1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1141

Истина в суде

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

НДС

Дефекты счетов-фактур сами по себе не могут являться основанием для отказа в вычете по НДС, если эти счета-фактуры позволяют определить субъектов сделки, их адреса, объекты сделки, количество поставляемых товаров, их цену и сумму начисленного налога. Кроме того, использование налогоплательщиком права на вычет по НДС на основании счетов-фактур с факсимильной подписью является незаконным только при условии, что такой характер подписи был очевиден для налогоплательщика.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2011 по делу № А11-4080/2010)

Инспекция по результатам выездной налоговой проверки доначислила налогоплательщику НДС, пени и штраф, предложив уплатить неправомерно возмещенный из бюджета налог.

Общество с таким решением не согласилось и подало в суд. Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, однако апелляционный суд это решение отменил и удовлетворил требования частично.

Инспекция подала кассационную жалобу, но суд занял сторону налогоплательщика.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что контрагент общества в действительности не осуществлял перевозку товаров, которая отражена в учете общества, так как товарно-транспортные накладные не доказывают фактов осуществления перевозок. Кроме того, счета-фактуры на поставку товара от контрагента были проштампованы факсимиле. Таким образом, арбитры решили, что представленные документы не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС, а общество использовало схему «несуществующего посредника» для получения необоснованной налоговой выгоды.

Апелляционный суд, отменяя частично это решение, руководствовался следующим. Налоговый орган не опроверг достоверность представленных товарных накладных, полученных от спорного контрагента. Товар оплачен безналичным путем. По мнению апелляционного суда, при наличии достоверных товарных накладных отсутствие договора, подписанного сторонами, и товарно-транспортной накладной, которая необходима для расчетов за перевозку грузов и учета выполненной транспортной работы, не свидетельствует о том, что поставки не было. Общество проявило должную осмотрительность и осторожность при выборе контр­агента, затребовало документы, подтверждающие факт его госрегистрации, а также документы, подтверждающие полномочия руководителей организаций, что не отрицается инспекций. Это обстоятельство даже послужило инспекции поводом для уменьшения размера штрафа в отношении общества на основании ст. 114 НК РФ. Кроме того, апелляционный суд указал, что использование налогоплательщиком права на вычет по НДС на основании счетов-фактур с факсимильной подписью является незаконным при условии, что именно такой характер подписи очевиден для налогоплательщика. В данном случае использование контрагентом факсимильной подписи не являлось очевидным для покупателя, поскольку это обстоятельство установлено только при проведении технической экспертизы.

В свою очередь инспекция настаивала на том, что общество сымитировало поставки от контрагента, который использует общую систему налогообложения, чтобы скрыть реальные поставки от индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН, и, таким образом, обосновать право на налоговый вычет по НДС. Инспекция указала, что спорный контрагент по документам являлся не только поставщиком, но и покупателем готовой продукции общества в объеме выручки 93,58%. Данное обстоятельство, по мнению налогового органа, свидетельствует о взаимозависимости между обществом и его контрагентом.

В ответ общество обратило внимание суда на то, что инспекция сама фактически признала реальность взаимоотношений со спорным контрагентом, когда приняла решение о снижении сумм налоговых санкций на основании того, что налогоплательщиком проявлена должная осмотрительность при выборе контрагентов.

Суд кассационной инстанции отметил, что вывод апелляционного суда о реальности спорных поставок сделан на основании товарных, а не товарно-транспортных накладных. В постановлении Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 8835/10 разъяснено, что постановлением Госкомстата от 25.12.98 установлены требования по заполнению и содержанию товарной накладной формы № ТОРГ‑12, наличие товарно-транспортной накладной по учету торговых операций не предусматривается.

Счет-фактура, признается соответствующей установленным требованиям, если он позволяет определить контрагентов по сделке, их адреса, объект сделки, количество поставляемых товаров, их цену, а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету (п. 2 ст. 169 НК РФ). Соответственно дефекты счетов-фактур, выставленных спорным контрагентом, сами по себе не могут являться основанием для отказа в вычете по НДС, поскольку они позволяют определить все вышеуказанные позиции. Кассация также признала справедливым вывод суда апелляционной инстанции о факсимильной подписи.

