1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2389

О капитале и справедливости в XXI веке

Книга французского экономиста Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке» (Capital in the Twenty-First Century) — это не только своеобразное напоминание о «Капитале» Карла Маркса, изданном в далёком 1867 г. Это попытка непредвзято взглянуть на некоторые особенности капитализма, неуклонно обостряющие неравенство в современном обществе и углубляющие пропасть между богатыми и бедными. Основные тезисы: в современном мире труд приносит людям всё меньший доход, рантье и спекулянты с лёгкостью приумножают миллионы на ценных бумагах, богатство распределяется всё более неравномерно. Важнейшая причина — устойчивое превышение темпов роста глобальной прибыли на капитал над темпами роста мирового ВВП.

Исследование о том, как и почему богатство распределяется неравномерно, автор начинает с вопросов: «Что мы на самом деле знаем о её эволюции в долгосрочной перспективе? Приводит ли динамика накопления частного капитала неизбежно к концентрации богатства в немногих руках, как и предполагал Карл Маркс в XIX веке? Или уравновешивающие силы роста, конкуренции и технологического прогресса приводят на более поздних стадиях развития к меньшему неравенству и большей гармонии, как думал Саймон Кузнец в XX веке? Что мы на самом деле знаем о том, как развивалось положение дел с богатством и доходами с XVIII века, и какие уроки мы можем извлечь из этого знания, полезные для века текущего?» (http://sergesparroff.blogspot.ru/2014/04/xxi.html).

*****

Мир давно не видел столько неравенства*

В своей работе Томас Пикетти, ведущий сотрудник Школы высших исследований в области социальных наук и профессор Парижской школы экономики, утверждает, что «всю историю цивилизованного общества неравенство в доходах устойчиво росло, с перерывом лишь на две мировые войны и восстановительный период. Всё это время рост прибыли от владения капиталом превосходил мировой ВВП, а значит, и рост заработных плат» (рис.1, http://sergesparroff.blogspot.ru/2014/04/xxi.html, 27 апреля 2014 г.).


прибыль на капитал (после налогов и переоценки капитала), % за указанный период;

среднегодовой рост мирового ВВП, % за указанный период

Рисунок 1. Прибыльность капитала и мировой ВВП до 2100 г.

Таким образом, если норма дохода на капитал (объективно порядка 5%) превышает темпы роста экономики (в настоящее время не более 2—3%), происходит накопление неравенства.

«Неравенство, — утверждает Пикетти, — является неотъемлемой частью капитализма. Главным законом капитализма является то, что рентабельность капитала должна быть выше темпов экономического роста. Тогда владельцы капитала обогащаются быстрее других, а рост капитала опережает рост заработной платы».

И далее: «Западное общество смещается в сторону олигархии. Капитал концентрируется у меньшинства, а потому возрастает роль наследства. У детей, родившихся в 1970-е и 1980-е, наследство особенным образом влияет на то, как сложится их жизнь, карьера, каков будет их личный и семейный выбор… Если лидеры богатеют в три раза быстрее, чем экономика, то это означает, что в их руках происходит концентрация капитала, которая в конечном итоге может составить 90 или даже 100% от национального капитала. А это значит, что среднему классу ничего не останется, и он исчезнет» (Выделено. — В.Т., http://9tv.co.il/news/2014/04/24/174059.html, 24 апреля 2014 г.).

Информация к размышлению

1. Согласно ежегодному исследованию Boston Consulting Group (BCG), Россия вошла в четверку мировых лидеров по числу долларовых миллионеров и миллиардеров. Число ультрабогатых домохозяйств, имеющих более 100 млн долл., за прошедший год выросло на 13% – с 607 до 686. Они контролируют 40% финансовых активов россиян, достигших к концу 2011 г. 1,3 трлн долл. Больше всего богатых людей живут в США, чуть меньше в Японии и Китае («Slon.ru», 1 июня 2014 г.).

2. В России углубляется неравенство — частный капитал перераспределяется в пользу самых богатых. На долю абсолютного большинства российских семей (с активами менее 100 тыс. долл.) приходится лишь одна восьмая всего частного капитала («Slon.ru», 9 июня 2014 г.).

3. В ресурсозависимых экономиках права собственности на природные ресурсы со временем перераспределяются в пользу элиты, что усиливает неравенство в обществе по сравнению с экономиками, структура которых хорошо диверсифицирована. Недавнее исследование банка Credit Suisseпоказало, что Россия — мировой лидер по имущественному неравенству: 110 граждан контролируют 35% всего национального богатства («Ведомости», 2 июня 2014 г.).

