1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Лихие. Тучные. Упущенные…

Ошеломлённая и оглушённая годами «лихими», но, казалось, обнадёженная годами «тучными», Россия вновь погружается в затхлое безвременье неопределённости и сомнений, развеять которые не способны даже яркие сполохи отдельных достижений. Власть демонстрирует уверенность и не скупится на оптимистичные прогнозы, которые сбудутся «вот-вот». Однако вместо решительного движения множится и ускоряется лишь «движение решений» — неэффективных, разрозненных и нередко оторванных от реальности. И всё же надежда умирает последней…

*****

Кремль возрождает заседания президиума Президентского экономического совета. Его состав вызывает у комментаторов известный скепсис — там присутствуют лица, имеющие прямо противоположные взгляды на возможные пути выхода из сложившейся в стране экономической ситуации. События минувших лет показали, что они в принципе не способны «выработать общую программу или хотя бы согласованный прогноз» («Ведомости», 5 апреля 2016 г., «Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).

Но противоборство идей не должно затмевать очевидную истину: существуют присущие всем странам и народам объективные закономерности общественного развития (в том числе экономического), на которые накладываются национально-исторические особенности.

Первое есть условие консенсуса и основа для обоснования долгосрочных стратегических ориентиров. Второе — на базе первого — позволяет разработать адекватную тактику на ближайшие годы.

Логика подсказывает: если дела идут хорошо — команду укрепляют и наделяют при необходимости дополнительными полномочиями, последовательно расширяя её управленческие возможности.

Мировые цены на нефть, принесшие отечественной экономике в 2000-е сотни миллиардов долларов, ныне «скукожили» национальный бюджет. Но если достижения во многом связаны с внешними факторами, не зависящими от правительственных акторов, а положение дел из года в год ухудшается, то без энергичных замен и ввода новых «игроков» не обойтись («Импортозамещение тренеров» — см. здесь же).

Информация к размышлению

Вспомним реакцию власти на введение антироссийских санкций весной и уверенность в их краткосрочности, что зафиксировано в официальных документах: санкции начнут сокращать с 2015 г., продовольственное эмбарго отменят в августе 2015 г., в 2016-м вновь станет доступным для РФ мировой рынок капитала. Что касается падения нефтяных цен ниже 100 долл. за баррель — это вызовет обрушение многих экономик («Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).
Эксперты из Института Гайдара и президентской Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) признают: «Санкции уже нет смысла называть секторальными, в реальности санкции глобальны и, по сути, неформальны» (там же).

Иными словами, вводимые санкции должны оказывать постепенное, всё более возрастающее, систематическое воздействие на российскую экономику и прочие жизненно важные сферы, а последствия могут иметь долгосрочный характер.

*****

Вместо активных, продуманных действий продолжаются «гадания на кофейной гуще». Руководитель Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявляет, что российская экономика нащупала дно и дальнейшее падение фактически прекратилось с осени 2015 г. Иными словами, достигла дна и уверенно на нём закрепилась ?!

Ему вторит глава Банка России Эльвира Набиуллина, утверждавшая на съезде Ассоциации российских банков (АРБ): «Ситуация в российской экономике остаётся непростой…, но экономика уже близка к точке стабилизации. Банк России ожидает незначительное, около 1,3—1,5%, снижение ВВП по итогам 2016 г. при цене нефти 30 долл. за баррель. Если цена будет выше, как сейчас, то снижение экономики может быть меньше» (выделено мной. — В.Т., «Финмаркет», 7 апреля 2016 г.).

Следует признать, что уменьшение нефтегазовой доли во внешнеторговом валютном обороте связано, в первую очередь, не столько с ростом вклада в экспорт высокотехнологичной продукции отечественного производства, сколько с низкими ценами на традиционное сырьё.

Информация к размышлению

А.Улюкаев: достижение 4% инфляции и 3% дефицита казны не приведет к   возобновлению роста ВВП, тем более не в   сырьевом, а в инвестиционном виде. Нужны реальные инвестиции, специальный инструменты господдержки, активизация импортозамещения и «агрессивный» экспорт («Московский комсомолец», 27 апреля 2016 г.).  

