1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 39

Ученые объяснили, почему происходящее в стране не надо называть рецессией

Ученые из Высшей школы экономики в очередном выпуске Комментариев о государстве и бизнесе (КГБ), доказывают, что отечественная экономика, невзирая на трудности, переживает расцвет. Вообще никакой рецессии в прошлом году не было. А теперь, если не помешают разные санкции и контрсанкции, есть условия для дальнейшего поступательного развития. Если, делают оговорку в конце статье авторы, нефть вдруг не подешевеет на мировом рынке.

Исследователи, надо отдать им должное, все-таки дозируют свой оптимизм, замечая, к примеру, что, несмотря на многое хорошее, экономический рост «остается очень скромным».

Но главное здесь в том, что замечен рост, а не рецессия, с размышлений о которой текст и начинается. «Снижение ВВП во 2-м полугодии 2017 г. было обусловлено завершением фазы активного восстановления запасов, и потому его вряд ли можно расценивать как рецессию», — пишут авторы.

Почему рецессия — это не рецессия, а развитие

В тексте КГБ подробно излагается доказательство ошибочности утверждений про рецессию. Там говорится, что согласно опубликованным в апреле данным Росстата, рост ВВП год к году замедлился с 2,5% во II квартале 2017 г. до 2,2 и 0,9% в III и IV кварталах соответственно. «При этом наши оценки сезонно сглаженной динамики ВВП говорят о его снижении за 2-е полугодие на 1%: после роста по 0,9% в I и II кварталах ВВП снизился на 0,2 и 0,7% в III и IV кварталах соответственно (квартал к предыдущему кварталу). Если исходить из известного правила, что на наступление рецессии указывает снижение ВВП на протяжении двух кварталов подряд, то российской экономике действительно можно было поставить такой диагноз. Однако это правило слишком формальное и „узкое“», — пишут авторы.

Далее они опровергают принятое в мире правило двух кварталов и говорят, что «при более комплексном подходе наряду с ВВП нужно учитывать еще множество других индикаторов экономической активности».

Это понятные индикаторы: положительная динамика реальных зарплат, расходов населения, строительства, инвестиций, а также снижение безработицы во 2-м полугодии 2017 г. (в феврале 2018 г. — до рекордно низких 4,7%), и они якобы не позволяют называть этот период рецессией.

Анализ структуры прироста ВВП

Исследователи пишут: «С точки зрения ВВП методом производства, падение в III и IV кварталах пришлось на промышленность (каждый из трех укрупненных секторов), а также, в меньшей степени, на оптовую и розничную торговлю (в III квартале) и на транспорт и связь; остальные сектора демонстрировали положительную динамику».

Остальные сектора, надо полагать, — добытчики и продавцы извлекаемых из богатых недр запасов.

Ученые продолжают так. С точки зрения ВВП методом использования, основной вклад в понижение годовых темпов роста ВВП с +2,5% во II квартале до +0,9% в IV квартале внесло ухудшение динамики запасов, вклад которой в годовой прирост ВВП изменился с +2,9 п.п. во II квартале до +1,5 и –0,9 п.п. в III и IV кварталах соответственно.

И вот, утверждают ученые, на фоне завершения посткризисного перехода от снижения уровня запасов к его росту (а именно это приводит к большому положительному вкладу изменения запасов в ВВП) во 2-м полугодии 2017 г. фактор запасов стал вносить уже не положительный, а отрицательный вклад в текущий рост ВВП, что выражалось в снижении спроса на отечественную промышленную продукцию, а соответственно, и на оптовую торговлю и транспортировку.

Такие рассуждения и позволяют сделать вывод, что падение ВВП во 2-м полугодии 2017 г. следует расценивать не как рецессию, а как циклическую коррекцию на фоне нормализации динамики запасов, не сказавшейся на всей экономике в целом.

Можно было бы и продолжить, что на самом деле вообще наблюдался расцвет производства, но ученые предпочитают строгие и корректные формулировки. Тем не менее с рецессией покончено.

Начало года демонстрирует новые успехи

Таким образом, все было неплохо в прошлом году, а теперь и вовсе дела пошли в гору. В материале анализируется индекс выпуска базовых видов экономической деятельности. Он в 2017 г. почти повторял динамику ВВП, хотя до этого демонстрировал более сильный рост. Во 2-м полугодии индекс снижался по 1% в квартал, а в январе — феврале он вырос относительно IV квартала на 1,2%, что дает надежду и на частичное восстановление ВВП в этот период.

Аналитики обращают внимание на то, что основной вклад в повышение экономической активности в январе — феврале «обеспечила все та же промышленность, что может косвенно подтверждать нашу гипотезу о завершении негативного влияния фактора запасов на экономическую активность».

Не могли исследователи пройти мимо данных о том, что в феврале индекс базовых видов экономической деятельности упал на 1,3%. Но, полагают они, это не обесценило рост на 2,2% в январе: «стоит учитывать большую волатильность данных, и в особенности прямых данных Росстата по промышленному производству», — пишут авторы.

Рост частного спроса — результат роста зарплат, а не долгов

Индекс внутреннего частного спроса, говорится в КГБ, демонстрирует выраженный положительный тренд с IV квартала 2016 г., хотя в феврале 2018 г. и наблюдалось снижение на 0,3%. Рост спроса обеспечен, уверены аналитики, ростом экономики и укрепляющим рубль повышением цен на нефть, однако это только начало восстановления после кризисного падения: внутренний частный спрос в январе — феврале отстает от уровня 2014 г. на 9,1%.

О зависимости роста спроса и наращивания долгов небогатых граждан банкам в рассматриваемой работе ничего не говорится. Там утверждается, что ускорившийся с IV квартала, и особенно в январе — феврале, рост реальных зарплат способствовал улучшению динамики потребительского спроса.

