1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Игры по правилам и без

Сегодня Россия все больше напоминает один огромный Лас-Вегас. Во всяком случае создается впечатление, что скоро в наших городах найти булочную будет сложнее, чем казино или игровой зал. В Москве, к примеру, есть места, где игровые заведения стоят чередом, занимая чуть ли не полулицы, и рассчитаны на клиентов с любым достатком — от фондового воротилы до пенсионерки из соседнего дома. Депутаты Госдумы в последнее время все резче заявляют о необходимости ограничить игорный бизнес в крупных городах. Государство действительно проморгало отрасль, ежегодно дающую миллиарды рублей в бюджет и обеспечивающую занятость полумиллиона граждан.

Вне закона

По данным официальной статистики, сегодня в России насчитывается свыше 330 тыс. игровых автоматов, 4,2 тыс. игровых столов, 70 букмекерских контор и 3 тотализатора. Оборот рынка оценивается в 5 млрд дол.

Данные, впрочем, весьма условные, поскольку можно с уверенностью сказать, что определенная часть оборота игровой индустрии остается в тени. И не случайно. Политика государства в отношении игорного бизнеса непоследовательна, а подчас абсурдна. Он фактически находится вне закона.

Никакого отраслевого федерального законодательства (например, «О деятельности по организации и проведению игр и пари на территории РФ»), регулирующего деятельность субъектов «игрового» рынка, в России нет.

Поэтому взаимоотношения государства и игорного бизнеса сегодня сводятся главным образом к фискальным методам. Но даже в области налогообложения не существует единой политики. Все отдано на откуп региональным чиновникам, произвольно устанавливающим правила игры.

Согласно ст. 29 Налогового кодекса налог на игорный стол, кассу тотализатора или букмекерской конторы может быть от 25 до 125 тыс. руб., на игровой автомат — от 1,5 до 7,5 тыс. руб.

Поэтому ставка налога на автоматы в различных регионах может отличаться в разы. Скажем, в 2005 году в Рязани она составляла 5-тыс., в Красноярске и Саратове — 7,5 тыс., в Челябинске — 2,15 тыс. руб., а в Эвенкии — всего 1,5 тыс. руб. Для сравнения: в Москве и Московской области она равнялась 3750 руб., в Калининграде — 3 тыс. руб.

В прошлом году многие регионы повысили «планку» в среднем на 48—50%. А в Смоленске и Красноярске взнос в казну вырос в 1,5 раза.

В среднем по стране ставка налога на игровые автоматы составляет 6,5 тыс. руб., а на игровой стол и кассы букмекерских контор и тотализаторов — более 80 тыс. руб.

В январе московские власти также подняли налоги до максимального уровня. Ни в одной из стран мира, где разрешена деятельность казино и лотерей, за последние 30 лет, как уверяют эксперты, не было столь значительных колебаний.

К налоговой чехарде еще следует добавить неразбериху с лицензиями.

Несколько лет назад правительство поручило лицензирование игорного бизнеса Федеральному агентству по физической культуре и спорту. С тех пор было выдано 6,5 тыс. лицензий. На этом лицензионная деятельность агентства прекратилась. Теперь все вновь приходящие на рынок предприниматели вынуждены обращаться к владельцам лицензий или работать подпольно.

Кажется, будет излишним спрашивать, почему среди лидеров российской игровой индустрии стало модно инвестировать в проекты за рубежом. Например, холдинг «Рицио» открывает игровые залы в Прибалтике и Украине, «Джекпот» и «РИО» в Казахстане. Существуют даже проекты, связанные с игорным бизнесом в Аргентине, Румынии, Македонии, Египте, странах Азии.

Кстати

По данным экспертов международной консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers, темпы роста игорного рынка в России начали снижаться. Если в 2003 году рынок вырос на 115%, то в 2004 году — на 90, в 2005-м — до 65%. По данным НИИ МВД РФ, годовая прибыль игорного бизнеса может колебаться в пределах 3,5—5 млрд дол. Из них до 3 млрд (больше 40%) достается владельцам игровых автоматов, а остальное — казино, букмекерским конторам и тотализаторам. К 2009 году, по прогнозам экспертов, оборот может увеличиться до 10 млрд дол., но автоматы поглотят уже до 70% общей выручки.

