1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Может ли неравенство быть справедливым?

В современном обществе неуклонно растёт и обостряется социальное неравенство, углубляется пропасть между богатыми и бедными. При этом большинство известных предложений, направленных на смягчение имущественного расслоения, — это борьба со следствием, а не с причиной. Но глобальная задача заключается не в ликвидации или сокращении неравенства любой ценой, а в том, чтобы неравенство воспринималось в обществе как объективный итог справедливой оценки человеческой деятельности.

*****

В послании ежегодному Международному экономическому форуму, состоявшемуся в Давосе в январе 2016 г., Папа Римский Франциск писал: «Наши собственные деяния лежат в основе несправедливости и неравенства». Новые предпринимательские модели и передовые технологии могут «обеспечить достойный уважения труд для всех, поддержку и консолидацию социальных благ и охрану окружающей среды».

И предостерегал: эпохальные изменения, четвёртая индустриальная революция, успехи робототехники и научные открытия не должны приводить «к уничтожению человеческой личности и к приходу на смену бездушной машины или превращению нашей планеты в опустевший сад для немногих избранных» (выделено мной. — В.Т., NEWSru.com/Религия и общество, 21 января 2016 г.).

Информация к размышлению

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Если бы те люди, которые у нас обладают большими средствами, заботились не только о числе лошадиных сил под капотом и количестве этажей в особняках, но и о том, как на это посмотрят те, кто рядом с ними, может быть, психологическая атмосфера в стране стала бы лучше». За рубежом обеспеченные россияне выделяются демонстрацией богатства, в частности, приобретая дорогие автомобили, «чем вызывают недоумение соседей». Важно «воспитывать в людях честность, трудолюбие, неприятие к неправедно нажитому богатству» (http://auto.newsru.com/article/29jan2016/patr_cars).

Размышляя о том, почему экономисты поздно занялись проблемой распределения дохода, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман замечает, что неравенство в доходах жителей США усиливалось ещё с 1970-х годов. В последующие десятилетия «доходы 1% самых богатых удвоились, при этом большинство американцев столкнулись со снижением своих заработков в реальном выражении» («Независимая газета», 18 января 2016 г.).

Чаще озвучивать тему начали в середине нулевых, а после кризиса 2008—2009 гг. проблема приобрела особую актуальность. Этому во многом способствовал труд Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке» («О капитале и справедливости в XXI веке» — см. здесь же).

Большой массив статистических данных и тщательный анализ позволили автору сделать вывод, что в национальных экономиках темпы роста доходов на капитал превышают рост ВВП и, следовательно, зарплаты работников. Это одно из основных объяснений усиливающегося в глобальных масштабах социального неравенства и актуальность новой государственной политики для эффективного противодействия опасно развивающемуся тренду.

Т.Пикетти справедливо подчёркивает: «Не стоит называть экономическое неравенство полностью отрицательным явлением, ведь в теории оно таковым не является, без него, например, невозможны экономический роcт и инновации. Проблема заключается в масштабах неравенства: сегодня капитал наиболее обеспеченных людей планеты растёт в три раза быстрее средних доходов оставшегося населения. Такое неравенство сводит на нет социальную мобильность и серьёзно угрожает будущему демократии» (Выделено мной. — В.Т., см. там же).

Отсюда следует ещё один вывод: в глобальных масштабах растёт противоречие между общественным характером труда и частной формой присвоения общественно производимого продукта.

Опрос читателей газеты «Экономика и жизнь» и студентов ведущих российских вузов показал (таблица): свыше половины респондентов разного возраста не считают справедливой ситуацию, когда результаты общественного труда безоговорочно достаются собственникам средств производства таблица). Традиционную точку зрения разделяют менее трети читателей газеты и менее 40% студентов.

