия доказательств нахождения у общества какого-либо имущества, в том числе зарегистрированных прав на объекты недвижимого имущества.

Ссылки заявителя жалобы на нарушение оспариваемыми решениями и действиями инспекции прав кредиторов общества суд признал необоснованными, принимая во внимание то, что кредиторы заявления о себе в регистрирующий орган в порядке, установленном законом, не направили, в арбитражный суд не обращались и не уполномочивали заявителя на представление своих интересов.

Кроме того, суд сослался на позицию, изложенную в постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц», согласно которой при применении положений ст. 21.1 Закона о регистрации необходимо учитывать, что процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ является специальным основанием прекращения юрлица, не связанным с его ликвидацией.

Запись о банкротстве внесена без промедлений

В соответствии со ст. 149 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» внесение записи в ЕГРЮЛ о признании организации банкротом и ее ликвидации подлежит немедленному исполнению.

(Постановление ФАС Московского округа от 26.10.2012 по делу № А41-38518/09)

Решением суда от 05.11.2008 ООО признано банкротом, в отношении него введено конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий.

Определением суда от 17.09.2009 конкурсное производство в отношении ООО завершено, суд обязал конкурсного управляющего в пятидневный срок со дня получения настоящего определения представить его в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц. Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. На основании указанного Определения, представленного в налоговую инспекцию, регистрирующим органом 25 сентября 2009 г. принято решение о внесении записи об исключении ООО из ЕГРЮЛ.

Как следует из материалов дела, Определением арбитражного суда от 28.07.2008 приняты обеспечительные меры в виде запрета инспекции осуществлять какие-либо регистрационные действия, связанные с ликвидацией ООО.

Заявитель, контрагент ООО, посчитал, что решение налогового органа об исключении должника из ЕГРЮЛ нарушает требования определений суда по другому делу о принятии обеспечительных мер в виде запрета на осуществление регистрационных действий, связанных с ликвидацией должника. Однако суд посчитал иначе.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства данного дела, суд пришел к выводу о том, что оспариваемое решение регистрирующего органа не нарушает права и законные интересы заявителя и соответствует положениям действующего законодательства, поскольку внесение записи в ЕГРЮЛ является действием регистрирующего органа по исполнению определения суда о завершении конкурсного производства. Кроме того, суды правомерно приняли во внимание, что в силу ст. 149 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» внесение записи в ЕГРЮЛ о признании организации банкротом и ее ликвидации подлежит немедленному исполнению.

Ничто в ЕГРЮЛ не проходит бесследно

Изменение сведений, содержащихся в конкретной записи ЕГРЮЛ, осуществляется путем внесения новой записи со ссылкой на изменяемую запись.

(Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2012 по делу № А40-10170/12-84-93)

Общество обратилось в суд с заявлением о признании незаконным бездействия налогового органа и об обязании его исключить из ЕГРЮЛ запись о статусе общества. Основания: необоснованный отказ в исключении записи из ЕГРЮЛ о нахождении в процессе реорганизации в форме присоединения и невключении записи о том, что общество является действующим.

Требование о признании незаконным бездействия инспекции было удовлетворено, а вот в требовании исключить из ЕГРЮЛ запись судьи отказали.

Как следует из материалов дела, на основании поданного заявителем комплекса документов регистрирующий орган внес в ЕГРЮЛ запись о начале процедуры реорганизации ООО в форме присоединения. Впоследствии единственный участник общества данное решение отменил. В связи с этим ООО обратилось в инспекцию с заявлением об отмене процедуры реорганизации юридического лица.

Налоговый орган отказал в удовлетворении указанного заявления, обосновав свой отказ отсутствием законодательного регулирования процедуры приостановления процесса государственной регистрации юридического лица при предоставлении в регистрирующий орган соответствующих документов, а также процедуры отмены регистрирующим органом решений о государственной регистрации юридических лиц, в том числе признания регистрационных записей в ЕГРЮЛ недействительными в административном порядке. Отказ содержит информацию о том, что признание регистрационных записей в ЕГРЮЛ недействительными может быть на основании и в порядке, определенным соответствующим судебным актом.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что действующее законодательство не предусматривает, что начавшаяся реорганизация юридического лица носит необратимый характер и должна быть непременно завершена.