*****

В не утихающих дискуссиях о «Капитале» Пикетти известные учёные-экономисты и публичные деятели выступают с различных, нередко противоположных позиций.

Характерно высказывание президента США Барака Обамы: «Редко, когда корпоративные прибыли и цены на акции были выше, чем сегодня, после четырех лет экономического роста. И у тех, кто наверху, дела никогда не шли так хорошо. Но средняя заработная плата практически не изменилась. Неравенство усугубляется. Вертикальная мобильность застопорилась» (Выделено. — В.Т., там же).

Лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 г. Пол Кругман видит в книге произведение, которое «меняет образ наших мыслей об обществе и образ наших занятий экономикой», а Пикетти называет единомышленником в разработке методов борьбы с растущим неравенством.

Пикетти предлагает увеличить верхнюю ставку подоходного налога до 80% и ввести глобальный прогрессивный налог на капитал: 1% на домохозяйства, располагающие имуществом стоимостью 1—5 млн долл, 2% — на имущество стоимостью выше 5 млн долл., 5—10% — на имущество стоимостью свыше 1 млрд долл. Это, по его мнению, позволит преодолеть растущее неравенство, подрывающее демократические ценности.

По замыслу Пикетти, неуклонно следуя рыночным принципам, необходимо одновременно совершенствовать государство всеобщего благосостояния и развивать систему прогрессивного подоходного налога на капитал, повышая финансовую прозрачность. По его мнению, на этом пути удастся избежать спирали неуклонно растущего неравенства и эффективно воздействовать на динамику концентрации богатства.

Информация к размышлению

Пикетти признаёт, что усиление фискальной налоговой политики встретит серьёзное сопротивление власти и бизнеса: в США Конгресс выступает в основном в пользу интересов 1% наиболее богатых американцев. Этому есть объяснение: по оценкам, средний размер богатств членов Конгресса США составил в 2012 г. 15 млн. долл.

Лауреат Нобелевской премии по экономике 2013 г. Роберт Шиллер уточняет, что сверхбогатство меньшинства зачастую не результат интеллектуального превосходства и самоотверженного трудолюбия, а следствие «причудливого» распределения доходов под действием основополагающих экономических сил. Чтобы и без того непопулярный налог на роскошь был эффективным, он должен стать международным, чтобы богатые не эмигрировали в страны с низкими налогами. Вопиющий рост неравенства способна предотвратить отлаженная финансовая система с частным или государственным страхованием, в частности, предотвращающая «пузыри».

Иного мнения придерживается Кеннет Рогофф, главный экономист МВФ в 2001—2003 гг.: «Утверждая, что капитализм несправедлив, Пикетти обращает внимание на растущее неравенство в богатых странах и не замечает, что в то же самое время миллионы людей из развивающихся стран вырвались из бедности… Если доля труда в доходе падает из-за неумолимого роста автоматизации, понижающее давление на эту долю сохранится». Он подчёркивает, что люди, которые считают себя средним классом внутри своих стран, находятся выше уровня среднего класса или даже являются богатыми по мировым стандартам.

Рассматривая меры устранения неравенства по Пикетти как утопичные, Рогофф ратует скорее за повышение налогов на потребление, а не на доходы: чуть более высокий налог на собственность стал бы «гораздо более простым и эффективным способом собирать налоги, не затрагивая накопление богатств».

В обзоре, посвящённом книге Пикетти и опубликованном в Financial Times, он пишет: «Прогрессивный потребительский налог относительно эффективен и не искажает сберегательные решения так же сильно, как это делают сегодняшние налоги на прибыль. Зачем пытаться перейти к неправдоподобному глобальному налогу на богатство, если существуют альтернативы, которые способствуют росту, значительно повышают доходы и могут быть сделаны прогрессивными через очень высокие льготы?» (http://www.ft.com/cms/s/2/0c6e9302-c3e2-11e3-a8e0-00144feabdc0.html#ixzz34E3LWWcP).

Главный редактор Financial Times Крис Джилес также не считает безупречными некоторые данные Пикетти по распределению богатства в Швеции, Франции и Великобритании. Подробно изучая представленные в книге материалы, он, в частности, указывает, что согласно официальной статистике 10% наиболее богатых британцев сегодня принадлежат не 70%, а 44% национального богатства страны. Подробно разобраны и другие данные (http://inosmi.ru/world/20140604/220783914.html#ixzz347OJOlwB).

