1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 701

Врачи опасаются, чтобы реформа не свелась к вульгарной экономии

Реформа российского здравоохранения вызвала протестное движение ещё до её официального объявления. Цель реформы — сократить неэффективные расходы. Для этого объявлена реорганизация больниц, в результате которой многие клиники будут объединены, а некоторые ликвидированы. Соответственно, пройдут сокращения штатов медицинского персонала и возможная переквалификация многих медиков. Планируемые изменения коснуться практически всех регионов страны.

Среди лидеров по упразднению неэффективных койко-мест — Приморский край, Свердловская область, Татарстан и Волгоградская область.

По данным Счётной палаты, только за прошлый год в стране были закрыты 306 больниц и 76 поликлиник. Общее количество больничных коек сократилось на 35 тысяч, причём около половины из них были оптимизированы в сёлах — там, где врачей и так хронически не хватает.

Ещё весной по стране прокатилась волна акций протеста медработников. Первыми на улицу вышли врачи Санкт-Петербурга, где 15 апреля более 600 человек собрались на митинг. Они требовали повышения окладов и стимулирующих выплат, а также предлагали изменить метод расчёта средней зарплаты: учитывать доход одной ставки, а не одного человека. Самая громкая акция протеста завершилась меньше месяца назад в Уфе. Работники станции скорой помощи в сентябре объявили голодовку, в которой приняли участие в общей сложности 25 человек. В первые выходные дни ноября уже в Москве состоялась большая протестная акция.

Главным требованием митингующих стало приостановление массового сокращения медперсонала и закрытия больниц. Напрямую большинство из тех, кто пришёл на митинг, реформы не затронули, но действия властей, как говорят участники митинга, привели к тому, что в больницах сложился дефицит койко-мест, а многие опытные, высококвалифицированные работники оказались на грани увольнения.

«Оптимизация работы стационаров, которую сейчас проводит Департамент здравоохранения Москвы (ДЗМ), абсолютна необходима, — говорит главный невролог Москвы Алексей Бойко. — Это веление времени, система здравоохранение становится другой, мы живём в жёстких условиях одноканального финансирования по линии ОМС. У нас многие годы был приоритет развития стационаров над амбулаторной службой. После реализации программы модернизации здравоохранения существенно усилены возможности амбулаторных центров, они получали прекрасное оснащение и многие задачи, которые раньше решались только в стационарах полного дня, сейчас уже потенциально можно решать на уровне поликлиник, дневных стационаров, без госпитализации пациентов на койку полного дня. Так что стратегически эта реорганизация абсолютно обоснована. По тактике реализации этих задач могут быть разные мнения. Безусловно, необходимо укреплять всю амбулаторную службу квалифицированными кадрами, их надо готовить. Теперь вернёмся к МГЦРС. Московский городской центр рассеянного склероза (МГЦРС) был создан в 1998 г. в составе 11-й больницы. Это был первый центр РС в Российской Федерации. Он состоит из стационарного специализированного неврологического отделения для больных РС на 50 коек, дневного стационара на десять коек и — четырёх ставок врачей амбулаторной службы. Всего четырёх ставок! МГЦРС координирует научно-практическую работу по этому направлению не только в Москве, но и по всей стране, оказывается помощь пациентам с самыми сложными вариантами течения РС и другими аутоиммунными заболеваниями ЦНС. Такие специализированные центры работают по всему миру, мы знакомы с работой и сотрудничаем с подобными центрами в Милане, Барселоне, Дюссельдорфе, Копенгагене, Бостоне и др. Сейчас по модели МГЦРС по всей России уже создано 54 центра РС. Конечно, необходимо чтобы центр существовал, и специализированный приём мы продолжаем вести в 24-й больнице. Сейчас в ДЗМ обсуждаются вопросы не столько о закрытии центра, но и о его усилении базами в других клиниках, где работает кафедра, это 1-я градская больница, 12-я больница, где есть необходимые мощные приборы МРТ для диагностики и контроля за лечением РС и другое оснащение. Формат усиления этой работы в новых условиях оптимально обсуждать с участием и организаторов здравоохранения, и специалистов-неврологов, и обязательно пациентских организаций».

Со схожими проблемами, с серьёзным сопротивлением изменениям сталкиваются не только в России. К примеру, против реформы системы здравоохранения, которую в 2012 г. задумало британское правительство, выступили не только оппозиционные политики, но и врачи. По мнению противников реформы, перемены привели бы к постепенной приватизации системы здравоохранения, от чего пострадала бы масса простых британцев. Старение населения — одна из основных причин, заставивших британское правительство начать реформу системы здравоохранения. Верхняя палата британского парламента проголосовала против реформы национальной системы здравоохранения (NHS). План кабинета Дэвида Кэмерона касается перемен в NHS в Англии, где проживает 83% британцев (системы здравоохранения в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии подчинены местным автономным правительствам). В Британии, в отличие от многих других развитых стран, медицина не страховая, а государственная — бюджет министерства здравоохранения (который покрывает лишь Англию) составляет 160 млрд долл. в год (с учётом автономных регионов общая цифра составляет 200 млрд.). В целом на медицину в стране приходится 17% госрасходов — то есть чуть меньше, чем на пенсии (19%), но больше, чем на социальную помощь (15%), и заметно больше, чем на образование (12%) или оборону (6%).

Есть и более южный опыт. Реформа здравоохранения, которая лишает множество проживающих на территории Испании нелегальных эмигрантов медицинского обслуживания, была принята правительством страны с целью предотвращения так называемого медицинского туризма и мошенничеств с медицинской страховкой для нелегалов. Реформа должна сэкономить стране 1 млрд евро в год. Кроме того, предусмотрено предоставление срочной медицинской помощи нелегалам (по болезни или несчастному случаю), при родах (во время беременности и послеродового периода), а также несовершеннолетним детям. Испанское общество семейной медицины (semFyc), в которое входит более 22 тысяч врачей, решило протестовать против дискриминационных законов особым образом. Любой медик, который хочет вопреки указаниям властей продолжать выполнять свой врачебный долг и лечить своих пациентов — больных-нелегалов, может зарегистрироваться на веб-странице общества www.semfyc.es и заполнить особый формуляр с отказом от выполнения данного закона. Менее чем за месяц, прошедший с начала этой акции, 823 испанских врача выразили своё неповиновение властям на страничке Медицинского общества.

Разные страны, разные проблемы, но есть и общее — большинство разумных оппонентов реформ протестуют не против их объявленных целей вообще, а против избранной тактики. Британцы согласны, что пора бы избавиться от очередей на приёмы или операции, но не согласны на малейшее, пусть даже временное ущемление их права на бесплатную медицину, которому скоро уже исполнится 100 лет. Испанцы не горят любовью к приезжим мошенникам, но опасаются, чтобы под этим предлогом не отказали бы в помощи нормальным людям, пусть даже и «понаехавшим». Российские врачи, конечно, не против повышения эффективности работы клиник. Но есть опасения, что во главу угла реформы будут поставлены не показатели скорости и эффективности оказания медуслуг, а отчёты о закрытии тех или иных учреждений и экономии бюджетных денег.