1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 226

Решение третейского суда станет поводом для внесения записей в госреестры

В начале сентября вступят в силу два свежеподписанных президентом закона, которые изменят правила создания и работы третейских судов. Помимо новых «правил жизни» негосударственного арбитража в них можно найти ответы на многие вопросы: является ли решение третейского суда основанием для внесения записи в госреестр, прекращает ли реорганизация стороны в споре действие арбитражного соглашения, может ли арбитраж рассмотреть спор, в котором участвует учредитель его учредителя?

Не успел Павел Крашенинников пообещать, что законопроекты о третейских судах будут приняты в течение осенней сессии Госдумы (см. «ЭЖ», 2015, № 50), как Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже) был подписан президентом и в тот же день официально опубликован на портале www.pravo.gov.ru. Параллельно с ним был принят, подписан и опубликован еще один Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации <...>» (далее — Закон о внесении изменений).

Работа над реформой третейских судов стартовала в начале 2013 г. по поручению президента. Необходимость пересмотреть правила работы негосударственного арбитража обосновывалась тем, что действующая система не способствует повышению уровня доверия к третейским судам. Если же участники гражданского оборота станут серьезнее относится к негосударственному арбитражу, то это разгрузит систему судов государственных — третейские суды смогут принять на себя часть их нагрузки. Еще одна весомая причина — это необходимость ликвидации так называемых «карманных» судов, выносящих заведомо неправосудные решения в интересах учредивших их лиц (см. «ЭЖ», 2013, № 41, с. 07).

В ходе обсуждения из текста законопроектов пропали некоторые существенные новинки, например, саморегулирование для третейских судов и их единый реестр (см. «ЭЖ», 2013, № 12, с. 15). Зато при рассмотрении в Госдуме, несмотря на внесенные поправки, концепция реформы в целом осталась неизменной (см. «ЭЖ», 2014, № 3, с. 07).

Суд-учреждение и просто суд: новая система арбитража

Действующее законодательство предусматривает деление третейских судов на два вида: постоянно действующие суды и суды ad hoc (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», далее — Закон о третейских судах). После 1 сентября это деление останется, только суды переименуют в постоянно действующие арбитражные учреждения и образованные сторонами для разрешения конкретного спора соответственно (п. 16, 17 ст. 2 Закона об арбитраже). Правда, существенно изменится порядок и условия их создания и функционирования.

Так, сейчас постоянно действующий третейский суд может быть образован торгово-промышленной палатой, организатором торговли, общественным объединением предпринимателей и потребителей, а также любыми иными организациями или их объединениями. Проще говоря, круг учредителей третейского суда практически не ограничен (п. 2 ст. 3 Закона о третейских судах). С сентября такого широкого ассортимента уже не будет; создавать постоянно действующие третейские суды можно будет только при некоммерческих организациях, причем не всех, исключение составляют органы госвласти и местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, политические партии и религиозные организации, а также адвокатские образования, адвокатские и нотариальные палаты. Также нельзя будет создать постоянно действующее арбитражное учреждение одновременно при двух и более некоммерческих организациях. Один учредитель — одно учреждение.

Шквал критики вызвало предложенное разработчиками реформы требование к учредителю постоянно действующего третейского суда получать разрешение на осуществление функций арбитражного учреждения (к ним относятся, например, назначение арбитров, хранение вынесенных третейским судов актов и т. д.). Такое разрешение будет предоставляться актом Правительства РФ, вынесенным на основании рекомендаций Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте (см. также «ЭЖ», 2014, № 7, с. 13, № 33, с. 08).

Третейский суд — это, в первую очередь, суд негосударственный, от государства независимый и ему не подконтрольный. Однако с 1 сентября 2016 г. это утверждение станет спорным, поскольку вопрос о том, быть третейскому суду или нет, будет решать государственный орган — Правительство РФ, по предложению другого государственного органа — Совета, из каких бы представителей предпринимательского сообщества он ни состоял. Многие юристы рассматривают данные меры как наступление государства на институты гражданского общества и конец независимости негосударственных арбитражей (см. «ЭЖ», 2014, № 7, с. 13, № 33, с. 08). При этом принять решение о ликвидации третейского суда сможет только учредившее его лицо либо арбитражный суд (п. 1 ст. 48 Закона об арбитраже).

Следует оговориться, что постоянно действующее арбитражное учреждение, для существования которого требуется разрешение, не равно третейскому суду. Сейчас Закон о третейских судах, по сути, не дает определения третейского суда (третейский суд согласно ст. 2 — это третейский суд <…>). В новом же законе предлагается уточнить, что третейский суд — это люди (один или трое арбитров), а «материально-техническая база» из этого определения исключена, для нее теперь есть свое название — постоянно действующее арбитражное учреждение. Оно будет выступать в качестве подразделения некоммерческой организации — учредителя и выполнять функции по администрированию арбитража.

Третейские суды, которые создаются для разрешения конкретного спора, могут обойтись и без администрирования со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения. Выходит, что их «разрешительная» процедура не коснется. В то же время круг их компетенции по рассмотрению споров ограничен, а значит, в некоторых случаях сторонам, пожелавшим не выносить свой конфликт на суд государства, придется обратиться в негосударственный государственный третейский суд, функционирующий на постоянной основе.

Арбитрабельность корпоративных споров стала определеннее

Проблема нечеткого регулирования круга арбитрабельных споров часто становилась камнем преткновения при рассмотрении вопроса о принудительном исполнении решений третейских судов. В частности, много копий было сломано по поводу толкования ст. 33 АПК РФ, которая к специальной подведомственности арбитражных судов относит корпоративные споры. Казалось бы, войну за них третейские суды проиграли. В 2012 г. Высший арбитражный суд, а за ним и Констуционный суд пришли к выводу, что корпоративные споры неарбитрабельны и третейскими судами рассматриваться не могут (см., например, «ЭЖ», 2013, № 2, с. 14).

Однако с 1 сентября 2016 г. положение изменится. Есть только несколько «но»: во-первых, арбитрабельными станут не все корпоративные споры, а лишь некоторые, во-вторых, рассматривать их смогут только постоянно действующие третейские суды, и, в-третьих, соответствующие арбитражные соглашения можно будет заключить не ранее 1 февраля 2017 г. Соответствующие поправки в АПК РФ, ГПК РФ, законодательство об ООО и АО внесены Законом о внесении изменений (ст. 4, 6, 9, 13 Закона о внесении изменений).

Исходя из содержания ст. 33 АПК РФ в редакции, которая вступит в силу с 1 сентября, на рассмотрение третейских судов также можно будет передать гражданско-правовые споры с участием публично-правовых субъектов, за исключением связанных с государственными или муниципальными закупками (ст. 9 Закона о внесении изменений).

Два новых закона вводят и иные правила, которые снимут много вопросов у правоприменителей. Например, вносить записи в ЕГРЮЛ и ЕГРП можно будет на основании решения третейского суда, но только при наличии исполнительного листа, выданного судом государственным (ст. 5, 7 Закона о внесении изменений). При перемене лиц в обязательстве, споры из которого стороны передали на рассмотрение третейского суда, арбитражное соглашение сохраняет силу и для кредитора, и для должника (п. 10 ст. 7 Закона об арбитраже). Это относится и к перемене лиц на основании закона, например, при реорганизации юридических лиц. Кроме того, определено, что третейский суд не вправе рассматривать споры, стороной в которых выступает один из учредителей организации, при которой такой суд создан (что противоречит выводу КС РФ, высказанному в постановлении от 18.11.2014 № 30-П).