Однако арбитры отметили, что на инспекцию не может быть возложена обязанность по исключению из ЕГРЮЛ записи о нахождении ООО в процессе реорганизации в форме присоединения.

Судьи отметили, что документы, относящиеся к государственной регистрации юридического лица, содержатся в регистрационном деле этого юридического лица, которое является частью государственного реестра.

Кроме того, данное требование противоречит п. 5 Правил ведения единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, согласно которому изменение сведений, содержащихся в конкретной записи государственного реестра, осуществляется путем внесения новой записи со ссылкой на изменяемую запись.

Регистратору кредитор — не помеха

Сам факт наличия у недействующего юридического лица неисполненных обязательств перед кредиторами в соответствии с законом о госрегистрации не относится к обстоятельствам, препятствующим исключению его из государственного реестра.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 23.10.2012 по делу № А12-1167/2012)

Кредитор общества посчитал свои права нарушенными в связи с тем, что регистрирующий орган внес запись об исключении общества из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица. Кредитор обратился в суд с требованием признать эту запись недействительной.

Как установил суд, налоговая инспекция 22 июля 2011 г. приняла решение о предстоящем исключении общества из ЕГРЮЛ как недействующего юрлица: сведения о движении денежных средств по зарегистрированным банковским счетам общества отсутствовали, общество не представляло отчетность в течение последних 12 месяцев.

Сведения о предстоящем исключении общества из ЕГРЮЛ были опубликованы 27 июля 2011 г. в соответствии с требованиями закона.

24 ноября 2011 г. регистрационный орган внес в ЕГРЮЛ запись об исключении ООО из этого реестра в связи с фактическим прекращением деятельности.

Из материалов дела следует, что общество имело неисполенные денежные обязательства перед заявителем, что подтверждено решением суда. Однако исполнительное производство о взыскании долга было окончено в связи с невозможностью взыскания.

Суд первой инстанции удовлетворил требования, так как пришел к выводу, что инспекция нарушила порядок внесения в ЕГРЮЛ записи об исключении общества из реестра: отсутствовало решение об исключении, которое должно быть принято исходя из правового смысла и буквального содержания норм п. 1 ст. 11 и п. 4 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ. Кроме того, суд указал, что исключение должника из реестра нарушает интересы его кредитора, поскольку влечет невозможность взыскания присужденного долга.

Суд апелляционной инстанции согласился с данными выводами, однако суд кассационной инстанции эти решения отменил.

Арбитры указали, что исключение из ЕГРЮЛ недействующего юрлица производится в соответствии с п. 7 ст. 22 Закона № 129-ФЗ путем внесения регистрирующим органом соответствующей записи в реестр без принятия отдельного решения по этому вопросу (оно уже принято путем принятия решения о предстоящем исключении недействующего лица из реестра).

Наличие либо отсутствие специального решения регистрирующего органа об исключении недействующего лица из реестра при наличии записи об исключении такого лица из реестра не имеет значения для разрешения данного спора. В соответствии с п. 8 ст. 22 Закона № 129-ФЗ в судебном порядке оспаривается исключение недействующего юридического лица из единого государственного реестра, а не решение об исключении такого лица из реестра.

В соответствии с ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ регистрирующий орган не исключает недействующее лицо из реестра при наличии поступивших в течение установленного законом трехмесячного срока возражений заинтересованных лиц против такого исключения. Кредитор, как следует из материалов дела, направил такие возражения налоговому органу 20 декабря 2011 г., то есть с пропуском установленного законом трехмесячного срока, исчисляемого с даты публикации о предстоящем исключении, то есть с 27 июля 2011 г. Следовательно, возражения конкурсного управляющего не могли быть учтены налоговым органом.

Обращаясь в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным исключения ООО из реестра в порядке, установленном п. 8 ст. 22 Закона № 129-ФЗ, кредитор должен доказать либо отсутствие предусмотренных ст. 21.1 данного закона оснований для квалификации ООО как недействующего лица, либо представить доказательства того, что должник продолжает деятельность. Таких доказательств суду представлено не было. Напротив, постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью установить местонахождение должника и получить сведения о принадлежащем ему имуществе только подтверждает фактическое прекращение должником деятельности.

Сам факт наличия у недействующего юридического лица неисполненных обязательств перед кредиторами законодатель не отнес к обстоятельствам, препятствующим исключению его из ЕГРЮЛ (ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ с учетом выводов Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 67).