Налоговое законодательство не ставит в зависимость применение налоговых вычетов по НДС при приобретении товаров, работ, услуг от использования в том же налоговом периоде имущества, для строительства и реконструкции которого они приобретались.

(Постановление ФАС Центрального округа от 19.07.2011 по делу № А08-4395/2010-20)

Инспекция провела камеральную проверку уточненной налоговой декларации по НДС за II квартал 2009 г. и отказала обществу в возмещении налога. Основанием послужило то, что спорное имущество не участвовало в операциях, признаваемых объектом налогообложения по НДС.

Суд занял сторону налогоплательщика.

Как выяснилось из материалов дела, общество заключило договор генподряда на выполнение работ по строительству и реконструкции электрических сетей. Средства и материалы для выполнения работ подрядчик обязался привлечь самостоятельно.

Инспекция посчитала, что общество необоснованно предъявило к вычету НДС, так как оно является балансодержателем имущества, в отношении которого проводились спорные работы, а не его собственником. Имущество передано в аренду, но операции, признаваемые объектом налогообложения по НДС, с этим имуществом не осуществлялись.

Арбитры установили, что работы по реконструкции электрических сетей связаны с деятельностью по продаже электрической энергии, облагаемой НДС. Причем деятельность в сфере покупки, продажи и передачи электрической энергии, а также выполнение функций заказчика по реконструкции и техническому перевооружению электрических сетей является одним из основных видов деятельности общества.

Реальность выполнения работ и соблюдение налогоплательщиком требований ст. 169, 171 и 172 НК РФ инспекция не оспаривала.

Кроме того, судьи указали, что налоговое законодательство не ставит в зависимость применение налоговых вычетов по НДС при приобретении товаров, работ, услуг от использования в том же налоговом периоде имущества, для строительства и реконструкции которого приобретались эти товары, работы, услуги.

Налог на прибыль

Если выполненные работы привели к созданию новых объектов основных средств, такие работы не могут считаться ремонтными. Их стоимость следует отнести на увеличение первоначальной стоимости основного средства, а не на расходы.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.06.2011 по делу № А82-9039/2010)

Инспекция провела налоговую проверку общества за 2007—2008 гг. и пришла к выводу о занижении налоговой базы по налогу на прибыль и по налогу на имущество. Причина: налогоплательщик необоснованно отнес на расходы стоимость выполненных работ по объектам основных средств. Налогоплательщику доначислили налоги, а также начислили пени и штрафы.

Общество попыталось оспорить это решение в суде, но проиграло дело.

Свою позицию налогоплательщик мотивировал тем, что проведенные им работы являлись капитальным ремонтом объектов основных средств — дороги и стоянки для транспорта, а не новым строительством и реконструкцией указанных объектов. Следовательно, расходы на проведение ремонта основных средств правомерно приняты в качестве прочих расходов на основании ст. 260 НК РФ.

Напомним, что первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям (п. 2 ст. 257 НК РФ). Для целей налогообложения прибыли стоимость соответствующих основных средств погашается путем начисления амортизации. Иные виды работ не увеличивают стоимости основных средств.

Расходы на ремонт основных средств, произведенные налогоплательщиком, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они осуществлены, в размере фактических затрат (п. 1 ст. 260 НК РФ). При определении налоговой базы расходы по приобретению и (или) созданию амортизируемого имущества, а также осуществленные в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств, не учитываются (п. 5 ст. 270 НК РФ).

Затраты на модернизацию и реконструкцию объекта основных средств увеличивают первоначальную стоимость такого объекта, если в результате модернизации и реконструкции улучшаются (повышаются) первоначально принятые нормативные показатели функционирования (срок полезного использования, мощность, качество применения и т.п.) объекта основных средств (п. 27 ПБУ 6/01 «Учет основных средств»).

На балансе общества находятся объекты основных средств — дорога и стоянка. В проверяемом периоде общество заключило договор с подрядчиком на выполнение работ по асфальтированию территории, ремонту асфальтобетонного перекрытия и устройству площадки для автомобилей.

Арбитры пришли к выводу, что выполненные работы не могут являться капитальным ремонтом. По объекту «дорога» подрядчик построил новое дорожное полотно взамен морально устаревшего, физически изношенного и непригодного для эксплуатации объекта основных средств с истекшим сроком полезного использования.