Тем более удивительны рассуждения о том, что российская экономика адаптировалась и какие-либо грозные по своим последствиям вызовы ей не страшны. Но если среднемировые темпы роста ВВП превышают 3%, а наша экономика даже не топчется на месте, а сокращается (без малого на 4% по итогам 2015 г., до 1—2% в текущем году), разве этого недостаточно, чтобы бить во все колокола? Чтобы понять, сколь велика опасность отстать и оказаться в XXI веке на обочине развивающегося (при всех возникающих трудностях) человечества?

Мир не стоит на месте. Глобальные экономические лидеры уходят в отрыв. Если кардинально не поменять внутреннюю политику, будет всё меньше совместимости и точек соприкосновения, представляющих взаимный интерес, инициирующих заинтересованное сотрудничество, укрепляющих общие коммуникации. Здесь бессмысленно искать чей-то злой умысел — лучше посмотреть в зеркало.

Причина не только, а может быть и не столько в политических разногласиях и даже в политическом противостоянии (чего тоже нельзя исключить), сколько в различии достигнутого научно-технологического уровня, качестве человеческого капитала, степени социального благополучия и других неотъемлемых составляющих ускоряющегося цивилизационного развития.

*****

Игорь Николаев, профессор Высшей школы экономики: верхи не могут, не знают и не умеют. «Если есть проблемы с профессионализмом практически во всех сферах, значит, они есть и в управлении… Профессионализм, компетентность перестали быть главными критериями при отборе кандидатов на высокие должности». Во внимание прежде всего принимается корпоративное родство, землячество, личная преданность и лояльность и т.п. («Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).

Показательный пример — неэффективность продовольственного эмбарго как главного российского оружия в санкционной войне. Это вывод экспертыов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС). Пострадали российские потребители, а   западные фермеры, поставлявшие продукты в Россию, возможно,   не лишились прибылей («Ведомости», 19 апреля 2016 г.).

Информация к размышлению

Санкционная продукция поступает на рынок РФ через страны Евразийского союза. После введения эмбарго   доля продовольствия в экспорте западных стран возросла с 8 до 9%.   Поставки томатов в страны ЕАЭС (без РФ) в 2015 г. по сравнению с 2013 г. выросли вдвое, капусты — в 6 раз, цитрусовых — в 1,6 раза, яблок, груш и айвы — в 3,7 раза, абрикосов, вишни и черешни — в 5,5 раза. Даже с учетом роста численности населения, это выше прироста их потребления в Казахстане и Белоруссии («Коммерсант», 19 апреля 2016 г.).

В своеобразный бизнес превратилась и госслужба. Дело не только во взятках и откатах. Обзаведясь полезными контактами и связями, чиновник уходит с госслужбы, используя в дальнейшем этот «капитал».

Источником незаслуженных доходов становятся госкорпорации. Так, Счётная палата заподозрила «Роснано» в неэффективном расходовании бюджетных средств, ущерб от которого составил 13,1 млрд руб.

В 2014—2015 гг. ОАО «Роснано», в которой в декабре 2015 г. числился один сотрудник, выплатило своей управляющей компании, в которой работают 278 сотрудников, вознаграждение в размере 8 млрд руб. — в среднем по 1,2 млн руб. на человека ежемесячно (средняя зарплата в стране около 30 тыс. руб.).  

Кроме того, госкорпорация выплатила своей управляющей компании 25,49 млн руб. премий за убыточные проекты. Вполне логично предложение Счетной палаты   изменить правила предоставления госгарантий по займам «Роснано». СП отмечает хитрые схемы,   позволившие бесконтрольно выплачивать повышенные премиальные («Ведомости», 26 апреля 2016 г., «Независимая газета», 26 апреля 2016 г.).