Следовательно, предусмотренных законом оснований для признания недействительной записи об исключении ООО не имелось.

Сам себе не хозяин

Общество, ссылаясь на осуществление им хозяйственной деятельности в спорный период, попыталось оспорить действия налогового органа по исключению его из ЕГРЮЛ, но в удовлетворении требования отказано, поскольку общество не смогло представить доказательств ведения хозяйственной деятельности.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2012 по делу № А26-63/2012)

В суде гендиректор ООО сослался на договор от 31.05.2010 аренды нежилого помещения, заключенный обществом с контрагентом, предметом которого является аренда помещения под офис. Суд установил, что общество не имело открытых банковских счетов в течение последних 12 месяцев, а последние документы отчетности сданы в 2008 г.

Принимая во внимание организационно-правовую форму общества, а также основные направления его деятельности, приведенные в выписке из ЕГРЮЛ от 04.05.2011, суд указал, что деятельность общества связана с имущественными взаимоотношениями, для которых проведение операций по банковским счетам является одним из определяющих признаков действующей организации.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что инспекция правомерно признала общество недействующим юридическим лицом и сделала это с соблюдением всех норм действующего законодательства. Доказательства обратного общество не представило. Заинтересованные лица также не обращались с заявлениями о том, что исключение общества из реестра может затронуть их права и законные интересы.

Ссылка общества на заключенный договор была судом отвергнута, так как общество не представило доказательств своего фактического нахождения по указанному адресу и иные доказательства использования в хозяйственной деятельности организации данного помещения. Материалы дела не содержат также доказательств наличия в обществе корпоративного конфликта, в результате которого общество было фактически лишено возможности осуществлять хозяйственную деятельность и выполнять публичные обязанности.

Заявитель, то есть гендиректор ООО, также не смог доказать, что после избрания на должность единоличного исполнительного органа общества он не знал и не мог знать об отсутствии у организации открытых банковских счетов, непредставлении предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах документов отчетности с 2008 г. и фактическом прекращении какой-либо хозяйственной деятельности.

Таким образом, в удовлетворении требований было отказано.

Читайте полную версию

При публикации сведений о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юрлица из ЕГРЮЛ, форма размещения в периодическом издании этих сведений определяется редакцией издания.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.10.2012 по делу № А56-7044/2012)

Госкорпорация, являющаяся кредитором ООО, обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий налогового органа по исключению общества из ЕГРЮЛ.

По мнению заявителя, налоговым органом не соблюдены требования п. 3 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ, поскольку в публикации о предстоящем исключении общества из реестра не содержится информации о возможности, порядке и сроках направления заявлений лицами, чьи права и законные интересы в связи с этим затрагиваются.

Как следует из материалов дела, инспекция приняла решение о предстоящем исключении 19 августа 2011 г. Наличие у общества на момент принятия этого решения признаков недействующего юридического лица установлено судом, подтверждается материалами дела и не оспаривается подателем жалобы.

Сообщение о принятом инспекцией решении опубликовано 24 августа 2011 г. в журнале «Вестник государственной регистрации».

Поскольку возражений против исключения названного юрлица не поступило, 12 декабря 2011 г. в ЕГРЮЛ внесена запись об исключении общества из данного реестра.

Арбитры указали, что, как следует из приказа ФНС России от 16.06.2006 № САЭ-3-09/355@, сведения о принятых решениях о предстоящем исключении недействующих юридических лиц подлежат опубликованию в журнале «Вестник государственной регистрации», существуют электронная и печатная его версии.

Ссылаясь на то, что соответствующая информация отсутствовала в электронной версии журнала, заявитель представил распечатку с сайта трех страниц, из которых видно, что сообщения о принятии регистрирующими органами решений о предстоящем исключении недействующих юридических лиц сгруппированы по субъектам РФ и регистрирующим органам.

С учетом значительного числа недействующих юрлиц и, соответственно, большого объема журнала, выходящего с периодичностью один раз в неделю, отсутствуют как возможность, так и необходимость указывать в каждом сообщении о принятии решения о предстоящем исключении юрлица из ЕГРЮЛ наименование и адрес регистрирующего органа, а также сведения о возможности, порядке и сроках направления заинтересованными лицами возражений против исключения указанных лиц из реестра.

