1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 131

Давос: сменить модель развития

Главная тема недавнего Всемирного экономического форума в Давосе — влияние новые технологий, набирающей темп четвёртой промышленной революции на экономику и общество. Торможение национальных экономик и мировой экономики в целом, переизбыток сырьевых ресурсов, роботизация и сокращение занятости, имущественное расслоение, миллионы трудовых и вынужденных мигрантов и связанные с ними конфликты, другие проявления свидетельствуют об исчерпании традиционной модели не только экономического, но и в целом общественно-исторического развития.

*****

Обвал мировых цен на нефть вызван прежде всего возникшим дисбалансом между спросом и предложением, спекулятивными биржевыми ожиданиями и политическими причинами. В результате чрезмерное падение стоимости бочки ведёт к существенному снижению инвестиционных возможностей стран-производителей сырья: с 2014 г. представители индустрии свернули проектов на 380 млрд долл., падает спрос на нефтегазовое оборудование, сокращаются заказы в металлургии, машиностроении, трубопрокатной и лёгкой промышленности и т.д. (Slon.ru, 21 января 2016 г.). Так, ЛУКОЙЛ может снизить инвестиции до 5,5 млрд долл. при цене нефти 20 долл. за баррель («Финмаркет», 21 января 2016 г.).

В результате — замедление темпов экономического роста других экономик и мировой экономики в целом (см. рисунок, «Ведомости», 20 января 2016 г.).


Рисунок. Взаимосвязь нефтяных цен и темпов роста мирового ВВП

Когда падающие нефтяные цены достигнут дна (не путать с дном падения российской экономики, о достижении которого регулярно говорят высокопоставленные российские чиновники), не знает никто. Большинство аналитиков не исключают, что в ближайший год стоимость барреля может уменьшиться: до 20 долл. — по прогнозу МЭА, Goldman Sachs и Morgan Stanley, а осторожный Barclays сократил свои прогнозы с 56—60 до 37 долл. (Slon.ru, 20 января 2016 г.).

Более решителен экс-министр финансов Алексей Кудрин, допускающий непродолжительное снижение цены на нефть до 16—18 долл. за баррель и прогнозирующий возобновление роста российской экономики через один-два года (Интерфакс, 21 января 2016 г.).

Но есть ещё одна причина всеобщих затруднений, которую впору назвать фундаментальной, — в мировой экономике назрела объективная необходимость сменить модель развития. Её главная особенность — набирающая силу четвёртая промышленная революция, вызывающая (сопровождающаяся) системные трансформации в различных общественных сферах.

Не случайно локомотивами глобального экономического развития теперь всё чаще называют не развивающиеся, а развитые страны, задающие тон в технологическом перевооружении, в первую очередь, собственных национальных экономик.

Главный вывод из происходящего: пришло время сменить экономическую модель. Признаки новой экономики проявляются всё более чётко и уверенно. Эта тема стала главной на экономическом форуме, состоявшемся в Давосе.

*****

Ниже приведены основные положения и цитаты из ключевой статьи основателя и бессменного руководителя Давосского форума Клауса Шваба. Он считает, что четвёртая промышленная революция (далее — ЧПР) — наиболее значительный вызов мировой экономике XXI века, требующий «всеобщего понимания, как технологии, трансформирующие экономические, социальные, экологические и культурные контексты, меняют нашу жизнь и жизнь будущих поколений» («Независимая газета», 19 января 2016 г.).

Соответственно, ответ должен быть комплексным и всеобщим: от государственных и частных секторов до научных кругов и гражданского общества.

Информация к размышлению

К. Шваб: «В первой промышленной революции сила воды и пара позволила механизировать производство. Во второй электроэнергия использовалась для организации массового производства. В третьей электроника и информационные технологии автоматизировали производство. Теперь она перерастает в четвёртую промышленную революцию, характеризующуюся сочетанием технологий, которые размывают границы между физической, цифровой и биологической сферами» (выделено мной. — В.Т., Интерфакс, 21 января 2016 г.).

Охват, глубина и скорость преобразований в ходе ЧПР беспрецедентны и предвещают коренные изменения в производстве и управлении. Доступность информации и знаний через мощные мобильные и вычислительные устройства, интернет, искусственный интеллект, 3D-печать, робототехника, нанотехнологии, биотехнологии, новые материалы и др. умножают возможности миллиардов людей.

Важный потенциал ЧПР — возможность поднять глобальный уровень доходов и улучшить качество жизни населения планеты, в частности, благодаря цифровым технологиям. Снижением расходов на транспорт и связь, оптимальной логистикой будет определяться рост эффективности в производстве и сбыте продукции, оказании услуг.