Кроме того, подрядчик произвел реконструкция покрытия, в результате которой создан новый объект — стоянка с новым основанием и покрытием из асфальтобетона взамен ранее существовавшей и не имевшей асфальтового покрытия, что привело к улучшению основного средства, повышению его качества и технико-
экономических показателей, увеличению протяженности асфальто-
бетонного покрытия.

При таких обстоятельствах суды правомерно отказали налогоплательщику в удовлетворении его требования, признав обоснованными претензии инспекции.

Налоговая выгода

Решение налоговой о доначислении налога на прибыль и пеней признано обоснованным, так как налогоплательщик не подтвердил факт невключения спорных затрат в расходы при исчислении налога.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.06.2011 по делу № А33-6017/2010)

По результатам выездной налоговой проверки за 2007—2008 гг. инспекция доначислила обществу налог на прибыль, пени и штраф. Причина: налогоплательщик не представил документы, подтверждающие принятие на учет и списание материалов.

Общество тщетно пыталось оспорить данное решение в суде. Суд первой инстанции удовлетворил заявление общества частично, но апелляционный суд отменил это решение, в связи с чем общество подало кассационную жалобу.

Заявитель указал, что часть материалов от поставщиков не была использована им в производстве и учтена при исчислении налога на прибыль за 2007 г. Таким образом, исключив из общей суммы расходов стоимость всех материалов, налоговый орган занизил расходы общества.

Суд первой инстанции изучил представленные налогоплательщиком оборотно-сальдовые ведомости, акты выбытия быстроизнашивающихся и малоценных предметов, журнал-ордер (счет 10 субконто) и решил, что заявитель подтвердил поступление материалов от конкретных поставщиков, отсутствие факта списания данных материалов в производство и включения в расходы при исчислении налога на прибыль.

Однако апелляционный суд пришел к выводу, что из представленных первичных документов невозможно определить поставщика списанного товара и стоимость его приобретения. В бухгалтерских регистрах содержатся различные данные по одним и тем же наименованиям товара (количество, стоимость), что не позволяет достоверно определить его движение. Отражение в бухгалтерских регистрах оборотов по конкретным поставщикам невозможно и не соотносится с порядком бухгалтерского учета материалов сортовым методом.

Кассационный суд, сославшись на п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, отметил следующее. Представление налогоплательщиком в инспекцию всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговики не доказали, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. В соответствии с п. 4 данного постановления налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком без осуществления реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Арбитры установили, что списание товарно-материальных ценностей производилось обществом на основании актов выбытия быстроизнашивающихся и малоценных предметов, а также приложений к «материальным отчетам по расходам в производство ТМЦ». На каждый первичный документ составлялось требование-накладная по форме М-11. Однако данные документы не содержат сведений о поставщике и цене приобретения списанного товара и, следовательно, не подтверждают доводы общества о частичном списании в производство материалов.

Кроме того, суды установили обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии реальных хозяйственных операций общества и спорных поставщиков. Сведения в представленных счетах-фактурах и товарных накладных оказались недостоверными. Таким образом, внутренние документы общества о движении материалов составлены на основании недостоверных документов об их приобретении, в том числе о постановке ТМЦ на учет, передаче на склад и в производство.

Решение налоговой инспекции о привлечении общества к ответственности признано недействительным, так как не доказаны взаимозависимость, согласованные действия общества и его контрагентов, а также недостоверность сведений в подтверждающих документах.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.06.2011 № Ф03-2623/2011)

По итогам камеральной проверки налоговой декларации общества по НДС за III квартал 2009 г. инспекция доначислила налог, а также начислила пени и штраф. Основание: документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение расходов и вычетов, недостоверны.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Инспекция настаивала на том, что контрагент, действующий на основании агентского договора, не оказывал агентские услуги для общества в отношении спорных поставщиков, поскольку между обществом и этими поставщиками заключены отдельные договоры поставки.

При рассмотрении данного дела суды руководствовались ст. 169, 171 и 172 НК РФ и постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.