Розничный товарооборот на подъеме

В тексте говорится, что розничный товарооборот в декабре — феврале демонстрировал непрерывный рост, формируя положительный тренд после стагнации на протяжении всего 2017 г. И платные услуги населению начали демонстрировать оживление в октябре 2017 г., но лишь в январе показали уверенный рост на 2,9%, за чем, правда, последовала коррекция на 1,8%. Но в целом услуги пока демонстрируют более выраженную, чем розничный товарооборот, тенденцию перехода от стагнации к росту. Таким образом, выросшие до 65 долл./барр. в I квартале цены на нефть Urals в сочетании с резко повышенными выплатами бюджетникам постепенно находят свое отражение в динамике потребительского спроса.

Однако данные о среднем чеке среднего покупателя от большинства торговых сетей заставляют усомниться в таких выводах.

Восстанавливаются показатели по строительству, промышленности, грузообороту и т.д

Разбираются отрасли. Строительство после достижения дна в апреле 2017 г. наметило тенденцию к плавному восстановлению, хотя устойчивость отрасли пока остается под вопросом. В январе и феврале наблюдалось падение. Видимо, считают исследователи, сказывается и низкое финансирование из бюджетных источников на фоне бюджетной консолидации, и избыток предложения в частном секторе.

Промышленное производство после роста в 2016 г. и 1-м полугодии 2017 г. упало во 2-м полугодии 2017 г., «что, на наш взгляд, было связано преимущественно с нормализацией уровня запасов», — настаивают на своем авторы КГБ. Однако, продолжают они, уже в начале 2018 г. наблюдалось восстановление после провала — преимущественно за счет обрабатывающей промышленности. «В общих чертах о таких поворотах в динамике промышленности говорят как сезонно сглаженные прямые данные Росстата, так и наши оценки на основе ключевых видов промышленной продукции, обладающие более низкой волатильностью. Согласно последним в декабре — феврале промышленность не только восстановилась после коррекции, но и достигла исторически максимальных уровней», — резюмируют ученые.

После такого бравурного утверждения, они, впрочем, делают оговорку о том, что прямые данные Росстата менее оптимистичны. «При этом оба подхода указывают на торможение общего восстановительного роста промышленности после провала в 2015 г. Видимо, сказывается относительно вялая динамика внутреннего спроса и укрепившийся в 2016—2017 гг. рубль», — объясняют ситуацию исследователи из Высшей школы.

Грузооборот радует ученых. Он восстановился в январе — феврале за счет как трубопроводного транспорта, так и железнодорожного, перевозки которым демонстрируют рост с начала 2017 г.

Оптовая торговля, напротив, чуть печалит. Она почти непрерывно снижается вот уже год, «однако ее динамика всегда труднообъяснима», — объясняют авторы не укладывающуюся в их представление о сегодняшней экономике динамике торговли.

Завершают же главу про отсутствие рецессии в России авторы так. «Успехи начала года многим обязаны ценам на нефть, динамика которых может развернуться в обратную сторону. Ситуацию усугубляет введение США очередных санкций против России (в отношении отдельных граждан и компаний), а также — вероятное введение ответных санкций со стороны России».

Месячная динамика основных индикаторов экономической активности (прирост к предыдущему месяцу, сезонность устранена), в %

2017 г.

2018 г.

6 мес. к 6 мес. годом ранее

Состояние

Сент.

Окт.

Ноябрь

Дек.

Янв.

Февр.

Сельское хозяйство

5,2

–6,0

–0,7

0,6

–1,0

0,4

3,4

рост

Промышленное производство (Росстат)

–0,5

–0,1

–1,3

0,4

2,4

–1,3

–0,1

стагнация

Промышленное производство

–1,1

–0,1

–0,9

–0,5

5,0

–2,7

–0,1

стагнация

Добыча полезных ископаемых

–1,9

–0,2

–0,3

0,2

1,9

0,1

–0,1

стагнация

Обрабатывающие производства

–0,7

0,1

–1,1

–1,2

7,7

–5,0

–0,2

стагнация

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

–0,5

–0,6

–2,2

0,8

1,1

0,8

–2,7

слабое падение

Промышленное производство (альтернативная оценка)

–0,7

–0,6

–0,7

2,3

0,0

–0,1

4,1

рост

Добыча полезных ископаемых

–1,4

–0,5

–0,3

0,3

0,3

0,1

2,6

слабый рост

Обрабатывающие производства

–0,3

–0,6

–0,5

3,7

–0,6

–1,1

5,0

рост

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

–1,0

–1,5

–3,3

0,7

2,7

5,2

4,1

рост

Строительство

–2,4

0,1

2,4

1,3

–2,9

–0,8

–0,4

стагнация

Грузооборот

–3,3

0,8

–3,8

1,6

2,1

0,7

1,9

слабый рост

Оптовая торговля

–2,2

–1,3

0,1

–1,9

0,7

–0,8

3,6

рост

Розничная торговля

1,3

–1,1

–0,3

0,5

0,5

0,2

2,8

слабый рост

Платные услуги населению

–0,6

0,6

0,2

0,1

2,9

–1,8

1,1

стагнация

Базовые отрасли

–0,9

–0,6

–0,5

–0,1

2,2

–1,3

1,1

стагнация

Базовые отрасли (альтернативная оценка)

–0,8

–0,9

–0,4

0,9

0,3

–0,2

1,5

слабый рост

Внутренний частный спрос

0,3

–0,6

0,2

0,6

0,4

–0,3

1,9

слабый рост

Источник: CEIC Data (Росстат), расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ.