1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 799

Местное население лишили голоса

Государственная дума приняла 24 марта закон, проект которого почти два года пылился после первого чтения. Процедура второго и третьего, окончательного, чтения прошла в таком темпе, что, наверное, клерки не успевали сдувать с него пыль.

Напомним, что первое чтение законопроекта с очередными поправками в закон о местном самоуправлении, состоялось 1 июля 2015 г. Два последующих чтения, как мы и предполагали («ЭЖ», № 09, 10), прошли со спринтерской скоростью 13 и 24 марта. Депутаты Госдумы решительно отмели осторожные предостережения собственного правового управления и критическое заключение Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Еще ко второму чтению парламентские правоведы обращали внимание народных избранников на то, что:

  • принятый в первом чтении законопроект был направлен исключительно на изменение формы получения согласия населения при изменении статуса городского округа, городского и сельского поселения;

  • в подготовленном ко второму чтению законопроекте кардинально изменено понятие такого вида муниципального образования, как городской округ;

  • обновленный вариант законопроекта устанавливает новые требования к определению территории городского округа;

  • вводится новый вид преобразования муниципального образования, а именно объединение всех поселений, входящих в муниципальный район, в городской округ;

  • предусматривается, что территория субъекта РФ разграничивается между поселениями и городскими округами, а по действующей норме закона о местном самоуправлении (от 06.10.2003 № 131-ФЗ) она разграничивается только между поселениями.

Таким образом, законопроект дополнен положениями, которые не являлись предметом рассмотрения в первом чтении, посчитали в правовом управлении Госдумы. И указали, что «изменение концепции акта не может происходить на этапе внесения поправок к нему, чтобы имеющие принципиальное значение изменения не появлялись в результате случайных, не связанных с обсуждением концепции решений (постановление Конституционного суда РФ от 14.02.2013 № 4-П)».

Более резкую оценку содержит экспертное заключение президентского совета по правам человека, направленное в Госдуму. В нем указывается, что предлагаемый вид преобразования муниципальных образований «перечеркивает всю изначально заложенную законодателем в основу Федерального закона № 131-ФЗ концепцию о двухуровневой системе организации местного самоуправления». Два уровня — это наиболее приближенные к населению городские/сельские поселения и муниципальные районы в составе поселений и межселенных территорий. Подчеркивается, что объединение всех поселений в один городской округ, да еще без учета мнения населения, ограничивает право граждан на местное самоуправление, гарантированное ст. 130 и 131 Конституции РФ. Это «может привести к деградации сельских территорий и как следствие — ускорить вымирание села» — читаем в документе Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. В нем перечислены другие нестыковки действующих правовых норм с предлагаемыми. И может случиться так, что муниципальный район будет состоять только из одного поселения и межселенных территорий. К примеру, если объединиться в городской округ захотят не все поселения.

Предлагается ввести в правовую практику понятие «населенный пункт», которого нет ни в одном федеральном законе. В Совете по правам человека посчитали, что включение в понятийный аппарат «определения, которое содержит термин, не имеющий собственной легальной дефиниции, не отвечает требованию правовой определенности и вместо цели выявления смысла данного понятия, напротив, еще больше его размывает».

Тем не менее Госдума приняла поправки к закону о местном самоуправлении, которые оправдывают действия властей Подмосковья, Ставропольского края, Калининградской, Магаданской и Свердловской областей по созданию городских округов с огромными сельскими территориями и обширными лесными массивами. Так, если до этого городским округом считалось городское поселение, которое не входит в состав муниципального района и органы местного самоуправления которого осуществляют полномочия по решению вопросов местного значения поселения и муниципального района, а также могут осуществлять отдельные государственные полномочия, то после одобрения Советом Федерации нового закона и подписания его президентом городским округом будут называться «один или несколько объединенных общей территорией населенных пунктов, не являющихся муниципальными образованиями».

При этом депутаты иезуитски изощренно лишили местные сообщества права голоса при преобразовании городского поселения в сельское и, соответственно, при обратном процессе — преобразовании сельского поселения в городское. Такая процедура требовала согласия населения путем голосования, теперь согласие граждан может выражать горстка муниципальных депутатов.

А федеральные депутаты попутно изящно упростили процедуру досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования и главы местной администрации при изменении статуса муниципального образования. Всего-то ввели в ст. 13 закона о местном самоуправлении дополнительный п. 7.2, а потом вставили эти цифры в ст. 35, 36 и 37.

При таком водовороте нормотворчества вольготно местным чинушам, ни в грош не ставящим мнение местного населения, и региональным чиновникам, давно пытающимся встроить органы местного самоуправления в вертикаль государственной власти. Занимает, к примеру, имярек много лет начальственное кресло в муниципалитете, скажем, под Звенигородом или Серпуховом в Подмосковье, под боком у региональной столицы в другом субъекте Федерации, и чутко ловит «волны» областной власти. Меньше всего его занимают изменения в муниципальном законодательстве и дыры в местном бюджете, главное — при любых перипетиях сохранить пригретое место.

Принятый Госдумой закон направлен в Совет Федерации. Блицопрос отдельных сенаторов показал, что реакция у них неоднозначная. Похоже, не обойтись без новых публикаций. Как говорится, продолжение следует.

К сведению

Пункт 7.2, введенный Госдумой 24 марта 2017 г. в ст. 13 закона о местном самоуправлении

Изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом сельского поселения, изменение статуса сельского поселения в связи с наделением его статусом городского поселения осуществляются законом субъекта Российской Федерации с согласия населения соответствующего поселения, выраженного представительным органом указанного муниципального образования.