В то же время, замещение работников машинами может усилить неравенство и социальную напряжённость, так как увеличит разрыв не только в оплате труда «низкой квалификации» и требующего «высокого мастерства», но и между прибылью на капитал и отдачей от труда. Иными словами, в развитых странах растёт спрос на высококвалифицированных работников и снижается спрос на работников с низким уровнем образования и более низкой квалификацией. Как следствие, будет увеличиваться разрыв в благосостоянии между собственниками интеллектуального и физического капитала.

При этом одновременно будет «вымываться середина» (уменьшаться численность среднего класса. — В.Т.): «Во всём мире средний класс всё чаще испытывает всепроникающее чувство неудовлетворенности и несправедливости. Победитель получает всё, сужение возможностей для среднего класса нарушает не только служебные нормы, но и демократические принципы».

В настоящее время более 30% мирового населения использует социальные медиаплатформы для подключения, учёбы и обмена информацией. При этом возникает опасность распространения экстремистских идей и идеологий.

*****

Технологии четвёртой промышленной революции оказывают серьёзное влияние на бизнес. Доступность глобальных информационных и технологических платформ для исследований, разработки, маркетинга, продаж и дистрибуции нарушает и разрушает традиционные связи и формирует новые, одновременно повышая качество продукта и скорость его доставки по конкурентной цене.

Существующие отраслевые структуры разрушаются, формируются новые, сочетающие спрос и предложение. Создающие совершенно новые способы производства и потребления товаров и услуг.

Информация к размышлению

К. Шваб: человек оказывается в центре экономики. Новые технологии делают активы более прочным и устойчивым и предполагают новые формы сотрудничества, особенно с учётом скорости инновационных перемен. «Появление глобальных платформ и других новых бизнес-моделей, в конце концов, означает, что талант, культура, и организационные формы должны быть переосмыслены».

*****

Дальнейшая консолидация возможностей физических, цифровых и биологических миров новых технологий и платформ позволит гражданам более активно взаимодействовать с правительствами, высказывать свои мнения, координировать свои усилия и даже обходить надзор госорганов. Одновременно правительства получат новые технологические возможности контролировать население на основе систем видеонаблюдения и цифровой инфраструктуры. Но будет расти и давление на правительства при необходимости изменить подход к политическим и общественным проблемам, возникнут новые источники перераспределения и децентрализации власти.

Информация к размышлению

К. Шваб: конкурентоспособность и выживание государственных систем и органов государственной власти определяется способностью адаптироваться к изменениям, обеспечивающим прозрачность и эффективность их структур.

Современные системы государственной политики и принятия решений развивались в период второй промышленной революции, когда лица, принимающие решения, успевали изучить конкретную проблему, сформулировать необходимый ответ, разработать соответствующую нормативно-правовую базу. По сути, это был линейный «механистический» подход, ориентированный «сверху вниз».

Темпы ЧПР, происходящие изменения и воздействия оставляют всё меньше возможностей законодателям и регуляторам адекватно реагировать на ситуацию.

Чтобы сохранить интерес потребителей и общественности в целом, продолжая поддерживать инновации и технологическое развитие, необходимы гибкое управление по аналогии с частным сектором, постоянная адаптация к новым, быстро меняющимся условиям. Актуально тесное сотрудничество правительства и регулирующих органов с бизнесом и гражданским обществом.

ЧПР значимо сказывается на особенностях национальной и международной безопасности, определяя вероятность и характер возможных конфликтов. История технологических инноваций — это во многом история войн, и наше время не исключение. Современные конфликты с участием государств носят всё более «гибридный» характер, сочетая традиционные методы боевых действий с элементами, разработанными и реализуемыми негосударственными субъектами. Различие между войной и миром, воюющими и невоюющими, насилием и ненасилием (включая кибервойны) становится всё более размытым.

Новые военные технологии, например биологическое оружие, становятся более доступными для использования небольшими группами лиц, причиняя при этом значительный массовый вред. В то же время возникающая уязвимость, новые опасности и последствия могут быть нейтрализованы, благодаря достижениям в области технологий, путем разработки новых способов защиты.

*****

ЧПР меняет не только наши подходы и нашу деятельность, но и нас самих, нашу идентичность: частную жизнь, представления о собственности и карьерном росте, структуру потребления, продолжительность работы и отдыха, навыки, способность знакомиться с людьми и поддерживать отношения и т.д.

