1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 665

Новые полномочия пристава: вымысел и реальность («Новая бухгалтерия», № 05, 2008 г.)

В средствах массовой информации острую полемику вызвали положения нового законодательства об исполнительном производстве. Взыскатели радуются в предвкушении скорого исполнения судебных решений, а должники застыли от страха перед "вероломным вторжением" в их квартиру судебных приставов. Насколько оправданы эти ожидания и страхи и что стало с частными судебными приставами? Об этом и пойдет речь в нашей статье.

Каждый, кому посчастливилось познать всю прелесть хождения по судам, но в результате все же получить столь долгожданное решение об удовлетворении заявленных требований, знает, что мучения на этом, к сожалению, не заканчиваются. Впереди самое главное - исполнительное производство. До последнего времени государственная система принудительного исполнения решений, к сожалению, не отличалась своей эффективностью.

Причин здесь много, и они разные: крайне недостаточное материальное обеспечение судебных приставов и связанные с этим кадровые проблемы службы, отсутствие в административном и уголовном законодательстве серьезной ответственности за умышленное и злостное неисполнение судебных решений, имеющие место отказы судебных органов в принятии мер по обеспечению исков и многое другое.

К большому недоумению, канула в неизвестность идея о кардинальном реформировании системы исполнительного производства посредством введения на законодательном уровне института частных судебных приставов-исполнителей. Во второй половине 2006 г. новость о возможности передачи вопросов исполнения судебных решений в частные руки не на шутку взволновала общественность.

Инициатива такой "перестройки" исполнительной системы исходила от Министерства экономического развития и торговли. Эта проблема неоднократно обсуждалась на достаточно высоком уровне. Одной из главных тем она стала и на семинаре "Практика реализации законодательства об исполнительном производстве. Проблемы и пути их решения", организованном по инициативе Совета Европы.

В семинаре приняли участие представители руководства Федеральной службы судебных приставов (ФССП), Российского фонда федерального имущества (РФФИ) и непосредственно Совета Европы. В присутствии столь авторитетной публики эта тема обсуждалась всерьез. Можно сказать, что идея эта не нова. Такие частные структуры уже давно действуют во многих зарубежных странах. И, как показывает практика, весьма эффективно. Но, к сожалению, все ограничилось на уровне полемики. В итоге вопросы исполнения решений суда и иных органов остались в исключительном ведении государства, которое, безусловно, знает о существующих проблемах и пытается их решать.

С этой целью и был принят новый Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 229-ФЗ), вступивший в силу с 1 февраля 2008 г. Его безусловной доминантой является стремление законодателя повысить эффективность действий судебных приставов-исполнителей путем наделения их новыми полномочиями. Именно эти "страшные" полномочия и стали одной из центральных тем в различных средствах массовой информации.

Эти вопросы не обошли своим вниманием самые популярные теле- и радиопередачи, печатные издания и Интернет. Особенно активно обсуждаются возможности пристава проникать в жилые помещения должника без согласия последнего, ограничения на выезд должников за рубеж, а также положения нового Закона о порядке и способах направления извещений судебными приставами.

Действительно, согласно п. 6 ч. 1 ст. 64 Закона N 229-ФЗ судебный пристав-исполнитель наделен правом с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава (а в случае исполнения исполнительного документа о вселении взыскателя или выселении должника - без указанного разрешения) входить без согласия должника в жилое помещение, занимаемое должником. Именно в такой редакции законодатель изложил данную норму, весьма взволновав общественность.

Но следует ли из этого, что судебные приставы могут нежданно-негаданно, без каких-либо препятствий со стороны должника, проникнуть в занимаемое им помещение? Давайте разберемся.

По какой-то причине никто из участников жарких дискуссий не упомянул о том, что указанные выше полномочия относятся к так называемым исполнительным действиям.

Следовательно, прежде чем приступить к производству такого исполнительного действия и вторгнуться в чье-то жилое помещение, судебный пристав-исполнитель обязан известить об этом должника. Это требование содержится в п. 1 ст. 24 Закона N 229-ФЗ. В извещении должны быть указаны время и место совершения исполнительного действия.

От такой обязанности пристав освобожден только лишь в определенных случаях, а именно:

- когда исполнительный документ подлежит немедленному исполнению;

- при наложении ареста на имущество;

- при принятии иных обеспечительных мер.

При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Наиболее существенным из перечисленного является, конечно же, наложение ареста на имущество. Но согласно положениям ст. 14 Закона N 229-ФЗ прежде чем арестовать имущество должника, пристав обязан вынести соответствующее постановление, копия которого должна направляться сторонам исполнительного производства, в том числе и должнику. По-иному истолковать эту норму просто невозможно, ведь прежде чем арестовать имущество, пристав принимает об этом решение, которое может иметь только одну форму - постановление.

