1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1304

Законное тепло не отнять

Основания для прекращения подачи тепловой энергии абоненту установлены законодательством и не могут быть расширены или изменены даже соглашением сторон. К такому выводу пришел ФАС Северо­Западного округа в постановлении от 08.06.2009 по делу № А5611838/2008.

Городская поликлиника заключила договор теплоснабжения (горячая вода) с энергоснабжающей организацией.

Стремясь максимально обезопасить себя, энергоснабжающая организация включила в договор ряд случаев, когда она вправе прекратить или ограничить подачу тепловой энергии абоненту:

— неоплата (полностью или частично) тепловой энергии в установленные договором сроки;

— самовольное подключение к теплосети субабонентов, новых цехов и установок или их отдельных частей, самовольное подключение к теплосети суб­абонентов других организаций;

— самовольный ввод в эксплуатацию систем теплопотребления без участия представителя энергоснабжающей организации;

— присоединение систем теп­лопотребления до приборов учета;

— превышение договорных максимальных часовых нагрузок без согласия энергоснабжающей организации или превышение температуры обратной сетевой воды более чем на три градуса против температурного графика;

— отсутствие подготовленного персонала для обслуживания систем теплопотребления;

— недопуск представителей энергоснабжающей организации к системам теплопотребления и приборам учета теплоэнергии;

— невыполнение предписаний органов государственного энергетического надзора и энергоснабжающей организации;

— иные случаи, предусмотренные законодательством РФ;

— неудовлетворительное состояние систем теплопотребления, угрожающее аварией или создающее угрозу для жизни людей.

Но, изучив договор, городской прокурор решил, что все случаи одностороннего прекращения или ограничения подачи тепловой энергии абоненту, кроме последнего, не соответствуют законодательству и обратился в суд с требованием признать их недействительными.

Суд удовлетворил требование, отметив, что в п. 2 и 3 ст. 546 Гражданского кодекса РФ приведен исчерпывающий перечень оснований, при которых допустимо ограничение режима подачи энергии в одностороннем порядке (без согласования с абонентом), а именно:

1) в целях предотвращения либо ликвидации аварии;

2) в случаях, когда энергетические установки абонента в результате их неудовлетворительного состояния угрожают аварией или создают угрозу жизни и здоровью граждан;

3) при нарушении абонентом, являющимся юридическим лицом, обязательства по оплате энергии.

Энергоснабжающая организация ссылалась на формулировку п. 2 ст. 546 ГК РФ, в соответствии с которой «перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон». Но суд указал, что смысл данной формулировки заключается в закреплении запрета для энергоснабжающей организации на ограничение подачи энергии при отсутствии на то согласия абонента (и исключение из данного запрета делается только для случаев, прямо установленных ГК РФ). То есть соглашение с абонентом, о котором идет речь в указанной норме ГК РФ, должно достигаться энергоснабжающей организацией после возникновения у нее необходимости ввести режим ограничения подачи энергии. Поэтому, заключил суд, рассматриваемая норма не может истолковываться как допускающая установление в договоре дополнительных, не предусмотренных Гражданским кодексом РФ оснований для временного прекращения или сокращения объемов подачи энергии. В том числе и в качестве временных мер оперативного воздействия при допущении тех или иных нарушений обязательств со стороны абонента.

Заключая договор энергоснабжения, помните, что отражение в нем иных, кроме трех указанных в законе оснований прекращения или ограничения подачи энергии, незаконно. При этом на основании ст. 168 и 180 ГК РФ, а также разъяснений, данных в п. 32 постановления Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ от 01.07.96 № 6/8, суд указал, что ГК РФ не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, поэтому признание недействительными оспоренных пунктов договора энергоснабжения не влияет на исполнение сторонами своих обязательств и, следовательно, не влечет ничтожности прочих условий договора.