«Казино... — это музыка, песни, вино…»

Как поется в популярной песне, помимо самой игры в подобных заведениях можно найти всевозможные развлечения. С точки зрения прибыли вышеперечисленный ряд абсолютно верен.

Сложившаяся практика показывает, что основной доход от игорного бизнеса образуется отнюдь не за игровым столом, с которого, собственно, и платится налог, а за счет сопутствующих услуг. С одной стороны, такая особенность бизнеса помогает легко скрывать реальные обороты, а с другой — предполагает достаточно высокий уровень стартового капитала.

Если обратиться к общемировым показателям, то прибыльность игровых залов не превышает 7—12%, запланировать доходы казино вообще невозможно. Может запросто оказаться, что заведение вообще работает в убыток. Понятно, что открывать бизнес на таких условиях, да еще учитывая повышенный интерес к этой сфере со стороны контролирующих ведомств, желающих немного.

По оценкам Ассоциации деятелей игорного бизнеса (АДИБ), за последние несколько лет количество казино в большинстве крупных городов практически не изменилось.

Основная часть игровых заведений (порядка 40% всех автоматов и до 30% игровых столов) при этом сосредоточена в столице и Санкт-Петербурге. В Москве, например, их число остается постоянным — не более 50—60.

Многие заведения открываются буквально на пару месяцев, а затем исчезают и на их место приходят новые.

Вместе с тем с 2000 по 2003 г. в российском игорном бизнесе в целом наблюдался настоящий бум. За это время количество объектов налогообложения выросло почти в 10 раз. Прежде всего за счет игровых автоматов.

Пик роста пришелся на последние два года, когда число их выросло в 2—2,5 раза, что, по мнению экспертов, напрямую связано с изменением в системе налогообложения. После введения налога на вмененный доход правила стали более понятными. К тому же сравнительно низкая капиталоемкость и быстрый оборот (для примера: средний срок окупаемости казино 5—7 лет, тогда как небольшой игровой зальчик способен компенсировать все затраты через год-полтора) привлекли на рынок много мелких игроков.

Тем не менее несмотря на большое число игроков и кажущийся хаос, рынок достаточно жестко сегментирован.

Первую скрипку играют столичные компании, развивающие сети игровых залов в различных регионах. Крупнейшие игроки на рынке игровых автоматов — холдинг «Рицио» (игровые залы «Вулкан»), компании «Суперслотс», «Джекпот». Их доля составляет примерно 12—13%, а в столице — 20%.

Остальную часть рынка делят между собой небольшие компании и предприниматели, не брезгующие «столбиками» и «ромашками», которые можно разместить буквально на любом пятачке и которые минимальны по затратам на эксплуатацию. Именно им в ближайшее время и придется пережить очередной эксперимент наших законодателей, предложивших в ноябре прошлого года ряд законодательных поправок, ужесточающих правила игры.

Ставка на проигрыш

В прошлом году фортуна была явно неблагосклонна к российской игорной индустрии. Сразу несколько депутатов разных фракций внесли в парламент поправки к Закону «О лицензировании отдельных видов деятельности» и проекту закона «О деятельности по организации и проведению азартных игр и пари на территории РФ». Одним из наиболее радикальных стало предложение перенести все игровые заведения из крупных городов в особые зоны в пригороде.

Авторами законопроектов выступили несколько депутатов, в том числе глава Комитета по экономической политике Валерий Драганов, глава Комитета по собственности Виктор Плескачевский, глава Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Владислав Резник, а также депутат Александр Лебедев, внесший в парламент законопроект «О тотализаторах и игорных заведениях».

Законотворцы предложили установить закрытый перечень разрешенных видов игорного бизнеса. По нему игра должна проходить исключительно в игорных заведениях (куда лицам моложе 18 лет вход запрещен). Уличные и полуподвальные игровые автоматы в итоге вообще должны исчезнуть.

Инициативу поддержали московские власти, а также ряд других российских регионов, предложившиевынести казино и игровые залы за пределы Садового кольца и одновременно поднять стоимость лицензии.