Проанализировав материалы дела, арбитры пришли к выводу, что первичные документы, представленные обществом, содержат все необходимые сведения и реквизиты, предусмотренные налоговым и бухгалтерским законодательством, и подтверждают реальность спорных хозяйственных операций. Оказанные услуги обществом оплачены. Доказательств, свидетельствующих об ином, инспекторы не представили.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта налоговым органом, возлагается на этот орган (ст. 65 АПК РФ). Поскольку инспекцией не доказаны наличие взаимозависимости, согласованных действий общества и его контрагента, их направленность на получение необоснованной налоговой выгоды, а также недостоверность сведений в подтверждающих документах, нет и оснований не принимать налоговые вычеты по НДС в отношении спорной сделки.

Возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

(Постановление ФАС Московского округа от 18.07.2011 № КА-А40/7097-11)

По результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации по НДС обществу отказали в возмещении налога. Основание: налогоплательщик искусственно увеличил стоимость аренды торгового помещения.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Общество арендовало помещение через посредника. По мнению инспекции, такие действия не имели экономического смысла, так как собственник помещения, посредник и сам субарендатор — взаимозависимые лица.

В то же время арбитры установили, что общество не имело возможности заключить договор аренды без привлечения посредника. Собственник не сдает помещение напрямую, так как управление им передано фирме-посреднику. Экономическая цель арендодателя в этом случае заключается в получении доходов при минимальных финансовых затратах.

Таким образом, заявитель для целей налогообложения учел операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом. Такие операции обусловлены разумными экономическими причинами.

Арбитры указали, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53). Но возможность достигнуть того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

Доводы инспекции о взаимозависимости участников сделки отклонены, так как сама по себе она не является основанием для признания необоснованной налоговой выгоды. Налоговая инспекция также не доказала факт несоответствия цены аренды, установленной сторонами, рыночной цене.

Налоговый кодекс не позволяет налоговому органу оценивать платежи по НДС с позиции их экономической целесо-образности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.07.2011 № Ф09-3543/11-С2)

По результатам выездной налоговой проверки инспекция отказала обществу в вычете по НДС, полагая, что налогоплательщик не смог подтвердить факт использования приобретенного имущества в хозяйственной деятельности при совершении операций, облагаемых НДС.

Общество обратилось в суд. Суды первой и апелляционной инстанций оставили его заявление без удовлетворения, но кассационный суд отменил эти решения и отправил дело на новое рассмотрение.

В спорный период общество приобрело у предприятий-контрагентов два объекта недвижимости. Были заключены договоры купли-продажи, произведены соответствующие записи в книге покупок. Контрагенты выставили обществу счета-фактуры. Имущество передано по акту приема-передачи, оплачено платежным поручением.

Инспекторы при осмотре объектов не обнаружили признаков выполненных работ, связанных с доведением объектов до состояния, позволяющего их использовать в хозяйственной деятельности и облагаемых НДС операциях. Документов, подтверждающих выполнение ремонтных или строительно-монтажных работ, по требованию инспекторов общество не представило.

Оценивая материалы налоговой проверки, суд первой инстанции указал, что приобретенные объекты не приносили экономическую выгоду обществу и не способны приносить ее в будущем без осуществления капитальных вложений. О состоянии приобретаемого имущества обществу должно было быть известно еще до заключения сделки, поскольку руководство общества ранее занимало соответствующие должности в штате организации-продавца.

Суд апелляционной инстанции, в свою очередь, установил, что общество рассчиталось за приобретенное имущество заемными средствами. Арбитры пришли к выводу, что в действиях участников сделки усматривается взаимозависимость и согласованность, что повлияло на условия сделки и ее экономические результаты. Как выяснилось, общество также не могло погасить задолженность перед одним из контрагентов, что тоже, по мнению судей, свидетельствует о возможности получения необоснованной налоговой выгоды.

Ознакомившись с делом, кассационный суд указал, что возможность возмещения налогов из бюджета обусловливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Инспекция вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Однако основным мотивом для отказа в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика послужили выводы судов о нецелесообразности взаимоотношений хозяйствующих субъектов. Арбитры подчеркнули, что такой подход недопустим. НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками платежи по НДС с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности, налоговое законодательство не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск и вправе единолично определять ее эффективность и целесообразность.

Кроме того, обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.

