1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 102

Имеет ли значение при привлечении к солидарной ответственности компании в качестве материнской доля ее участия в уставном капитале ответчиков?

ВС РФ оценил возможность признания компанией материнской и привлечения ее к солидарной ответственности по обязательствам дочерних компаний, если доля ее участия в последних составляет немногим менее 50%. ВС РФ констатировал, что суды должны оценивать отсутствие формального контроля с учетом наличия иных участников, размера их участия и степени вовлеченности в процесс управления группой компаний.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 по делу № А40-113011/2017

Истец

ООО «Агентство „Немецкая слобода“»

Ответчик

ООО «АВТО ГАНЗА», ООО «Торговая фирма — Универмаг „Хорошевский“», ООО «Инвестиционная компания А1»

Суть дела

Общество «Агентство „Немецкая слобода“» (далее — агентство, истец) заключило с обществами «АВТО ГАНЗА» (далее — общество) и «Торговая фирма — Универмаг „Хорошевский“» (далее — фирма) (вместе — ответчики) предварительные договоры купли-продажи нежилых помещений с аналогичными условиями.

По договору агентства с обществом цена помещения составила 135 млн руб., сумма обеспечительного платежа — 40 млн руб. По договору агентства с фирмой цена помещения составила 235 млн руб., сумма обеспечительного платежа составила 70 млн руб.

В соответствии с условиями договоров ответчики гарантировали, что на момент подписания сторонами договоров купли-продажи нежилых помещений эти помещения не будут проданы, не будут находиться в споре и состоять под арестом, иметь каких-либо обременений и ограничений, в том числе ипотеки. При том что на момент подписания предварительных договоров помещения были обременены ипотекой.

Стороны приняли обязательства заключить договоры купли-продажи нежилых помещений не позднее 15.12.2016 после перечисления суммы обеспечительного платежа в полном размере и снятия ответчиками обременений с помещений, а также получения необходимых одобрений. Стороны предусмотрели, что срок заключения договора может быть продлен до 25.01.2017.

За уклонение продавцов от заключения договоров купли-продажи нежилых помещений на срок свыше 10 календарных дней предусмотрена ответственность в виде возвращения продавцами обеспечительного платежа и уплаты штрафа в размере 5 млн руб. в течение 10 дней с момента расторжения договора.

Письмом от 14.12.2016, а также по истечении установленного срока агентством были направлены оферты о заключении основных договоров купли-продажи нежилых помещений в соответствии с условиями предварительных договоров. В связи с неисполнением условий предварительных договоров о заключении основных договоров купли-продажи нежилых помещений в срок до 25.01.2017, а также с отсутствием доказательств, свидетельствующих о намерении исполнять их условия, агентством в адрес ответчиков было направлено предложение о расторжении предварительных договоров. Кроме того, агентство требовало от ответчиков возвратить обеспечительные платежи, уплатить штраф и проценты за неправомерное удержание денежных средств, а также возместить убытки в виде упущенной выгоды — разницы между рыночной стоимостью спорного недвижимого имущества по состоянию на 26.01.2017 и ценой, указанной в договорах.

Не получив ответа, агентство предъявило к обществу и фирме соответствующие исковые требования. Кроме того, оно указало в качестве ответчика также ООО «Инвестиционная компания А1» (далее — компания) как материнскую компанию по отношению к обществу и фирме.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца в полном объеме. При этом он исходил из того, что ответчики допустили существенное нарушение обязательств. Ответчики уклонились от заключения основного договора купли-продажи помещений, а имущество осталось обремененным ипотекой. Кроме того, суд решил, что солидарно с обществом и фирмой ответственность должна понести их материнская компания. Суд исходил из того, что общество и фирма входят в группу компаний «Независимость», в которой у компании доля 49,95%. Сама компания входит в консорциум «Альфа-Групп», и именно она способствовала отказу в заключении предварительных договоров. Решение суда первой инстанции поддержала апелляция.

Суд округа частично отменил акты нижестоящих судебных инстанций и отказал в удовлетворении исковых требований в отношении компании. Он исходил из того, что доля компании в группе компаний «Независимость» составляет менее 50%, что не позволяет признать ее преобладающее участие в уставном капитале основных должников и возможность определять их решения. В деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что компания давала обществу и фирме обязательное к исполнению указание на заключение сделок.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение. При этом он исходил из следующего.

Пункт 1 ст. 67.3 ГК РФ устанавливает открытый перечень критериев, позволяющих квалифицировать общества в качестве основного и дочернего. При этом к таким критериям отнесены:

  • преобладающее участие одного общества в уставном капитале другого;

  • наличие соответствующего договора между обществами;

  • иная возможность одного общества определять решения, принимаемые другим обществом.

Фактическая возможность определять решения не связана напрямую с размером участия одного общества в уставном капитале другого или наличием договора между ними, а обусловлена, например, корпоративной структурой группы компаний, порядком заключения сделок, установленным внутри такой группы, степенью участия в управлении обществом со стороны иных участников общества и т.д. Поэтому отсутствие формального признака контроля (50% и более участия в уставном капитале дочернего общества) не препятствует установлению наличия иной фактической возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом. Соответствие таким дополнительным критериям подлежит оценке с учетом доказательств, представленных сторонами.

В силу п. 2 ст. 67.3 ГК РФ основное хозяйственное товарищество или общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний или с согласия основного хозяйственного товарищества или общества (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Наличие таких указаний или согласия при совершении конкретной сделки входит в предмет доказывания с учетом представленных сторонами доказательств. Если истец приводит достаточно серьезные доводы и представляет существенные косвенные доказательства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными его аргументы о возникновении отношений фактического контроля и подчиненности, то ответчики должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих возражений по заявленному иску (ст. 65 АПК РФ).

Отсутствие формального контроля (49,95%) должно оцениваться судом с учетом наличия иных участников, размера их участия и степени вовлеченности в процесс управления группой компаний.