Собственный закон, ограничивающий игорный бизнес, был, в частности, принят в Санкт-Петербурге, Карелии, Чувашии, Воронежской области. В начале года в Рязанской и Белгородской областях губернаторы подписали региональные законы, выселяющие игорные заведения за городскую черту.

Скажем, в Ивановской области за последний месяц снято с регистрации 2,4 тыс. автоматов. Массовый исход игровиков начался и в Челябинске. А закрытие залов объявила местная компания «Пирамида». Всего законы, ставящие заслон на пути развития этого бизнеса, приняты уже в 25 регионах России.

При этом инициаторы законопроектов подчеркивают, что целью поправок является вывод отрасли из тени. По словам депутата Лебедева, сейчас мимо бюджета проходит более 400 млн дол., которые достаются криминалу.

Несмотря на такое дружное лобби и благие помыслы разработчиков, Госдума отложила рассмотрение поправок. К очередному «отбеливанию» игорного бизнеса парламентарии намерены приступить 10 февраля. Параллельно депутаты планируют рассмотреть вопрос об увеличении стоимости лицензии для игровиков. Согласно предложению депутата Игоря Динеса стоимость ее может вырасти с 3-тыс. до 1 млн руб.

Решения народных избранников еще нет, а-в Москве и Санкт-Петербурге уже появилась информация, что в пригородах началась массовая скупка земельных участков под будущие игорные залы и казино.

Другой не менее неприятный сюрприз, который готовят законодатели владельцам казино и игровых залов, — повышение налоговых ставок.

С 1 января до максимального размера выросли ставки на игровые автоматы не только в столице, но и в ряде других городов, а в перспективе планируется поднять их минимум вдвое.

Делиться надо

Ближайшими следствиями драконовских мер, по мнению участников рынка, станут сокращение доходов бюджета и уход значительной части предпринимателей в тень. Мнения по оптимальному размеру ставок расходятся. Руководители компаний «Рицио» и «Джекпот» заявили, что даже 7—8 тысяч уже много. По мнению вице-президента АДИБ Евгения Ковтуна, налог может составить 80—90% дохода операторов, поэтому рынок будет постепенно уходить «в подполье», что весьма нежелательно ни для отрасли, ни для государства.

Само же государство от этого больше потеряет. Например, за счет выпадающих доходов от въездного туризма и тех денег, которые российские туристы будут оставлять в зарубежных игорных залах и казино.

Кроме того, пострадают и отечественные производители игровой техники, доля которых сейчас составляет от 60 до 80% в зависимости от сегмента рынка.

Впрочем, большинство игроков убеждены, что до таких крайностей не дойдет. Рубить отрасль, дающую 1% ВВП, никто не станет. Скорее речь о масштабном переделе рынка в пользу крупных игроков. В роли заинтересованных лиц при этом могут выступить сами чиновники. Ни для кого не секрет, что в той же Москве, Сочи и Петербурге с разрешения и под опекой местных органов власти казино, часто через подставных лиц, строят депутаты, известные деятели телевидения, заместители глав различных министерств и ведомств.

«Зачем тратить огромные деньги на борьбу с конкурентами, если их можно просто выдавить под видом легализации», — заметил один из руководителей игорных залов.

Привлекательным полем игровой бизнес остается и для иностранных компаний. О намерении выйти на российский рынок в прошлом году заявило несколько крупных зарубежных игроков.

В частности, руководство Olympic Casino Group, владеющей 45 казино в странах Балтии, заявило о намерении своей компании строить в России гостиницы и открывать в них казино.

При любом раскладе выбор у мелких невелик: либо объединиться, либо продать игорный бизнес крупным игрокам. Будущее за крупными развлекательными центрами, в которых, помимо игровых столов и автоматов, будут располагаться рестораны, бары, спортивные игры и детские аттракционы.

К сведению


В прошлом году доходы региональных бюджетов от налога на игорный бизнес в Ленинградской области превысили 170 млн руб., в Липецкой — 89 млн, в Республике Мордовия — свыше 56 млн руб. В бюджет Красноярского края, по данным Федерального казначейства России, за 11 месяцев 2005 г. поступило свыше 428 млн руб., Новосибирской области — 414 млн. В Москве и Московской области сумма поступлений почти достигла миллиарда.


По данным информсайтов