Арбитры пришли к выводу, что суды нижестоящих инстанций не оценили в полном объеме установленные фактические обстоятельства дела.

НДПИ

Общество обоснованно применило нулевую ставку по НДПИ, поскольку нормативы потерь по серебру не утверждены (его запасы в государственном балансе запасов не числятся, лицензию на право добычи сереб­ра обществу не выдавали).

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28.06.2011 № Ф03-2883/2011)

В результате камеральной проверки налоговой декларации по НДПИ за сентябрь 2009 г. обществу доначислили налог, а также начислили пени и штраф. Причина: добывая золото и серебро, общество исчисляло и уплачивало НДПИ лишь с добычи золота.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Арбитры установили, что общество имеет лицензии на право пользования недрами, в соответствии с которыми добывает шлиховое золото. Для сокращения объема перевозки и исключения хищения полученное шлиховое золото переплавлялось и отправлялось на аффинажный завод в виде слитков лигатурного золота. Таким образом, добытым полезным ископаемым для общества является лигатурное золото. В дальнейшем на аффинажном заводе в результате переработки (очистки) из лигатурного золота выделялось серебро.

Из налоговой декларации следует, что налог по добытому серебру налогоплательщик рассчитывал с учетом фактических потерь в пределах нормативных потерь (утверждены протоколами заседания секции твердых полезных ископаемых Федерального агентства по недропользованию от 02.07.2009 № 34/09-унп), облагая их налоговой ставкой 0% в порядке, предусмотренном подп. 1 п. 1 ст. 342 НК РФ.

Налоговый орган доначислил НДПИ на том основании, что налогоплательщик занизил количество добытого серебра, применив налоговую ставку 0% к нормативам его потерь, которые утверждены не были. По мнению налогового органа, все фактические потери при добыче серебра в этом случае являются сверхнормативными и подлежат обложению по ставке НДПИ 6,5%.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 18.12.2007 № 64 разъяснено положение НК РФ, предусматривающее, что добытым полезным ископаемым признается продукция, которая содержится в минеральном сырье и соответствует определенным стандартам. Согласно этому документу вывод о наличии в добытом минеральном сырье полезного ископаемого может быть сделан только в случае, когда в названном сырье содержится продукция, характеризуемая определенными физическими свойствами (либо иными существенными природными свойствами) и (или) химическим составом, предусмотренным соответствующим стандартом.

Лицензиями, выданными обществу, предоставлено право разведки и добычи россыпного золота. Запасы серебра по данным месторождениям в государственном балансе запасов полезных ископаемых не числятся.

В соответствии с Правилами утверждения нормативов потерь полезных ископаемых при добыче (постановление Правительства РФ от 29.12.2011 № 921) нормативы утверждаются Федеральным агентством по недропользованию в отношении полезных ископаемых, которые учтены на государственном балансе запасов полезных ископаемых и указаны в лицензиях.

В рассматриваемом случае нормативы потерь по серебру не утверждались, поскольку запасы серебра в государственном балансе запасов не числятся, лицензия на право добычи серебра обществу не выдавалось.

Таким образом, налогоплательщик правомерно рассчитал налог с применением нулевой ставки.

Земельный налог

Если показатели кадастровой стоимости земельного участка не утверждены, у налогоплательщика нет обязанности по исчислению земельного налога.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.07.2011 по делу № А32-2574/2009)

Инспекция провела камеральную проверку уточненного налогового расчета по авансовым платежам по земельному налогу организации за I квартал 2006 г.

В результате налогоплательщику предложили уплатить налог по двум земельным участкам.

Организация обратилась в суд и выиграла дело.

В суде налогоплательщик указал, что по спорным участкам показатели кадастровой стоимости не утверждены. Поэтому организация представила налоговый расчет по авансовым платежам по земельному налогу за спорный период, согласно которому сумма платежей по этим участкам составила 0 руб.

Инспекция пояснила, что налог начислен на основании сведений, поступивших от органов, осуществляющих ведение государственного земельного кадастра, а муниципальные правовые акты вступают в силу с момента их подписания.