Таблица. Должно ли из права собственности на средства производства следовать безусловное право их владельца присваивать результаты общественного труда, полученные с помощью этой собственности?, (%)

Варианты ответа

Читатели ЭЖ

Студенты

Не должно

62

54—60

Должно

29

35—39

Другое

7

9—13

Затрудняюсь ответить

2

< 2

Информация к размышлению

Агентство Reuters ссылаясь на Управление национальной статистики Великобритании, сообщает, что благосостояние самых богатых жителей страны увеличивается в три раза быстрее, чем состояние наиболее бедных: с 2012 по 2014 гг. совокупное состояние, включая пенсии, в 10% самых богатых домохозяйствах выросло на 21% — они аккумулируют около 45% всех богатств Британии. Рост состояний половины самых необеспеченных домохозяйств не превысил 7%. Общее благосостояние домохозяйств за указанный период выросло на 18% и составило 16,6 трлн долл. («Slon.ru», 18 декабря 2015 г.)

П. Кругман цитирует учёного-экономиста Бранко Милановича из Университета Нью-Йорка: «Если нет достаточно многочисленного среднего класса, а бедные на самом деле очень далеки от богатых, тогда действительно нельзя говорить о едином обществе. Может получиться так, что в итоге у нас будет своего рода глобальная плутократия... Мы рискуем вернуться к ситуации, которая существовала до промышленной революции» («Независимая газета», 18 января 2016 г.).

Далее нобелевский лауреат указывает на два традицинных способа анализа распределения доходов. Первый («классический») основан на распределении доходов по факторам производства — капитал против труда и квалифицированный труд против труда менее квалифицированного. Второй использует личное распределение дохода и богатства и широко распространён в финансовой сфере.

П. Кругман задаётся вопросом: «Почему инвестиционным банкирам платят так много? Почему после 1980 года так сильно вырос разрыв между топ-менеджерами и средними работниками?»

Он обращает внимание на мнение Т. Пикетти, высказавшего предположение, что всплеск высоких и сверхвысоких доходов связан также с законодательными нормами, пролоббированными в интересах богатого меньшинства, обладающего политической властью и достаточным влиянием в обществе. Принцип «больше денег — больше власти» никто не отменял.

Но более точные объяснения происходящего, а главное, эффективные рекомендации исправления ситуации, равно как и адекватные модели, пока неизвестны.

Информация к размышлению

По данным Александра Бузгалина, директора Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета, в российских компаниях разрыв между оплатой труда топ-менеджеров и средней зарплатой по компании может достигать сотен и тысяч раз (http://govoritmoskva.ru/broadcasts/108/).

Для сравнения. В соответствии с ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» зарплата генерального директора не может быть выше средней на предприятии более чем в десять раз. Это требование неукоснительно соблюдается.

П. Кругман приводит комментарии читателей сайта Nytimes.com. Вот два из них.

1. Вид банкира, который тратит на свою трапезу столько же денег, сколько хватило бы, чтобы год кормить ребенка бедняков, должен вызывать вопросы у экономистов.

И легко увидеть, насколько нечестно ведётся игра, учитывая огромный разрыв в доходах в наши дни. Хуже того, эти невероятные различия не имеют отношения к трудолюбию, уровню подготовки и реальной ценности человека.

2. Хватит рассуждать об экономике и экономических теориях!

Наша политическая система и культурные ценности породили этот разрыв в доходах. Проще говоря, наше общество отдаёт предпочтение определённым профессиям и типам активности: банкиры лучше учителей, промышленное производство лучше фермерства, а спорт и развлечения важнее всего остального. Новые законы и налоговые кодексы не будут эффективными, если не появится новый менталитет. А может быть, новая мораль (выделено мной. — В.Т.)?

*****

Эти цитаты в полной мере характеризуют российскую действительность (об их адекватности американской ситуации рассуждать не будем). Но, судя по реакции власти на происходящее в российской экономике, чиновники и народ находятся в параллельных мирах, расположенных в лучшем случае не слишком далеко друг от друга. Такой совсем не оптимистичный вывод следует из официальных сообщений и пресс-релизов, регулярно сообщаемых СМИ.

Складывается впечатление, что в Кремле и правительстве уверены: испытывает спад не только российская, но и мировая экономика в целом, включая глобальный спрос на сырьевые ресурсы, что не соответствует действительности.

По данным МВФ, мировая экономика в 2015 г. не падала и не сокращалась, а росла с темпом 3,1% в год. Спрос растёт даже на сырую нефть. По информации Международного энергетического агентства, глобальный спрос на нефть вырос в прошлом году на 1,7 млн баррелей в сутки. Другое дело — на рынке доминирует предложение. Быстро растут и почти все крупнейшие экономики мира. Например, Китай в 2015 г. увеличил ВВП на 6,9% и обеспечил 1,3% из 3,1% мирового экономического роста («Независимая газета», 28 января 2016 г., Slon.ru, 29 января 2016 г.).