Информация к размышлению

К. Шваб: «Неумолимая интеграция технологий в нашу жизнь может уменьшить некоторые из наших наиболее существенных человеческих способностей, таких как сострадание и сотрудничество…, лишить нас одного из жизни наиболее важных активов — времени, чтобы размышлять и участвовать в осмысленном разговоре».

Одной из самых больших индивидуальных проблем, связанных с новыми информационными технологиями, является конфиденциальность. Среди опасностей — потеря контроля над нашими личными данными.
Революционные достижения в области биотехнологий и искусственного интеллекта требуют «переосмысления того, что значит быть человеком, раздвигая текущие границы продолжительности жизни, здоровья, познания, и возможностей, заставляя нас пересмотреть моральные и этические границы».

ЧПР должна работать на будущее, отражающее наши общие цели и ценности. Для этого, однако, мы должны выработать глобальное общее мнение о том, как технологии влияют на нашу жизнь, чтобы перестроить наши экономические, социальные, культурные и человеческие условия. Современные лидеры, принимающие решения, слишком часто оказываются в ловушке традиционного, линейного мышления, слишком поглощены многочисленными кризисами, требующими внимания, вместо того, чтобы мыслить стратегически о силах, препятствующих инновациям и формированию будущего.

Завершая статью, К. Шваб пишет: «Всё сводится к людям и ценностям. Мы должны людей и их интересы поставить во главу угла и формировать будущее, которое работает на нас».

В пессимистичной, бесчеловечной форме четвёртая промышленная революция, возможно, действительно способна «автоматизировать» человечество и лишить нас сердца и души. Но лучшие качества человека — творчество, сопереживание, управление — должны помочь возродить коллективное и нравственное в сознании, основанном на осмыслении общей судьбы. Эта миссия возложена на всех…

Ни прибавить, ни убавить…

*****

Юрий Трутнев, вице-премьер, полпред президента на Дальнем Востоке, выступая на форуме,   заявил, что   кризис — это не только угрозы, но и новые возможности: стимул к реформам, благоприятствующий инвестициям дешевый рубль и «солидарность народа».

Напомнив, что за последние четыре года Россия в рейтинге Doing Business Всемирного банка поднялась с 120-го места на 51-е, он подчеркнул: «Мы занимались реформами и раньше. Главным их содержанием мы видим создание максимально конкурентных условий для бизнеса» («Новые Известия», 25 января 2016 г.).

Оставим данное утверждение без комментариев.

Информация к размышлению

В   рейтинге экономической свободы,   который с 1995 г. определяют журнал «Wall Street Journal» и фонд Heritage, Россия заняла 153 место, опустившись по сравнению с 2015 г. на 10 строчек. Среди причин:   неэффективно работающее законодательство, чрезмерное присутствие государства в экономике и    коррупция,   подрывающая доверие к правительству. При этом положительно оценена фискальная свобода. По сумме всех показателей РФ занимает 42-ю строчку рейтинга в Европе и 153-ю — в мире, между Лесото и Алжиром (NEWSru.com/В России, 1 февраля 2016 г.).   

В данном рейтинге возможна   конъюнктурная политическая подоплека. Но, как пишет «The Wall Street Journal», переживая    высокие геополитические риски, слабые возможности экономического роста, значительную чувствительность экономики к колебаниям цен на нефтяном и газовом рынках,   воздействие западных санкций — Россия    справляется с   экономическими проблемами, от которых другие экономики   рухнули бы (http://vz.ru/news/2016/1/25/790394.html).

Не будем, однако, обольщаться. Четвертая промышленная революция может оттеснить Россию на периферию глобального развития. Ведущие страны разрабатывают и внедряют   новые технологии для массового потребления, а Россия   делает ставку на анклавное развитие секторов, ориентирующееся не на    массовое потребление, а главным образом на военно-промышленный комплекс.

С учётом нынешней и прогнозируемой ситуации, в рамках сценариев «быстрого» и «медленного» глобального промышленного развития, вероятность   окончательного превращения России в ресурсную периферию достигает 35% по расчётам ЦМАКП. Вероятность более предпочтительных сценариев — от 5 до 25% («Независимая газета», 25 января 2016 г.).

Таким образом, если Россия адекватно не откликнется на текущие и   грядущие фундаментальные изменения, на явные признаки близкого будущего, если власть и приближённые к ней эксперты будут   сориентированы на конъюнктурные запросы, а не на объективные решения, если вместо эффективных действий продолжится угодливая их имитация   — отстанем навсегда.