Не стимулирует профессиональное мастерство широко применяемое ручное управление. Годы высоких цен на нефть отучили думать. Повсеместно распространилась безответственность за принятые решения. Многое зависит от политической ситуации в стране. Проблемы накапливались десятилетиям. На их решение могут уйти годы. «Когда экономика доходит до системного кризиса, даже по определению, что называется, не существует решений, которые вот так вот в два счёта исправили бы ситуацию» («Московский комсомолец», 7 апреля 2016 г.).

Специалисты Всемирного банка также считают, что российскую экономику ждет долгий период восстановления. Это следует из представленных ими трёх вариантов прогноза, так или иначе зависящих от динамики нефтяных цен («Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).

Во всех сценариях в 2016 г. ожидается спад: от 2,5% по пессимистичному до 0,7% по оптимистичному. Весьма вероятен, особенно при сохранении низких цен на нефть, рост бедности — до 15% (около 22,3 млн чел.) в 2017 г. по пессимистичному прогнозу. По данным Росстата, в 2015 г. доходы ниже величины прожиточного минимума имели 19,2 млн россиян, или 13,4% от всего населения. По оптимистичному прогнозу, в 2016 г. уровень бедности в России достигнет максимума — 13,6%, а затем начнет снижаться (там же).

Рост реальной зарплаты возможен только при восстановлении нефтяных цен. Причём «пенсии, зарплаты в бюджетных организациях и социальные трансферты… будут проиндексированы в полном объёме на фоне давления, связанного с президентскими выборами», — поясняют эксперты ВБ. Заметим — речь идёт о политически вынужденных мерах, а не о естественном следствии достигнутых экономических результатов.

Информация к размышлению

Владислав Жуковский, член президиума Столыпинского клуба, экономист: реальный прожиточный минимум в России после девальвации и двукратного роста цен на всё составляет 20 тыс. руб. В стране реально бедных и нищих 50% населения — 72—73 млн россиян. Еще 20% относится к так называемым бедным и ниже бедного, их доходы меньше 30 тыс. руб. В предбаннике среднего класса находится еще 10% россиян. В целом, это 80% россиян и ситуация будет ухудшаться (me-forum.ru/media/news/5164/).

Социологи фонда «Общественное мнение» выяснили в ходе мартовского опроса, что число россиян, недовольных своей зарплатой, за год выросло на 5% и достигло 75%. 41% ответивших сообщили, что трудового дохода часто не хватает, чтобы прожить от зарплаты до зарплаты, а еще 39% — что такое бывает «редко».

78% опрошенных сообщили, что за последние полгода им не повышали и не индексировали зарплату, 52% допускают снижение зарплаты, 65% уверены, что размер их зарплаты не соответствует объёму и сложности выполняемой работы (NEWSru.com/Экономика, 7 апреля 2016 г.).

Иными словами, в той или иной степени испытывают финансовые проблемы 80% (!) работающих. Следовательно, не лишено оснований предположение (российский феномен!), что практически три четверти занятых в производстве — это работающие бедные.

Ложкой мёда в бочке дёгтя можно считать попытку интерпретировать результаты опроса ВЦИОМ, в ходе которого россияне оценивали доллар в 49 руб. через год: «В общественном сознании сформировалась глубокая убеждённость в фундаментальной, имеющей серьёзные экономические основания устойчивости рубля» (Олег Чернозуб, эксперт-консультант ВЦИОМ, tass.ru/obschestvo/3187279). Особенно если учесть, что по итогам предыдущего опроса в конце февраля его участники ожидали ослабления рубля до 83 руб. за доллар при фактическом курсе в 77 руб. за доллар (там же).

*****

Э.Набиуллина не отрицает, что «сейчас доступность кредита низкая, ставки процентные достаточно высокие для наших предприятий. И мы намерены снижать ключевую ставку, но не в ущерб инфляции». Быстрое снижение ключевой ставки может дать краткосрочный эффект. Но чтобы подстегнуть экономический рост, нужно повышать производительность и применять «весь набор структурных реформ», улучшать инвестиционный климат (ria.ru/economy/20160409/1406515887.html).