Другими словами, должник, скорее всего, будет уведомлен о предстоящем визите судебного пристава посредством направления извещения о производстве исполнительных действий и копии постановления об аресте его имущества. Есть, правда, одно "но": в новом Законе законодатель почему-то забыл уточнить, за какое время до начала производства исполнительных действий пристав должен уведомить должника соответствующим извещением. Все процессуальные законы: УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ - такие сроки устанавливают. Так, в одних случаях установлены конкретные сроки, в других применена формулировка "в разумный срок". А здесь - молчание. А может, это и есть одна из главных "изюминок" этого Закона? И не будут ли считаться законными действия судебного пристава-исполнителя, который вручит должнику извещение о производстве исполнительных действий непосредственно перед началом их осуществления? Но какой смысл в таком извещении?

Без судебной практики рассмотрения этого вопроса не обойдешься. Любит наш законодатель разрабатывать законы, требующие длительного и мучительного понимания и толкования.

Очевидно, было бы логичным установить такой срок в десять дней. Ведь именно столько времени отведено участникам исполнительного производства ст. 122 Закона N 229-ФЗ для обжалования действий (бездействия) судебного пристава.

Тем не менее должник вправе запросить у явившегося к нему пристава постановление об аресте имущества. Закон N 229-ФЗ позволяет должнику в этой ситуации на месте составить жалобу на действия судебного пристава и вручить ее непосредственно этому судебному приставу.

Пункт 4 ст. 123 Закона N 229-ФЗ обязывает судебного пристава-исполнителя принять эту жалобу и в установленный законом срок передать должностному лицу, уполномоченному ее рассматривать.

Статья 121 Закона N 229-ФЗ предусматривает право сторон исполнительного производства оспорить любое постановление, действие или бездействие судебного пристава. При этом необходимо учесть, что согласно ст. 437 ГПК РФ судья вправе приостановить исполнительное производство в случае подачи жалобы на действия судебного пристава. То есть новый Закон N 229-ФЗ предусматривает достаточно эффективные меры защиты от возможных незаконных действий судебных приставов-исполнителей.

Для сведения: руководство многих региональных подразделений Федеральной службы судебных приставов не испытывает восторга от таких изменений в новом Законе N 229-ФЗ.

Сотрудники службы, имеющие даже небольшой опыт практической деятельности по принудительному взысканию, прекрасно знают, чем для судебного пристава-исполнителя может окончиться визит в жилое помещение должника. Нередко за этим следуют жалобы и заявления, в которых пристава обвиняют в чем угодно. В результате приходится посещать прокуратуру и давать объяснения. Наверно, по этой причине новые положения Закона N 229-ФЗ стали объектом тщательного изучения в региональных подразделениях ФССП.

Так, по информации Управления Федеральной службы судебных приставов по Ярославской области, в ходе проведения 8 февраля 2008 г. круглого стола по вопросам реализации новых полномочий судебных приставов было отмечено, что реализация положений нового Закона N 229-ФЗ о возможности судебных приставов проникать в помещения должников без их согласия вызывает значительные трудности.

Все присутствующие на семинаре согласились с тем, что данное полномочие требует конкретной регламентации самой процедуры.

Еще одной темой семинара стали вопросы извещения сторон исполнительного производства - должника и взыскателя. При этом было отмечено, что главное в процессе извещения - это соблюдение срока разумности при направлении извещения почтой, по истечении которого можно считать лицо извещенным.

Однако в последнее время в средствах массовой информации появились сообщения о том, что в некоторых регионах судебные приставы ограничиваются направлением извещений и вызовов сторонам исполнительного производства посредством SMS-сообщений, а также размещением данной информации на различных интернет-сайтах (например, "Одноклассники", "В контакте"). При этом, по мнению сотрудников службы судебных приставов, должник или взыскатель считаются уведомленными надлежащим образом после посещения данными лицами указанных сайтов или после подтверждения оператором связи получения SMS-сообщения абонентом.

Согласиться с этим крайне сложно. Действительно, учитывая большую загруженность судебных приставов-исполнителей, законодатель предусмотрел в новом Законе N 229-ФЗ возможность извещать стороны о предстоящих исполнительных действиях и вызывать их посредством использования электронной и иных видов связи (ст. 24). И тут сразу же возникает желание задать авторам Закона вопрос о возможности использования голубиной почты. А иначе как реагировать на упорное применение законодателем таких понятий, как "иной", "некоторый" и т.д.?

Юридическое качество разработанного и принятого нормативно-правового акта определяется, в первую очередь, отсутствием необходимости его толкования. К сожалению, у нас наоборот. Тем не менее разберемся с тем, что есть.

Итак, создается впечатление, что текст п. 1 ст. 24 Закона N 229-ФЗ разрабатывал один юрист, а текст п. 3 этой же нормы - совсем другой. В п. 1 говорится о возможности использования практически любого вида связи, в том числе и электронной, а в п. 3 устанавливается необходимость направления извещения лицу, участвующему в исполнительном производстве, только по адресу, указанному в исполнительном документе.

Как это понимать? А только так, что законность действий судебного пристава-исполнителя, уведомляющего должника или взыскателя через интернет-сайты или при помощи SMS-сообщений, крайне сомнительна. Вряд ли в исполнительном документе (исполнительном листе, постановлении о взыскании штрафа и т.д.) суд указывает именно такой адрес (наименование сайта или номер мобильного телефона).