Напомним, что налоговую базу по земельному налогу налогоплательщик определяет самостоятельно в отношении каждого земельного участка как его кадастровую стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом (п. 1 ст. 391 НК РФ). Данные о кадастровой стоимости участков должны быть доведены до налогоплательщика федеральным органом исполнительной власти не позднее 1 марта этого года (п. 14 ст. 396 НК РФ).

Изучив материалы дела, арбитры пришли к выводу, что на 1 марта 2006 г. сведения о кадастровой стоимости спорных участков отсутствовали.

Нормативные правовые акты муниципального образования, утверждающие результаты государственной кадастровой оценки, опубликованы не были. А такие акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу после их официального опубликования (обнародования) (ст. 47 Федерального закона от 06.19.2003 № 131-ФЗ). Исключения составляют нормативные правовые акты органов местного само­управления о налогах и сборах, которые вступают в силу в соответствии с НК РФ. Поскольку нормативные правовые акты об утверждении результатов государственной кадастровой оценки земель регулируют земельные, а не налоговые отношения, эти акты не относятся к нормативным правовым актам о налогах и сборах.

Таможенная стоимость

Различие между ценой сделки и ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как доказательство недостоверности условий сделки и служить основанием для корректировки таможенной стоимости. Это лишь повод для проведения проверочных мероприятий с целью выяснить эти обстоятельства.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.07.2011 по делу № А32-9894/2010)

Таможня не приняла заявленную участником ВЭД таможенную стоимость ввезенного по ГТД товара, определенную по первому методу, то есть по цене сделки с ввозимым товаром. Основание: таможенная стоимость товаров имеет низкий уровень.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

В подтверждение заявленной таможенной стоимости общество представило внешнеэкономический контракт, приложения к нему, паспорт сделки, инвойсы, коносаменты, карточки учета, упаковочные листы, договор перевозки и другие документы.

Таможня не приняла таможенную стоимость,запросила у общества дополнительные документы, которые представлены не были. В связи с отказом общества корректировать заявленную таможенную стоимость таможня самостоятельно произвела корректировку вторым, третьим и шестым методами и выставила требования об уплате таможенных платежей.

Напомним, что при отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров, таможенный орган вправе предложить декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода (п. 5 ст. 323 ТК РФ).

Таможенная стоимость определяется путем последовательного применения следующих методов: по цене сделки с ввозимыми товарами, по цене сделки с идентичными товарами, по цене сделки с однородными товарами, вычитания стоимости, сложения стоимости, резервного метода (ст. 12 Закона РФ от 21.05.93 № 5003-1 «О таможенном тарифе», далее — Закон о таможенном тарифе). Основным методом является метод по цене сделки с ввозимыми товарами (ст. 19 Закона о таможенном тарифе). Если нельзя использовать основной метод, применяется последовательно каждый из методов, перечисленных в ст. 20—24 Закона о таможенном тарифе. Каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода. Для использования других методов таможня обязана доказать наличие оснований, предусмотренных Законом о таможенном тарифе (постановление Пленума ВАС РФ от 26.07.2005 № 29).

Арбитры указали, что низкий ценовой уровень сам по себе не свидетельствует о недостоверном декларировании. Этот факт может стать основанием для проведения проверочных мероприятий с целью выяснения всех обстоятельств, в том числе истребования у декларанта соответствующих документов и объяснений. При определении таможенной стоимости иным методом, чем основной, таможня должна не просто сомневаться в достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости товаров, а иметь в наличии безусловные доказательства того, что невозможно применение первого метода.

Из материалов дела следует, что общество представило все необходимые документы, предусмотренные приказом ФТС России от 25.04.2007 № 536, чем подтвердило правомерность определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами (первый метод). Таможня не представила доказательства того, что общество уплатило цену больше, чем та, что указана в инвойсах иностранного поставщика и перевозчика.

Судьи отметили, что само по себе непредставление обществом дополнительно запрошенных у него документов не обосновывает правомерность произведенной таможней корректировки. Статья 323 ТК РФ не содержит положений, которые позволяют таможенным органам произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров. Суд установил, что таможня осуществила корректировку на основании ценовой информации о товаре, условия поставки и характеристики которого несопоставимы с условиями поставки товаров, ввезенных по спорным ГТД. Действия таможни признаны незаконными и нарушающими права и законные интересы общества.