В российской экономике спад и сокращение ВВП на 3,7%, а не на 3,9—4,1% как прогнозировалось, меньший, чем ожидалось, дефицит бюджета рассматриваются как позитивное достижение. В этом нас пытаются убедить министры, словно водолазы, по известному образному выражению, без устали ощупывающие «дно», которого, по их мнению, наконец, достигла отечественная экономика. Они уверены: ещё несколько лет то ли рецессии, то ли стагнации — и наша экономика пойдёт в рост. Главное сейчас — выстоять перед коварными происками «буржуинов».

Увы, это не так. Потому что пока Россия позиционирует себя осаждённой, но не сдающейся крепостью, успешные страны и народы уходят в отрыв, увеличивая (по мнению ряда аналитиков, навсегда) цивилизационную дистанцию между лидерами и отстающими.

Безусловно, справедливо утверждение, что Россия одновременно столкнулась с вызовами внешними и внутренними. Первые — это, прежде всего, падение цен на нефть и антироссийские санкции. Вторые — отсутствие стратегии развития и необходимых реформ, приверженность давно отжившим и отвергнутым на Западе либеральным принципам, реактивные, а не продуманные действия правительства, и т.д.

Понятно, что, испытывая ощутимое воздействие внешних вызовов, мы не можем на них активно влиять. Другое дело — внутренние проблемы, решение которых должно определить стратегию и тактику на ближайшие годы. Здесь, по сути, та же политика (как две стороны одной медали) — ждать, пока не наступит режим автозапуска. Не дождёмся…

Позиция ожидаемая и закономерная — это отголосок не афишируемой, но и неистребимой уверенности в невидимой руке рынка. Правда, с таким мировоззрением опоздали лет на сто. Сегодня рынки прогнозируют, планируют, формируют, делят и приспосабливают в интересах победителей. Россия не в их числе, и это обстоятельство — важнейший в её истории вызов.

Потому что, повторимся, речь идёт о коренных, а не поверхностных, конкретных, а не абстрактных, именно фундаментальных сдвигах в развитии цивилизации.

*****

Подтверждение сказанного состоящий из двух разделов антикризисный план правительства на 2016 г. В первом — собственно антикризисные меры, включая статьи, объем финансирования которых определится позже. Во втором — структурные мероприятия: пенсионная реформа, налоговые изменения в энергетике. Предусматривается выборочная поддержка отдельных отраслей экономики (транспортного машиностроения, автопрома, лёгкой промышленности, жилищного строительства), «усмирение социального недовольства» и др. (NEWSru.com/Экономика, 9 февраля 2016 г.).

Информация к размышлению

1. Журнал Bloomberg Business: за последние 15 лет зависимость российского бюджета от углеводородов выросла с 30 до 44%. Сильная зависимость от нефти и газа означает, что ВВП РФ жёстко привязан к динамике цен на сырую нефть. «В связи с нынешним нефтяным бедствием экономика страны рискует продолжить падение второй год подряд» («Независимая газета», 28 января 2016 г.).

2. Согласно прогнозу Международного валютного фонда, в 2016 г. экономика России сократится на 1%, а в 2017-м должна вернуться к скромному (1%) росту (Slon.ru, 29 января 2016 г.).

3. Инвестиционный банк Morgan Stanley ухудшил прогноз по динамике ВВП России на 2016 г.: падение составит2,1% против ранее ожидавшихся 0,8%. Еврокомиссия прогнозирует снижение российского ВВП на 1,2% в 2016 г. и рост на 0,3% в 2017 г. (NEWSru.com/Экономика, 9 февраля 2016 г.).

Затыкать «пробоины» и латать «дыры» отечественной экономики, конечно, надо. Но так обычно поступают в ожидании скорой помощи. Россия же, как это и раньше было в истории, может рассчитывать только на свои ресурсы и свой народ.

