1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 44

ЦБ размышляет, как уменьшить аппетиты корпораций к валютным займам

В понедельник,16 апреля, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева сделала ряд любопытных заявлений, в том числе – про валютные долги отечественных организаций. Зампред видит в их росте опасность, обещает как-то повлиять на нехорошую тенденцию, но не рассказывает, как это можно сделать.

К. Юдаева заявила, что накопление валютного долга российским корпоративным сектором увеличивает риски для макроэкономической стабильности, рассказывает агентство «Интерфакс».

По словам зампреда, Банк России изучает возможность введения дополнительные ограничений для займов в иностранной валюте для российских компаний.

«Нам очень важно предотвратить волну накопления валютных рисков в системе… в периоды стабилизации курса рубля компании и банки могут начать недооценивать валютные риски, брать слишком большие валютные кредиты, якобы экономя на процентных ставках и не понимая, что разница в ставках по рублевым и валютным кредитам обычно покрывает валютные риски, - приводит слова К.Юдаевой «Интерфакс». - Россия находится в числе стран с повышенным соотношением валютного долга корпоративного сектора к ВВП по сравнению с другими странами, в том числе странами с развивающимися рынками. У нас этот показатель составляет примерно 22% ВВП. Также стоит отметить, что задолженность крупнейших публичных заёмщиков из нефтегазового сектора в 2,7 раза превышает суверенный внешний долг и имеет тенденцию к росту».

Иными словами, главные продавцы углеводородов, призванные наполнять бюджет страны, занимают уже больше, чем все государство в целом, и увеличивают темпы кредитования.

Впрочем, ряд экспертов в последние годы говорят о том, что для исполнения заветной цели – снижения государственного долга, власти просто перевели кредитование на формально независимые компании. Нефтегазовые гиганты, однако, являются квазигосударственными компаниями, так что при необходимости их долги придется гасить за счет средств налогоплательщиков, которые в России отчего называют «государственными деньгами». То есть, перенос долговой нагрузки на корпорации никак не устраняет угрозы для страны в целом.

Теперь это решили заметить в ЦБ.

К. Юдаева, конечно, рассказала о работе по устранению долговых рисков, которую банк ведет неустанно. Она напомнила, что с 2015 г. ЦБ ввел повышенные коэффициенты риска для банков по валютным кредитам - 300% по валютной ипотеке 130% по кредитам на недвижимость и 110% по кредитам нефинансовым организациям. Были повышены нормативы отчисления в фонд страхования вкладов по депозитам юрлиц и физлиц в инвалюте.Это привело к сокращению валютной задолженности в основных проблемных отраслях: у строительных и девелоперских компаний, например, - на 20% за последний год.

«Темпы девалютизации кредитов в последнее время существенно замедлились, а по состоянию на 1 марта и 1 апреля 2018 г. портфель кредитов компаниям в иностранной валюте начал расти, -констатировала К. Юдаева. - Поэтому мы сейчас обдумываем целесообразность введения дополнительных мер по ограничению валютного кредитования».

Но основные заемщики долларов и евро – все-таки не строительные организации или девелоперы, а продавцы национального достояния в жидком и газообразном виде. Однако К. Юдаева в эти тонкости в своем выступлении не углублялась.

Тем не менее, ЦБ приводит некоторые конкретные данные. По данным банка, суммарный внешний долг России с начала года вырос на 6,1 млрд долл. и на 1 апреля достиг 524,9 млрд долл. Долг самого ЦБ увеличился почти втрое по сравнению с началом 2017 г., до 6,552 млрд долл. Суверенный долг вырос на 4,4 млрд долл. с начала года и 11 млрд долл.в за последние 15 месяцев, а его текущее значение - 59,9 млрд долл. - стало рекордным с начала 2014 г.

В том 2014 г. мы видели, как быстро может девальвироваться национальная валюта.