Лоуренс Саммерс, министр финансов США в 1999—2001 гг., предлагает свои рецепты борьбы с несправедливостью в распределении богатства: повысить доходы среднего класса, затруднить накопление огромных состояний, строго исполнять антимонопольное законодательство, сократить чрезмерную защиту интеллектуальной собственности — когда монопольная рента высока, поощрять опционные схемы для рабочих (что даст им долю в накоплении богатства), увеличить инвестиции пенсионных фондов в рискованные, но высокодоходные активы (Выделено. — В.Т.).

* Использованы материалы: Slon.ru, 2 июня 2014 г.; http://sergesparroff.blogspot.ru/2014/04/xxi.html, 27 апреля 2014 г

Больше чем Маркс*

«Капитал в XXI веке» имеет много достоинств, книга предлагает ясный и аргументированный анализ одного из наиболее острых экономических вопросов сегодняшнего дня, считают в британском The Economist.

Газета Wall Street Journal написала, что книга наполнена «средневековой ненавистью к тому, что финансовый капитал получает прибыль».

Согласно данным Пикетти, начиная с 1700 гг. глобальное богатство росло ежегодно в среднем на 4—5%, что намного больше, чем средний темп роста экономики.

Предложенная Пикетти статистика объясняет его подход: в прошлом богатые могли перевести активы в более прибыльную форму богатства, когда излишнее инвестирование уменьшает прибыль. Пикетти считает, что прибыль на капитал можно увеличить с помощью внедрения технологий, которые позволяют заменить людей машинами.

Он также делает вывод, что неравенство, как правило, увеличивает нестабильность в обществе, не уточняя, в каких конкретных ситуациях неравенство может привести к напряженности.

* По материалам http://www.vestifinance.ru/articles/42564, 8 мая 2014 г.

Противоречия капитализма не исчезли*

Описывая и анализируя феномен неравенства, присущий капиталистической системе, Пикетти, в отличие от Маркса, предсказывавшего крушение капитализма, видит медленный рост и «золотой век неравенства», в котором богачам, владельцам капитала, будет принадлежать всё более крупная доля богатств и доходов.

В таблице 1 представлены данные о доходах различных групп населения в зависимости от вида доходов (зарплата, доход на капитал, рента, процент на сбережения, корпоративные прибыли, дивиденды и др.) (http://cadtm.org/What-can-we-do-with-what-Thomas).

Таблица 1. Неравенство доходов в 2010 г., %

Доля населения

Европа

США

10% (богатые)

35

50

В т.ч. 1% наиболее богатых

10

20

40% (средний класс)

40

30

50% (бедные и наиболее бедные)

25

20

С 1977 по 2007 гг. 10% богатых граждан США присвоили три четверти прироста национального дохода, в т.ч. 1% наиболее богатых — 60%. Для остальных 90% рост доходности за этот период был менее 0,5% годовых.

Растущее неравенство становится главной угрозой системе сегодня, и без радикальных мер этот процесс не остановить. Другие экономисты XIX века — Томас Мальтус и Давид Риккардо — также предрекали необратимый и угрожающий рост неравенства. Но не учли взрыва производительности труда, вызванного новыми технологиями. Этот взрыв и позволил человечеству избежать мрачных прогнозов. При этом механизмы, заключенные в глубинах капитализма, никуда не делись и вновь приведут к росту неравенства, размывая фундамент демократических обществ.

Пикетти убеждён, что две мировые войны, Великая депрессия и другие трагические события разрушили многие огромные состояния, вынудили власти проводить политику перераспределения доходов, осуществлять меры по стимулированию экономического развития.

Стремительный глобальный рост экономики ослабил важность богатств, передающихся по наследству, и привел к образованию многочисленного среднего класса. Но ослабление инфляции и роста населения в развитых странах, возвращение к привычным темпам экономического роста в 70-е гг. прошлого столетия вернули присущую капитализму тенденцию генерирования неравенства в доходах.

Причину этого Пикетти видит в том, что люди с высокими доходами копят и вкладывают деньги, получая доход с капитала, позволяющий им забрать часть прибыли у тех, кто вынужден полагаться исключительно на заработную плату. Всего через несколько поколений такое аккумулируемое богатство становится доминирующим фактором экономики, социальной и политической структуры общества.

Сформулированный вывод убедительно иллюстрируют данные табл. 2 и 3 (http://cadtm.org/What-can-we-do-with-what-Thomas).