О ресурсах и компаниях, их добывающих и разрабатывающих в прямом и переносном смысле, пафосно называемых «национальным достоянием», о других системообразующих, крупнейших и крупных российских компаниях говорено, написано и даже спето немало. Что делать, какие осуществить реформы, как изменить в отношении таких госкомпаний и компаний-монополистов налоговую политику, хорошо известно и не раз декларировано.

Информация к размышлению

1. Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества: причина рецессии 2015—2016 гг. не в дешёвой нефти или санкциях, а в структурных слабостях экономики, признаки которых были видны еще в 2012 г., когда нефть стоила 100 долл. за баррель (там же):

2. Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН: «Отсутствие целеполагания сильно бросается в глаза. Поэтому наблюдаем политику правительства, которая направлена если не на ухудшение ситуации, то хотя бы на какое-то жизнеобеспечение страны» (выделено мной. — В.Т.) http://me-forum.ru/media/news/5277/).

Но практически ничего (косметические уловки не в счёт) не происходит. Потому что противоестественно рубить сук, на котором сидишь! Если посмотреть на составы наблюдательных советов, советы директоров лидеров российского бизнеса — там сплошь мотивированные министры и прочие высокопоставленные чиновники. Капиталы меньшинства растут, а «суета вокруг дивана» означает действия, напоминающие скорее фактическое бездействие…

*****

Но капитал обездвижен и не приносит доход собственнику, если не соединён с трудом, эффективно создающим рыночное предложение — блага, на которые есть спрос в обществе.

Уильям Петти (1623—1687) утверждал: «Труд — отец богатства».

Папа Римский Иоанн Павел II писал в энциклике Laborem Exercens («Совершая труд»): труд имеет приоритет над капиталом, «труд всегда есть первичная, производящая причина, тогда как капитал, или совокупность средств производства, есть некий инструмент» («Может ли экономика быть справедливой» — см. здесь же).

Отсюда несложный вывод: отношения между трудом и капиталом во многом определяют результативность экономики. Причём имеют такие отношения не только общие закономерности, но и особенности национально-государственного масштаба.

Напрашивается вопрос: «Справедлива ли в полученном собственником доходе доля вознаграждения работника как участника производства?». После книги Т. Пикетти и его вывода о превышении темпов роста дохода на капитал в сравнении с зарплатой ответ очевиден: несправедлива.

Информация к размышлению

1. По данным министерства труда ФРГ, 10% семей в 2013 г. распоряжались почти 52% чистого капитала (в 1998 г. — 45,1%). В то же время 50% наименее обеспеченных семей суммарно владеют лишь 1% чистого капитала (в 1998 г. — 2,9%).

Фракция «левых» в Бундестаге потребовала смены курса. В частности, ввести специальный налог для миллионеров: первый миллион активов налогом не облагать, далее — налоговая ставка 5%.

2. Исследование благотворительной организации Oxfam показало, что 62 самых богатых человека в мире распоряжаются суммой, равной имеющейся у беднейшей половины населения мира. Скорость разрыва между богатыми и бедными растёт быстрее прогнозируемой. Этому способствует недостаточное налогообложение крупных состояний, а также вывод прибыли в офшоры («Финмаркет», 25 января 2016 г.).

На Западе понимают грядущие опасности и пытаются смягчить нарастающее противоречие между трудом и капиталом, углубляющуюся социальную несправедливость с помощью различных приёмов: от законодательных мер по представительству работников в руководящих органах компании и участия в управлении и доходах до передачи испытывающих трудности компаний в собственность работникам на тех или иных условиях.

Последнее — мера крайняя, вынужденная, не соответствующая истории развития капитализма как системы, основанной на ценностях индивидуализма.

Примеры зарубежных компаний, основанных на собственности работников, — в статье «"Чёрные лебеди" мировой экономики» (см. здесь же).

*****

А что в России? Ситуация ухудшатся, отчуждение трудящихся от средств производства и результатов труда растёт. Одновременно растёт концентрация капиталов и доходов в руках меньшинства.

Информация к размышлению

1. Несмотря на системный социально-экономический кризис, Россия прочно закрепилась в тройке мировых лидеров по числу миллиардеров (более сотни). При этом в стране официально 22 млн граждан признаны бедными.