Уж не перепутала ли глава ЦБ производительность и интенсивность труда? Можно принудить человека работать быстрее, посулив, например, небольшую прибавку. Однако, чтобы повысить производительность труда необходимы модернизация оборудования, его замена на более эффективное, внедрение передовых технологий, новые управленческие решения, современная логистика т.д. Всё это без значительных инвестиций в производство (читай: доступных кредитов) — невозможно.

Информация к размышлению

Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН: по насыщенности деньгами мы занимаем 69-е место в мире (M2 / ВВП, 2014). По доступности кредитов — 60—70-е. По насыщенности акциями — в семь раз ниже, чем США, в три раза ниже, чем Китай (slon.ru/posts/66347)>.

Авторы доклада ВБ, в целом одобряя действия Центробанка, признают: для инвестиционного оживления экономики девальвированного рубля и ценового преимущества недостаточно. Чтобы привлечь иностранные инвестиции, нужен более благоприятный бизнес-климат, необходимо устранить административные барьеры в ведении бизнеса, снизить транспортно-логистические затраты, уменьшить коррупцию и нормативную неопределённость, обеспечить справедливый доступ к средствам производства и рынкам («Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).

Министр финансов Антон Силуанов полагает, что российская экономика последние десять лет не испытывала шоков, сравнимых с недавними. Он считает заслугой Банка России и правительства снижение инфляции и процентной ставки в экономике («Российская газета», 7 апреля 2016 г.).

Иное мнение у советника президента Сергея Глазьева: экономика страны могла бы расти на 6—8% в год, если бы не политика ЦБ, приведшая к стагфляции и прекращению экономического роста. «В созданной Банком России „новой реальности“ выживают только спекулянты, а производство умирает. Это путь к экономической катастрофе» (выделено мной. — В.Т., «Независимая газета», 7 апреля 2016 г.).

Снижение инфляции — не самоцель, тем более что гарантий дальнейшего поступательного её сокращения в этом году в ЦБ не дают. Что касается размера ключевой ставки ЦБ — он запретительный с точки зрения кредитования промышленных предприятий.

Ненормально, когда то, что хорошо для регулятора, для зацикленного на размере ВВП Минэкономразвития и Минфина, подвергающего секвестру бюджетные расходы — становится приговором для реального сектора экономики.

Но ещё более ненормально, когда то, что хорошо для богатого меньшинства, должно быть хорошо и для   большинства россиян…

Информация к размышлению

Алексей Григорьев, управляющий консультант отдела исследований и разработок CEB SHL (Россия и СНГ): нужны лидеры нового типа, способные   эффективно взаимодействовать с руководителями других компаний, быть корпоративными лидерами, нацеленными на общий результат, принимать непопулярных для своего подразделения решений   ради повышения общих показателей. Лидеры нового типа сами ищут наилучшее применение своим талантливым сотрудникам в других подразделениях, тем самым повышая эффективность организации («Ведомости», 6 апреля 2016 г.).

Иными словами, задача дня — руководствоваться стратегией организации, даже если вам для этого придется принести в жертву интересы своего подразделения (там же). Самое время правительственным чиновникам ознакомиться с подобными взглядами, подходами и действиями!

Но пока, по словам главы Счётной палаты Татьяны Голиковой, через бюджетную систему разбазариваются ежегодно триллионы рублей. Это в несколько раз больше, чем потери казны от падения нефтяных цен или будущие доходы от распродажи госактивов в рамках приватизации (около 1,5 трлн руб. за два года) («Независимая газета», 19 апреля 2016 г.).

*****

И. Николаев завершает свои размышления призывом: думать надо всем!

Добавим: и ответственно действовать — не поступаясь принципами, не поддаваясь на чьи-либо увещевания или заманчивые предложения, не прикрываясь и не ожидая «высоких» указаний.

Не хотелось бы произносить громкие слова, но на кону судьба страны. Надо восстановить справедливость в российском обществе, прежде всего — в экономике. Впереди — трудные решения...