Таблица 2. Распределение богатства класса капиталистов в 2013 г., %

Доля населения

Франция

Великобритания

Швеция

США

1,00%

25

30

20

32

10%

60

70

60

70

Таблица 3. Распределение собственности на капитал в 2010 г., %

Доля населения

Европа

США

10% (богатые)

60

70

В т.ч. 1% наиболее богатых

25

35

40% (средний класс)

35

25

50% (бедные и наиболее бедные)

5

5

Рост неравенства в сегодняшней Америке Пикетти подтверждает следующими цифрами: в 1978 г. средний американец зарабатывал в год 48 078 долл., сегодня — лишь 33 000 долл. А 1% наиболее высокооплачиваемых американцев — соответственно 390 000 и 1,1 млн долл.

Статистика показывает, что в продолжительные периоды времени производительность росла со скоростью 1—1,5%, а прибыль — 4—5%. В XXI веке Пикетти прогнозирует медленный рост и крайнее неравенство.

Доминирование капитала в экономике объясняется более медленным развитием последней в сравнении с ростом доходности капитала.

Некоторые эксперты обращают внимание, что Пикетти может совершить ошибку предшественников, так как не принимает во внимание возможность очередного скачка производительности благодаря новейшим технологиям, что повлечёт рост ВВП и доходов.

Подчёркивая, что углубляющееся неравенство может привести в конечном счёте к гибели капитализма, и предлагая схему конфискационного налогообложения, Пикетти одновременно признаёт утопичность собственной рекомендации.

* Использованы материалы Expert Online, 24 апреля 2014 г.; http://cadtm.org/What-can-we-do-with-what-Thomas.

Книга, спасающая плутократов от самих себя*

Кристия Фриланд, депутат парламента по округу Торонто, обращает особое внимание на представленные Пикетти международные массивы данных о доходах за многие годы. Они свидетельствуют, что мощный экономический рост и сокращение неравенства в доходах, наблюдавшиеся в послевоенную эпоху в Северной Америке и Западной Европе, были исключением из общего правила. Современное разительное неравенство доходов, которое соответствует или даже превышает ситуацию «позолоченной эпохи» (с 1870 по 1898 гг. в США), есть норма, базовый экономический принцип для промышленного капитализма

Пикетти отвечает на вопрос, почему капитал накапливается быстрее, чем растет экономика в целом и увеличивает состояния на самом верху. Растущее неравенство доходов объясняли фактом существования кланового капитализма, когда 1% самых богатых вступают в сговор с политиками, меняющими правила игры в экономике к собственной выгоде (по сути — банальное воровство), либо глобальными и независимо действующими экономическими силами.

С точки зрения Пикетти, суперсостояния — это естественный и даже неизбежный итог капитализма в действии: «Основополагающая логика капитализма заключается в постоянном накоплении богатства, что ведёт к возникновению наследственной денежной аристократии» — той, которую он называет родовым капитализмом типа общества рантье».

Однако это угрожает самой идее капитализма как экономической системы, дающей оптимальный шанс на процветание и благоприятные возможности огромному множеству людей.

После Второй мировой войны утвердилось убеждение, что именно рыночная демократия обеспечивает общий экономический рост. Но Пикетти показывает, что экономика послевоенной эпохи, когда Запад переживал период устойчивого и коллективного роста, была историческим исключением. Снижение неравенства произошло в результате радикального уменьшения и даже физического уничтожения богатств и активов, крупного сокращения концентрации капитала с одновременным действием высоких налоговых ставок.

Приблизительно с 80-х гг. прошлого столетия уровни неравенства вновь резко подскочили до максимальных значений, капитализм перестал содействовать процветанию большинства во многих западных демократиях (рис. 2., http://sergesparroff.blogspot.ru/2014/04/xxi.html, 27 апреля 2014 г.).

Рисунок 2. Ежегодная доля доходов 10% наиболее благополучных домохозяйств в общем объеме доходов экономик развитых стран

Характерно, что средний класс переживает период опустошения, в то время как на самом верху состояния продолжают увеличиваться.

Попытка уничтожить капитализм (в частности, советский опыт. — В.Т.) не стала преодолением его недостатков, что сегодня наблюдается в западных демократиях. Капитализм сталкивается с угрозой собственному существованию. Умные плутократы могут помочь в решении проблемы.

* Использованы материалы

http://inosmi.ru/world/20140422/219756125.html#ixzz347Pkxk29, 22 апреля 2014 г.

Возможен ли большой взрыв?*

Владимир Иванов, научный сотрудник экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, анализирует глобальную картину развития неравенства, выстроенную Пикетти: «Начиная со времён Маркса неравенство, измеренное долей дохода, сконцентрированного в руках самого обеспеченного 1% населения, устойчиво снижалось. Однако начиная с 70-х годов прошлого века начался обратный тренд: отрыв богатейших групп населения от остальных начал расти, практически достигнув показателей, предшествовавших Великой депрессии».