В любом исполнительном документе указывается адрес регистрации по месту жительства или пребывания, в крайнем случае - номер домашнего или рабочего телефона. Последний же с трудом можно назвать адресом. По этой причине все эти "ноу-хау" с "Одноклассниками" и SMS-ками, скорее всего, не получат широкого применения.

Безусловно, информация сети Интернет может быть использована приставами как один из способов розыска должников, и не более. Где гарантия, что должник или взыскатель прочитали SMS-сообщение и что этим телефоном пользуются именно они. В любом случае закрыть все проблемы исполнительного производства с помощью такого новаторства и энтузиазма невозможно.

Необходимо, с одной стороны, сделать профессию судебных приставов высокооплачиваемой, с другой - ужесточить административную и уголовную ответственность должников за злостное неисполнение любого вступившего в силу судебного решения. Или всерьез вернуться к вопросу о частных судебных приставах.

Еще одна горячая тема: ограничения на выезд должника за рубеж. Для начала поговорим о нравственной составляющей таких мер принуждения. Иначе это не назовешь.

Аналогия с уголовным правом очевидна. С одной стороны, довольно справедливо напомнить таким образом злостным неплательщикам алиментов или любителям брать кредиты и не отдавать их о существующих обязанностях. С другой стороны, а почему для указанных лиц ограничен именно выезд за рубеж? С таким же успехом данную категорию должников можно ограничить в приобретении продуктов питания или одежды. Это же эффективней.

Но есть еще одна проблема. Почему-то сторонники этой меры считают, что наши люди отправляются за границу исключительно отдыхать. А если мама у такого должника, живущая где-нибудь в Прибалтике или на Украине, тяжело заболела и за ней ухаживать некому, что тогда? Это уже совсем по-другому называется. Ведь в ст. 67 Закона N 229-ФЗ на этот счет нет исключений. Не пускать - и все!

А что сказать о командировке врача или сотрудника МЧС, выезжающих за рубеж для оказания срочной помощи потерпевшим? Ведь среди представителей и этих профессий тоже бывают должники. А сотрудники разведки? Вне службы они обыкновенные люди с такими же проблемами. Можно привести еще много примеров.

Будем надеяться на то, что жизнь и исполнительная практика заставят внести в Закон N 229-ФЗ соответствующие изменения и дополнения.

Теперь о хорошем. То, что законодатель все же попытался каким-то образом урегулировать порядок применения таких ограничений судебными приставами, это, конечно же, плюс. Ведь раньше, до вступления в силу Закона N 229-ФЗ, данная мера также применялась приставами. Только при этом они руководствовались лишь одной нормой: п. 5 ст. 15 Федерального закона от 15.08.1996 N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и порядке въезда в Российскую Федерацию", который просто декларировал такое ограничение. Это создавало немалые трудности при обжаловании подобных действий судебных приставов.

В новом Законе N 229-ФЗ установлена достаточно подробная процедура совершения такого исполнительного действия. Согласно ст. 67 Закона N 229-ФЗ судебный пристав обязан вынести соответствующее постановление о применении к должнику таких ограничительных мер. Копия постановления направляется должнику.

Если судебные приставы не воспользуются для этого сайтом "Одноклассники", а выполнят свои обязанности добросовестно, то должник будет знать о таких ограничениях.

При необходимости должник вправе обжаловать данное постановление в суде или вышестоящему руководству. То есть оказаться неожиданно в такой ситуации может лишь человек, абсолютно игнорирующий процесс решения его же проблем.

В заключение можно сказать, что вступивший в силу Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривает достаточно широкий арсенал средств и методов оспаривания действий или бездействия судебных приставов-исполнителей. Это очень существенно как для должников, так и для взыскателей. Вместе с тем рассматриваемый Закон N 229-ФЗ страдает теми же "болезнями", какими страдают многие российские нормативно-правовые акты. И самыми существенными недостатками этого Закона являются нелогичность и неопределенность составляющих его норм.

Назвать Закон N 229-ФЗ революционным можно с трудом. От своего предшественника он каким-либо кардинальным образом не отличается. Законодателю так и не удалось решить главную проблему - создать условия, при которых пристав будет заинтересован исполнить решение суда, а должнику будет совсем "неинтересно" уклоняться от его исполнения.

Что касается приставов, то выхода здесь два: либо реконструировать на совершенно ином уровне механизм исполнительного сбора, либо создать альтернативную (частную) службу судебных приставов, услуги которых будут платными (с последующей компенсацией таких затрат должником).

Реально это означает возвращение к уже забытой идее.

С должниками проблема также решаема. За неисполнение должниками судебных решений следует усилить ответственность, в том числе и имущественную, путем установления прогрессивной шкалы процентов (пени). А подобные средства и методы уже давно апробированы и успешно применяются. Все остальные меры несерьезны и неэффективны. И тем более навешивание на должников ярлыка "невыездной".