Порядок и сроки направления возражений установлены Законом № 129-ФЗ и одинаковы для всех, в связи с чем указанные сведения публикуются в каждом номере журнала один раз, а не по каждому из нескольких тысяч юрлиц. Располагая полной версией журнала, заявитель представил в материалы дела только три страницы, на которых интересующие его сведения не могли быть опубликованы.

Примеры решений, принятых в пользу заявителей

Налоговая опоздала с регистрацией

Процедура внесения сведений в ЕГРЮЛ об исключении общества из реестра регулируется специальным нормативным актом — Порядком организации работы налоговых органов по исключению юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

(Постановление ФАС Московского округа от 13.09.2012 по делу № А40-125147/11-84-819)

Налоговый орган исключил общество из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее свою деятельность ввиду непредставления им налоговой отчетности за 12 месяцев осуществления предпринимательской деятельности, а также отсутствия сведений об открытых счетах.

Руководитель и единственный участник общества обратился в суд с целью оспорить данное решение.

Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении требований отказали. При этом они сослались на соответствие оспариваемого ненормативного правового акта налогового органа закону при отсутствии факта нарушения прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Однако суд кассационной инстанции встал на сторону заявителя и отменил данные решения.

В материалы дела представлены справки, подготовленные налоговой, о наличии признаков недействующего юридического лица — ООО. Обществом не представлена налоговая отчетность за 12 месяцев осуществления предпринимательской деятельности, а также отсутствуют сведения об открытых юридическому лицу счетах.

В связи с этим 4 декабря 2009 г. принято решение о предстоящем исключении недействующего ООО из ЕГРЮЛ, 9 декабря 2009 г. данные сведения опубликованы печатном издании.

Поскольку заявлений от заинтересованных лиц, обусловленных несогласием с предстоящим исключением юридического лица из ЕГРЮЛ, не поступало, 28 сентября 2010 г. налоговым органом была внесена запись о внесении в ЕГРЮЛ сведений об исключении юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность.

Изучив представленные документы, арбитры установили, что, принимая решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, налоговыми органами была нарушена про­цедура исключения из реестра. Суд указал, что процедура внесения сведений в ЕГРЮЛ об исключении общества из реестра регулируется специальным нормативным актом — Порядком организации работы налоговых органов по исключению юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, утвержденным приказом ФНС России от 16.11.2005 № САЭ-3-09/591@ (далее — Порядок).

В соответствии с абз. 2 п. 3.1 Порядка внесение записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ осуществляется в срок не позднее четырех месяцев со дня опубликования решения о предстоящем исключении.

Из материалов дела усматривается, что решение о предстоящем исключении от 04.12.2009 было опубликовано 9 декабря 2009 г. Однако запись об исключении ООО была внесена в реестр только 28 сентября 2010 г., что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ от 14.10.2011.

Таким образом, регистрационным органом при проведении про­цедуры исключения общества из реестра нарушен срок внесения записи в ЕГРЮЛ, более чем на четыре месяца.

7 июня и 7 июля 2010 г. в инспекцию была представлена бухгалтерская отчетность за 2008 и 2009 гг. соответственно.

Кроме того, еще 29 марта 2010 г. (то есть после принятия решения о предстоящем исключении, но до самого исключения) ответчик провел процедуру внесения в ЕГРЮЛ сведений об изменении адреса регистрации общества, что подтверждается документально.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что к моменту исключения общества из реестра (дате внесения записи об исключении) у регистрирующего органа имелись данные, свидетельствующие о том, что общество является действующим юрлицом.

Ошибки не в счет

Ссылка налоговой на техническую ошибку при внесении записи о регистрации ликвидации общества в ЕГРЮЛ несостоятельна.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.08.2012 по делу № А01-1796/2011)

Налоговый орган внес в ЕГРЮЛ записи о признании недействительной государственную регистрацию юридического лица. Компания решила обжаловать это решение в суде.

Как следует из материалов дела, единственный участник общества принял решение о начале процедуры добровольной ликвидации в связи с отсутствием финансово-хозяйственной деятельности общества и назначении ликвидатора общества.

21 февраля 2011 г. инспекцией в ЕГРЮЛ внесены сведения о принятии решения о ликвидации юридического лица учредителем (участником) юридического лица (запись № 1) и сведения о формировании ликвидационной комиссии юридического лица, назначении ликвидатора (запись № 2).