2. Валерий Рашкин, первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам национальностей : «У нас есть топ-менеджеры, которые получают в день, подчёркиваю, 2—4 млн руб.». Зато много и часто говорят об импортозамещении, но оно застопорилось. То же с программами по оборонному комплексу и его техническому перевооружению. Двухлетний план, утверждённый в правительстве, выполнен на 7%. По комплектующим для станкостроения и электронной промышленности, медицине, лекарствам Россия на 80—90% зависит от импорта («Свободная Пресса», 25 января 2016 г.).

Он считает, что «безработица по стране перешагнула за 20%, а в некоторых регионах — за 50. Есть скрытая безработица, которую прячет статистика». Возможен дефолт, повторение 1998 г., к чему Россия не готова, так как уже не может жить без других стран. Практическая политика возрождения реального сектора отечественной экономики отсутствует, «в правительстве вообще нет никаких мыслей о том, как выйти из кризиса» (там же).

Уже не первый год оппозиционные фракции в Госдуме пытаются внести на рассмотрение законопроект о введении прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц.

Ещё одна инициатива — депутатов Законодательного собрания Республики Карелия об обязательной ежегодной индексации заработной платы — также отвергнута в нижней палате российского парламента. Даже невзирая на ст. 134 Трудового кодекса, обязывающую работодателя индексировать зарплату на величину не ниже индекса потребительских цен, утверждённого Росстатом («Рот Фронт», 25 января 2016 г.).

Та же участь постигла предложения вернуть госмонополию в ликёро-водочную и табачную промышленность, пересмотреть налог на природные ресурсы и т.д. Цель предлагаемых мер — увеличить доходную часть бюджета и, соответственно, возможность поддержки социальной сферы — медицины, образования, ЖКХ. Это тем более актуально в свете намеченного десятипроцентного секвестра бюджета.

Как подчёркивает В. Рашкин, «растёт и колоссальное расслоение народа. Поэтому пора выйти с идеей создания общественного договора против олигархов. У нас 1% олигархов сегодня узурпировал власть, особенно денежную. Если законодательно, на государственном уровне жёстко ограничить их прибыль, доходы, то весь этот поток пойдёт на те 90% населения — работников предприятий, бизнеса, которые остались без этого» («Свободная Пресса», 25 января 2016 г.).

Нельзя не согласиться с его мыслью о том, что «любую страну уважают, когда она сильна внутренне. Сильна экономикой, самостоятельностью, финансовым блоком. Сегодня мы по этим составляющим слабы… У нас нет внутреннего развития. Вот самый главный вопрос!» (выделено мной. — В.Т., там же).

*****

Константин Бабкин, сопредседатель МЭФ, президент ассоциации «Росагромаш» (http://me-forum.ru/media/events/sotsialnaya-sektsiya-mef/): - в России 1% населения владеет 90% собственности; - 16,1 млн. человек (11,2% от общего числа) живут за чертой бедности; - 4,43 млн. человек — безработные (по оценкам экспертов потребность в кадрах превышает 6,0млн); - свыше 25% экономически активного населения России (19,4 млн из 77 млн человек — данные Росстата на сентябрь 2015 г.) не имеет официального трудоустройства; - жители более 80% населенных пунктов не имеют свободного доступа к базовым учреждениям соцзащиты — здравоохранения и образования; - доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан отличаются в 14,5 раз (в СССР — в 4 раза); - 36% (55,6 тысяч) всех сельских населенных пунктов России относится к числу вымирающих (с населением менее 10 человек либо безлюдные).

*****

Что же предлагается, чтобы предотвратить или хотя бы замедлить колоссальное расслоение народа? Объединиться против олигархов, ограничить их доходы и прибыль и перенаправить потоки на работников предприятий, бизнеса. Кого-то поддержать законодательно, где-то поиграть налогами (в т.ч. ввести прогрессивный налог на физлиц), кому-то дать льготы, осуществить те или иные преференции и др. Всё это, разумеется, скорее выборочно, нежели объективно…

А судьи кто? Разве это не проходили? Разве сегодня нет компаний, имеющих льготы, послабления, господдержку и иные поблажки? А «воз и ныне там»… Неужели мировой и наш постсоветский опыт не доказывает убедительно, что даже самые честные контролёры и распределители благ рано или поздно начинают использовать служебное положение, а тех, кто удерживается от соблазнов, настолько мало, что не они «определяют погоду»?