Если неравенство само по себе является неизбежным атрибутом развития, то вопрос заключается в его допустимом уровне, после которого издержки неравенства (экономические, социальные, психологические) начинают превышать выгоды. По мнению Пикетти, именно неравномерное богатство консервирует неравенство в обществе, переходя по наследству в виде активов или инвестиций.

В. Иванов напоминает гипотезу Альберто Алесины: неравенство спокойнее воспринимается обществом, а значит, связано с меньшими издержками, если хорошо работают социальные лифты. Неравенство доходов не так страшно, если оно компенсируется равными возможностями.

Отсюда следует, что для восприятия обществом уровня социальной мобильности важна не только и не столько её интенсивность, сколько восприятие обществом её справедливости. Если люди думают, что богатство и социальный статус — плоды труда, а бедность — недостаток усилий (в США такое мнение разделяют две трети населения), то даже высокая степень неравенства не вызывает роста спроса на перераспределение богатства.

Когда же считают неудачу причиной бедности, а нужные связи причиной богатства, запрос на перераспределение доходов становится активнее — иногда в ущерб экономическому росту.

Основные проблемы ждут общество, где основными механизмами восходящей мобильности становятся использование личных связей, коррупция. В таком обществе неизбежно разрушаются правила игры, обеспечивающие награду за общественно полезные усилия и производительный труд.

В России неравенство доходов и сверхвысокая концентрация богатства у самых обеспеченных семей страны (верхний 1% населения владеет 30% всех активов, по сравнению с 7% в США) сочетаются с высоким восприятием коррупции. Неравенство доходов и коррупция взаимозависимы, взаимоподчинены и взаимно дополняют друг друга, как две стороны одной медали. Коррупция не бессмертна — смертельный удар ей может нанести активная политика восстановления социальной справедливости и принципа равных возможностей.

Согласно опросам, порядка двух третей российских граждан недовольны существующим неравенством доходов. А потому, заключает В. Иванов, неисправность социальных лифтов ведёт к майданам.

* Использованы материалы «Газета.Ru», 15 апреля 2014 г.

*****

В начале книги Пикетти констатирует: «Современный экономический рост и распространение знаний позволили избежать предсказываемого Марксом апокалипсиса, но не преобразовали глубинную структуру капитала и неравенства или, во всяком случае, не сделали этого в той степени, в которой это представлялось в исполненные оптимизма десятилетия, последовавшие после второй мировой войны. Когда норма дохода на капитал превышает темпы роста производства и генерируемые доходы, как это происходило в XIX веке и, как весьма вероятно, снова происходит сегодня, в веке XXI, капитализм автоматически порождает произвольные и нежизнеспособные масштабы неравенства, которые радикально подрывают меритократические ценности, на которых базируются демократические общества».

А в одном из недавних интервью, посвящённых «Капиталу в XXI веке», он сказал: «Мы должны организовать себя и добиться лучшего от капитализма и рыночной экономики, которая, в конце концов, является системой, обладающей многими достоинствами. Но мы должны найти способ, обеспечивающий получение каждым своей доли от этого процесса» (выделено. — В.Т., http://sergesparroff.blogspot.ru/2014/04/xxi.html, 27 апреля 2014 г.).

Пол Кругман, полемизируя с защитниками консервативного мифа о якобы заслуженно заработанных богатств, спрашивает: «Что делать с такой защитой богатых, если они получают большую часть своих доходов не в результате работы, которую они делают, но от активов, которыми они владеют? А что, если источником крупного богатства во всё большей степени оказывается не предпринимательство, а наследство? Деньги по-прежнему решают многое … Тем не менее, идеи также имеют значение, влияя на то, как мы говорим об обществе и что в конце концов предпримем. У правых закончились идеи» («New York Times», 24 апреля 2014 г.).

Итак, недопустимы ни концентрация капиталов и доходов в руках меньшинства (олигархов), ни, напротив, огосударствление собственности, принадлежащей формально всем сразу и никому фактически (точнее, властвующим чиновникам, в той или иной форме узурпирующим общественные богатства).

Распыление капиталов, создание многочисленного слоя работников-совладельцев средств производства и результатов труда, современное восприятие трендов общности и коллективности, развитие коллективных форм хозяйствования — это важные, долго и упорно замалчиваемые, но необходимые условия справедливого распределения доходов и преодоления общественного неравенства.

Прозрение и осознание на Западе и на Востоке наступает медленно, но быстрее, чем в России. Не опоздать бы …