В июне 2011 г. инспекция внесла запись № 3 о прекращении деятельности общества в связи с его ликвидацией. Сообщение о принятии решения о ликвидации опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации».

В июле 2011 г. инспекция внесла запись № 4 о корректировке — признании ошибкой внесение записи о ликвидации общества (запись № 3), в связи с чем ликвидатору общества представлено свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ.

Считая, что действия инспекции по внесению в ЕГРЮЛ записи № 4 являются незаконными и существенно нарушают права и законные интересы общества в сфере предпринимательской деятельности, общество обратилось в суд. В свою очередь инспекция заявила, что считает, что сведения, содержащиеся в представленных на госрегистрацию документах, в частности, в ликвидационном балансе, должны быть достоверными. Поскольку после принятия решения о ликвидации общества установлено наличие непогашенной кредиторской задолженности, в связи с чем ликвидация общества не могла быть завершена, а представленный на регистрацию ликвидационный баланс являлся недостоверным, решение о внесении изменений в ЕГРЮЛ принято инспекцией в связи с допущенной технической ошибкой.

Понятие «техническая ошибка» закон использует только в случае внесения исправлений в сведения, включенные в записи государственных реестров на электронных носителях, не соответствующие сведениям, содержащимся в документах, на основании которых внесены такие записи (ст. 4 Закона № 129-ФЗ).

В связи с этим суд ссылку инспекции на техническую ошибку при внесении записи № 3 о регистрации ликвидации общества как на основание внесения оспариваемой записи признал несостоя­тельной, поскольку судом установлено, что причиной внесения записи № 4 было установление регистрирующим органом сведений о наличии задолженности общества после внесения записи № 3.

Отказ признан немотивированным

Требование общества удовлетворено, поскольку оно представило все документы, необходимые для государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией, наличие задолженности перед бюджетом не подтверждено, ликвидационный баланс содержит достоверные сведения.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.09.2012 по делу № А32-46473/2011)

Инспекция отказала в государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией. Отказ мотивирован непредставлением определенных ст. 20 Закона № 129-ФЗ документов и наличием в ликвидационном балансе недостоверных сведений.

Суд встал на сторону общества.

Как следует из материалов дела, 17 июня 2011 г. на внеочередном общем собрании акционеров общества принято решение о ликвидации общества, назначении его ликвидатора. Объявление о ликвидации общества опубликовано в журнале 29 июня 2011 г.

Инспекцией 29 июня 2011 г. в ЕГРЮЛ внесены записи о принятии решения о ликвидации юридического лица, формировании ликвидационной комиссии и назначении ликвидатора.

31 августа 2011 г. проведено внеочередное общее собрание акционеров общества, на котором принято решение в связи с истечением сроков предъявления требований кредиторов с момента опубликования сообщения о ликвидации общества утвердить промежуточный ликвидационный баланс общества.

8 сентября 2011 г. инспекция внесла в ЕГРЮЛ запись о составлении промежуточного ликвидационного баланса юридического лица. 9 ноября 2011 г. от общества в инспекцию поступило заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией. Инспекция отказала в госрегистрации со ссылкой на подп. «а» п. 1 ст. 23 Закона № 129-ФЗ. Отказ мотивирован тем, что форма Р 16001 считается непредставленной, так как ликвидационный баланс содержит недостоверные сведения (задолженность перед бюджетом).

Суд установил, что в установленный законом срок налоговым органом не предъявлены требования об уплате обществом обязательных платежей в бюджет либо погашении иной налоговой задолженности.

Таким образом, инспекция, отказывая в регистрации ликвидации юридического лица со ссылкой на то, что представленный ликвидационный баланс следует рассматривать как отсутствующий, должна доказать наличие задолженности юридического лица по платежам в бюджет. Между тем доказательств наличия у общества задолженности перед бюджетом по обязательным платежам инспекцией в нарушение требований ст. 65 АПК РФ не представлено. Таким образом, суд сделал вывод, что отказ налоговой инспекции в государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с его ликвидацией не соответствует закону и нарушает права и законные интересы общества.

Довод инспекции о том, что сведения, указанные в представленном обществом ликвидационном балансе, недостоверны, в связи с чем форма заявления Р 16001 не является представленной, отклоняется как не подтвержденный материалами дела.