Эксперты заявляют: назрел переход к политике, предусматривающей стимулирование роста внутреннего спроса и предложения, снижение регулятивных издержек и тяжелеющего налогового пресса в реальном секторе экономики. Нужен новый курс, предусматривающий резкое увеличение банковского кредита и денежной массы, борьбу с немонетарной инфляцией (основной вклад в которую вносят тарифы неэффективных госмонополий), ограничение внешних капитальных операций, ужесточение валютного контроля. Наконец, развитие малого и среднего бизнеса, а через него — народной инициативы и предприимчивости («Взгляд», 29 января 2016 г.).

Информация к размышлению

Р. Гринберг: надо быть прагматиком — «неважно, какого цвета кошка, лишь бы ловила мышей. Я сторонник действий Геращенко, Примакова. Надо провести инвентаризацию всего российского научно-технического, технологического потенциала и разделить на три части. Первую, что ещё можно, приблизить к западным стандартам и мощно финансировать. Госкорпорации должны выполнять решения президента и правительства. Это то, что можно поднять до уровня мировых стандартов и продавать, плюс мегапроекты. Вторая часть — жёстко поддерживать моногорода. Третья — не должно быть перекосов. Нужно индикативное планирование. Помогать среднему и мелкому бизнесу» (http://me-forum.ru/media/news/5277/).

Подобные предложения хорошо известны, являются условиями необходимыми, но не достаточными. Однако кто будет исполнять задуманное? Почему не вспомнить известное: не рыбой постоянно кормить надо, а обеспечить (на тех или иных условиях) удочкой для ловли рыбы. И неустанно содействовать эффективной рыбалке, гарантируя законное и справедливое распределение улова (читай: дохода, прибыли) всем участникам трудового процесса. Чтобы вознаграждение было справедливым, в соответствии с вкладом в достигнутый результат. Тогда социальное неравенство станет не только справедливым, но и эффективным стимулом к развитию каждого индивида и общества в целом.

Профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини не случайно обращает внимание, что «продолжающееся десятилетиями перераспределение от труда к капиталу, от зарплат к прибылям, от бедности к богатству и от домохозяйств к концернам привело сейчас к тяжёлым последствиям…».

И далее: « Карл Маркс, конечно, преувеличивал, но его утверждение, что ничем не ограниченный финансовый капитализм и перераспределение доходов и имущества от трудящихся к капиталу способны привести к самоуничтожению капитализма — верно. Нерегулируемый капитализм может привести к периодам избытка мощностей, недостаточного потребления и повторяющихся разрушительных кризисов, характеризующихся образованием кредитных пузырей и скачкообразным ценообразованием на рынке жилья. Просвещённая европейская буржуазия уже давно осознала: во избежание революций необходимо защитить права трудящихся и создать социальное государство для перераспределения богатства» (Выделено. — В.Т., «Будущее экономики: помнить историю» — см. здесь же).

Отсюда следует объективно востребуемый принцип справедливого (не уравнительного) распределения национального богатства, позволяющий смягчить социальную дифференциацию в обществе, обеспечить общественно полезное потребление производимого продукта и тем самым ограничить бесконтрольно корыстную капитализацию доходов.

Известный американский политэконом, социолог и писатель Фрэнсис Фукуяма в статье «Будущее истории» также подчёркивает: «Ещё со времен Аристотеля мыслители считали, что стабильная демократия основывается на широком среднем классе, а общества, разделённые на богатых и бедных, подвержены олигархическому доминированию и популистским революциям» («Нефтегазовый достаток: удача или проклятие?» — см. здесь же).

Сегодня высок политический рейтинг президента. Не пора ли конвертировать политическое доверие большинства в экономическое доверие большинству — через распыление капиталов и диверсификацию доходов.

Приходит время третьего пути, к чему 20 лет назад, участвуя в президентских выборах 1996 г., академик Святослав Федоров призывал в своей программе: чтобы непосредственные производители совместно владели средствами производства и результатами своего труда, работники труда должны стать работниками капитала.

Неужели, неужели мы с тех пор не поумнели?! (авторская шутка). Ведь это задание не на завтра — выполнять надо было ещё вчера…